Eurasian News Fairway

Абхазия и Кавказ: выбор Запада

Абхазия и Кавказ: выбор Запада
Август 09
12:00 2010

"Тонкое умение терять престиж.
Когда-нибудь оно спасет человеческую расу".

Это была любимая поговорка Ханса Бликса (Hans Blix), когда он возглавлял инспекционную комиссию ООН в Ираке. Он часто повторял ее, порой шепотом, пытаясь убедить Джорджа Буша и Тони Блэра отказаться от своих заявлений о том, что у Саддама Хусейна есть «оружие массового уничтожения».

Но они предпочли спасти свой престиж и, как очевидно покажет история, потерять Ирак, лишь бы не признавать свои ошибки. Сегодня есть и другие места в мире, где утрата престижа — вместе с отказом от плохой политики — может спасти немало представителей человеческой расы. Одно место —  Афганистан. Второе —  южный Кавказ.

Прошло два года с того момента, как в ночь с 7 на 8 августа грузины подвергли обстрелу столицу Южной Осетии Цхинвали, а русские в ответ ввели свои танки в Грузию. Споры по поводу того, «кто это начал», продолжаются до сих пор, но в них уже нет былой остроты. За пределами Грузии и России общее мнение сегодня таково: виноваты обе стороны. Решение грузинского президента Михаила Саакашвили о наступлении было до безумия провокационным. А русские, которые просто молились на то, чтобы такая провокация состоялась, повели себя непростительно, превратив возмездие в преступную международную агрессию. Но сейчас важнее другой вопрос: как навести порядок во всей этой неразберихе, оставшейся после войны.

Исчезающая возможность

А неразбериха эта уже затвердела, превратившись в железобетон противостояния. 5 июля 2010 года госсекретарь США Хиллари Клинтон снова приехала в Грузию, чтобы заверить ее в американской преданности, а также призвать русских прекратить «оккупацию двух сепаратистских грузинских регионов» (Южной Осетии и Абхазии). Такой позиции в защиту так называемой «территориальной целостности Грузии» США, НАТО и Европейский Союз придерживаются с момента окончания августовского конфликта 2008 года. Западные политики и журналисты до сих пор почти ежедневно как попугаи повторяют фразу «сепаратистские регионы». Чтобы публично отказаться от такой позиции, потребуется смело пойти на утрату престижа и «потерять лицо». А разговоры о «территориальной целостности» лживы, бесполезны и опасны.

Ни та, ни другая территория (а обе они имеют собственный этнический состав) не хотели быть частью Грузии, когда грузины в 1991 году провозгласили независимость. В последующие годы обе они вели жестокие войны против посягательств Грузии. Обе по сути дела независимы вот уже пятнадцать с лишним  лет, и нет никаких шансов на то, что правительство в Тбилиси установит там свою власть — разве что при помощи военной силы. А это, в свою очередь, станет причиной для нового, более масштабного и жестокого вторжения России в Грузию. Поэтому такой вариант просто исключен. Следовательно, все разговоры американцев и британцев о «восстановлении территориальной целостности Грузии» это полная ерунда. В лучшем случае, это лицемерие, а в худшем — самоубийственное невежество.

Но важны и различия, существующие между Южной Осетией и Абхазией. Южная Осетия, где проживает всего 70 000 человек, на самом деле никакой проблемы не представляет. Если бы ее народ получил право свободного выбора, он наверняка отказался бы от независимости и воссоединился со своими североосетинскими родственниками, живущими в Российской Федерации. У Абхазии, в отличие от нее, есть будущее. Численность населения там составляет 250 000 человек, это самая красивая часть черноморского побережья, обладающая богатым субтропическим сельским хозяйством. И что самое важное, ее народ по-настоящему хочет независимости. Он не намерен допускать завоевания своей территории грузинами. Для этого абхазы соглашаются на присутствие российских войск и боевых кораблей. Но в то же время, они не хотят превращаться в очередную захолустную российскую колонию. Они хотят, чтобы Абхазия была пусть маленьким, но свободным и процветающим черноморским государством с тесными связями с Европой.

Того же самого должен желать для Абхазии весь мир. Если «восстановление» грузинского правления это фантазия, то соответственно, необходимо предотвратить и окончательное попадание Абхазии под власть России. Возможность для этого пока не исчезла, но с каждый разом она сужается. Этой весной было подписано соглашение о создании постоянных российских военных баз в Очамчире и Гудауте. Российские государственные железные дороги взяли под свой контроль ветку от границы рядом с Сочи до курортного города Гагра. А сейчас в Абхазии находится российская торговая делегация, обсуждающая вопросы «совместного» экономического развития.

У Запада возникает неотложная потребность наладить прямые контакты с Абхазией — экономические, социальные, культурные — и получить доступ к абхазским портам. Более десяти лет после войны за независимость 1992–93 годов Абхазия жила в условиях удушающей международной блокады, в которой ведущую роль играла Россия. После того как Россия в августе 2008 года официально признала абхазскую независимость, эта маленькая страна на бумаге имеет право самостоятельно налаживать контакты с внешним миром. Пока она этого не делает: отчасти из-за яростного противодействия Грузии, а отчасти из-за того, что абхазское правительство проявляет прискорбную нервозность, опасаясь сделать хоть что-то, что может вызвать недовольство у ее защитницы России.

Турция, которая сегодня стремится проводить новую внешнюю политику, недавно начала налаживать «неофициальные» отношения с Абхазией, что может привести к снижению зависимости Сухуми от Москвы. С 19-го века в Турции живет большая абхазская диаспора, и часть ее предприимчивых членов начала делать инвестиции и даже селиться на «старой родине». Европейскому Союзу, не обращая внимания на протесты Грузии, следует начать скромную программу по налаживанию контактов — в сфере охраны окружающей среды, здравоохранения, театральной деятельности, образования. Это поможет Абхазии выйти из изоляции. Мудрый швед Петер Семнеби (Peter Semneby), являющийся спецпредставителем Евросоюза на южном Кавказе, говорит о «взаимодействии без признания».

Пути выхода

Политику пора менять. Во-первых, даже в самой Грузии усиливается понимание того, что эти территории вернуть невозможно. Правительство Михаила Саакашвили по-прежнему абсолютно непреклонно. Но его умеренные оппоненты, такие как Ираклий Аласания, который в 2008 году вел с абхазами переговоры, говорит о том, что проблемы можно решать путем прямых переговоров, и что «цель абхазской стороны также заключается в создании условий для долговременной стабильности». А как пишет на страницах Opendemocracy Дональд Рейфилд (Donald Rayfield), интересы Грузии трансформировались, и теперь от жертвенного позирования она переходит в возбужденно-радостное состояние от экономических преобразований и зарабатывания денег.

Во-вторых, поскольку Запад не признает эти территории, но проводит курс на вялую поддержку «самопровозглашенных регионов», он тем самым оказывает Грузии плохую услугу. Страна, которая выдвигает неисполнимые территориальные претензии и тем самым просто выводит из себя соседей, оказалась в ловушке. Она находится в зависимости от влиятельных союзников, которым в один прекрасный день все ее претензии могут просто надоесть, и тогда они оставят своего клиента в одиночестве.

Бесплодные переговоры продолжаются в замедленном темпе. В Женеве только что прошло 12-е заседание с обсуждением вопроса «о безопасности и стабильности в Закавказье». Абхазы хотят заключить всестороннее соглашение с отказом от применения силы. Грузины, пытаясь игнорировать абхазов как непризнанных нелюдей, говорят, что соглашение будут подписывать только с Россией. Русские вполне разумно предлагают, чтобы соглашение подписывали все, но в одностороннем порядке, и не друг с другом, а с международными институтами, такими как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. И все стоит на месте.

Похоже, что все завязли в засохшей грязи своих излишне эмоциональных взглядов и оценок двухлетней давности. А между тем, любой посторонний человек может показать пути выхода из этой ситуации. Америка, которой очень хочется перезагрузить отношения с Россией, прекращает свою поддержку разглагольствований Саакашвили и убеждает Грузию признать неотвратимую реальность. Евросоюз начинает программу контактов с Абхазией на уровне «недопризнания» и останавливает ее поглощение Россией. Грузия следует примеру ЕС и возобновляет торговые и культурные связи с Абхазией, а также транспортное сообщение. Часть грузинских и менгрельских беженцев, покинувших Абхазию в 1993 году, начинает возвращаться при условии, что они признают ее независимость и принимают ее гражданство. Абхазия привыкает к тому, что этих людей следует считать согражданами, а не вредителями и подрывными элементами.

И что в итоге? Теплые, даже близкие взаимоотношения между двумя независимыми государствами на юге Кавказа — большим и маленьким. Возможно, даже особые взаимоотношения, поскольку, как бы то ни было, а между ними много общего. А нужно для этого только одно — тонкое умение терять престиж. Но на Кавказе этому ремеслу не учат.

Материал: InoSmi.ru
Оригинал публикации: Abkhazia and the Caucasus: the west’s choice
Опубликовано: 06/08/2010 08:51

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.