Eurasian News Fairway

Иран: война неизбежна?

Иран: война неизбежна?
Сентябрь 26
13:26 2012


Кажется, никто не сомневается, что часовой механизм будущей войны против Ирана запущен и уже идет обратный отсчет времени, оставшегося до атаки на ядерные объекты исламской республики. Правда, до конца не уточнено: кто же будет играть заглавную роль в иранской драме — Израиль, США, США и Израиль или широкая антииранская коалиция. Мировая общественность уверена, что в набирающем силу конфликте Тегерана с его геополитическими оппонентами уже пройдена «точка невозврата».
Участники «Круглого стола»:
Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана
Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт
Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX — NET-ФАКС

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:
— Давайте зададимся вопросом: если в Сирии оказалось невозможным повторить ливийский сценарий, то почему против Тегерана реально разыграть жесткий иракский сценарий? Не вызывает сомнений, что главным действующим фигурантом вероятной военной кампании против Ирана будут Соединенные Штаты. Но гипотетическое ядерное оружие Тегерана, создаваемое за 10 тысяч километров от границ США — для них не самая большая «головная боль». США ставят целью взять под свой очень плотный контроль весь Большой Ближний Восток для того, чтобы уверенно доминировать над Китаем (о чем говорится все более откровенно) и над Россией, отношения с которой пока еще находятся в стадии зависшей «перезагрузки».
Первой фазой этого тотального контроля над евразийской «дугой нестабильности» должна быть ликвидация Ирана как самостоятельного геополитического игрока. Но сейчас не 2003 год, когда «стирали» с политической карты мира саддамовский Ирак. И, тем более, не 1999 год, когда НАТО «разбиралось» с Югославией.
Перед Вашингтоном, как ледяные торосы, нагромождаются не только военные, но и политические риски. Россия и Китай наложат вето на любую резолюцию, открывающую военный путь «разрешения» иранской проблемы. Да, ООН — безмерно слаба сегодня, но без ее одобрения даже не все страны НАТО рискнут принять участие в военной авантюре против Ирана.
Китай, чей бензобак на 15% заполнен иранской нефтью, удар по Ирану должен воспринять как удар по своим экономическим интересам, а именно он является крупнейшим кредитором США. Даже его частичный отказ от покупки американских облигаций может нанести колоссальный ущерб американской экономике.
Турция отказалась участвовать в военной кампании против Ирака и не будет ни плацдармом, ни фигурантом куда более опасной иранской авантюры. А есть еще ядерный Исламабад, крайне негативно воспринимающий военную операцию против Тегерана. Пакистан и так балансирует на грани военного переворота, а его армейские чины, особенно руководство всесильной армейской разведки, могут в любой момент наглухо закрыть южные ворота снабжения экспедиционного корпуса США в Афганистане. Что же, американцы будут еще и Пакистан «наказывать»? А если и раздраженная Москва, в свою очередь, откажет Вашингтону в афганском транзите через российский город Ульяновск, потому что иранская война похоронит все призрачные планы на сотрудничество с США по ЕвроПРО? Согласятся ли партнеры США по НАТО превратить свои войска в Афганистане в некий колоссальный «забытый полк»? Сегодня США очень трудно будет найти разумные ответы на эти вопросы при условии, что они не блефуют, нагнетая военную напряженность вокруг Ирана.

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:
— Иранский вопрос, или т. н. проблема Ирана, а, скорее всего, урана в Иране, уже длится не один год и создается впечатление, что Запад сам заинтересован в том, чтобы иранский правящий режим еще долго оставался «кувшином, куда надо метать кости».
Если говорить о вероятности осуществления военной операции Запада против Ирана, то тут, скорее, речь идет, максимум, о неких точечных ударах. Да и то, до сих пор непонятно каким образом в этом случае будет обеспечена безопасность Израиля, который первым попадет под руку в качестве мишени иранского силового ответа. Ни в коем случае не желаю хвалить иранские вооруженные силы или умалять израильские, но отмечу, что военный вариант развития событий, в первую очередь, не в интересах самого Запада.
Во-первых, Иран — это не арабские страны Магриба и Ближнего Востока, где действительно имеется хронический дефицит прав человека, деспотизм властей, избираемых «навечно», а также низкий уровень национально-политического самосознания «арабской улицы» (то бишь, электората).
Во вторых, в Иране создана относительно эффективная избирательная система, а также механизм контроля деятельности властей и группировок в политической элите. То есть, власти Ирана не хуже Запада владеют политическими избирательными технологиями, механизмом администрирования и управления народными массами. Иранское общество отличается от арабского своей структурой, идеологическими клише, и реакцией на политические катаклизмы в стране и вокруг нее. Традиции ведения политической игры имеют в Иране глубокие многовековые корни. Слабым местом Ирана является неумение решать национальный вопрос и защищать интересы неперсоязычных национальных меньшинств, которые в реальности являются большинством иранского общества. В первую очередь, речь идет об азербайджанском населении Ирана, составляющем около 30% всех граждан страны, в основном, компактно проживающих в провинциях Западный и Восточный Азербайджан, которые граничат с Азербайджанской Республикой.
Благодаря азербайджанскому фактору, в Иране удалось за прошедшие 100 лет, осуществить 4 успешные революции (в том числе революцию 1979 года), системно изменившие иранский путь развития. Но сегодня Запад не может предложить ничего, чтобы заинтересовало азербайджанское население Ирана, тем более, что азербайджанская элита является частью правящего класса Ирана и фактически руководит духовными институтами государства.
Что касается иных методов изменения или свержения существующего строя в Иране, то войсковая операция Запада против Ирана только сплотит иранское общество, которое в целом довольно прохладно относится к западной модели демократии и ее идеалам.
Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:
— Некоторые эксперты уверены в неизбежности сокрушительного удара по Ирану, потому что скоро у его берегов соберется 4 авианосных ударных группы ВМФ США. Такая же армада сконцентрировалась у берегов Ирака в канун операции «Иракская свобода» в 2003 году. Правда, многие почему-то забывают, что тогда у американцев и их союзников на границах с Ираком была собрана 200-тысячная наземная группировка, с которой нельзя сравнить американские части в зоне Залива и скованные в Афганистане войска НАТО.
Никто не сомневается в мощи американского флота. Но он находится в положении, еще описанным большим знатоком военного искусства римским императором Августом, т.е. похож на рыболова, который удит рыбу на золотой крючок: оторвись крючок — никакая добыча не возместит убытки. Американский народ не переизберет президента в случае серьезных потерь возможной войны, а они, безусловно, будут. Сам командующий 5-м флотом ВМС США Марк Фокс признал, что Тегеран способен нанести удар по силам США в регионе, «которые не являются неуязвимыми».
Аналитики сейчас вспоминают военные игры в Персидском заливе под кодовым названием Millennium Challenge 2002 (Вызов тысячелетия 2002), которые проводили американцы. Выяснилось, что даже после массированного нападения, Иран силами мобильных береговых ракетных батарей, противокорабельных ракетных комплексов и применением средств, управляемых «камикадзе», способен нанести шокирующий ответный удар. Его результатом явилось бы уничтожение 16 кораблей ВМФ США — авианосца, десяти крейсеров и пяти десантных кораблей с людскими потерями в 20 тысяч человек. А ведь с 2002 года вооруженные силы Ирана вышли на новый качественный и количественный уровень.
Речь ни в малейшей степени не идет военной победе Тегерана, а только о нанесении ущерба американскому флоту и частям, базирующемся на Ближнем Востоке. Но его последствия, которые на арабской и прочих «улицах» будут восприниматься как «победа исламского оружия», могут стать неожиданным политическим вызовом для США и их союзников. Цель любой войны — нанести противнику сокрушительное поражение, которое навсегда изменит или даже сведет на нет его геополитическую роль в современном мире. Что даст ракетно-бомбовый удар по Ирану? Затормозит иранскую ядерную программу? Но не более. Приведет к падению теократического режима в Иране? Ни в коем случае. Это невозможно без проведения масштабной кампании по иракскому сценарию. А к его кульминации США шли 12 лет — с 1991-го по 2003-й год. Для иранской кампании время еще не пришло, если вообще придет в относительно близкой перспективе.

Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX — NET-ФАКС:
— Никто не сомневается в существовании жесткого американского сценария в отношении Ирана, как, впрочем, и других политических игроков. Это естественно для страны, в зону стратегической ответственности которой включен весь мир. Но, если смысл начинать войну сейчас? Ресурс политического и экономического давления на Иран далеко не исчерпан. Насколько крепко затянута на горле Тегерана удавка нефтяных и финансовых санкций реально станет ясно только через год. А их еще можно и дальше наращивать. Сумеет ли Иран создать за это время ядерное оружие, готовое к боевому применению — даже не вопрос. Конечно, не сумет. Нас уже добрые 10 лет убеждают, что Тегеран стоит на пороге обладания собственной атомной бомбы. Да и известный доклад МАГАТЭ, составленный на основе разведданных противников Тегерана, мягко говоря, не впечатляет.
И так ли рвется в бой с иранским режимом обеспокоенный Израиль, как об этом говорят западные политики и СМИ? Кажется, с приходом «арабской весны», породившей новую ближневосточную реальность в лице окрепших и поймавших салафитский драйв монархий Залива, у Израиля появляются серьезные проблемы. Они еще принесут ему большую головную боль, чем грозная риторика Тегерана. Кстати, в тайных войнах с ним Израиль уже ведет с разгромным счетом.
Очевидно, что Ормузский пролив Иран перекрывать не будет и цены на нефть, в отличие от сырьевых спекулянтов, взвинтить не может. Тогда в чем же необходимость атаковать Иран весной или летом этого года?
Скорее всего, Западу выгодно какое-то локальное столкновение Тегерана с его арабскими соседями, которых он же вооружает ударными темпами и в беспрецедентных объемах. Это дало бы возможность проверить «кто есть кто» в плане боеготовности и политической решительности. Что говорить, сам Иран — сосед неудобный, амбициозный, нервный, мало предсказуемый. Но постсоветским республикам не стоит ввязываться в конфронтацию с ним. Запад — не покровитель и не помощник. Он не пришел на помощь Саакашвили в 2008 году, но дал повод своей пропагандистской машине обвинять Москву в «агрессии против маленькой Грузии». А история, как известно, обладает способностью повторятся. И не всегда, как утверждают диалектики, в виде фарса.
Так что, таймер обратного отсчета времени на войну против Ирана, может быть, и включен. Но если заряд у тебя в руках, его всегда можно переустановить или даже отключить.

net-fax-org

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.