Eurasian News Fairway

В защиту Есенина

В защиту Есенина
Январь 01
12:00 2006

Не так давно в программе «Постскриптум» на ТВЦ ведущий Алексей Пушков пригласил бывшую балерину Большого театра Анастасию Волочкову в качестве арбитра для выяснения сущности бывшего министра культуры Швыдкого и руководителя Большого театра.

Явление показательное, ибо уж кто-кто, а Волочкова на роль арбитра вряд ли сгодится. В профессиональном плане ее в пермский театр и в кордебалет не взяли бы. Так, «раскрученная» шоу-дива, не более. Так что Большой театр — это одно, а Волочкова — это другое. Точно так же Швыдкой и руководитель театра — это одно, а Большой театр — это другое, не нужно путать. И кому какое дело, собственно, в каких отношениях состоят Швыдкой с Волочковой.

Но, возможно, главной темой передачи стало обсуждение реакции на телесериал 1-го телеканала, посвященный Есенину. Пушков, приводя в пример негативную публикацию какой-то «критикессы» в «Известиях», обрушился на «пролеткультовских шавок». Они, по мысли Пушкова, и раньше ненавидели Есенина и до сегодняшнего дня дожили. «Критикесса», в частности, писала, что Есенин был пьянью хронической, «удавился» в гостинице «Англетер», а его поклонники исполняют его стихи под музыку обязательно гнусавыми голосами. Кстати, в ответ одна из родственниц Есенина пригрозила в «Постскриптуме» всем врагам поэта божьей карой: «Все, что выступал против него, кончили плохо!..»

По версии телесериала Есенина постоянно преследовали и, в конце концов, убили сотрудники ОГПУ. Фон убийства — интриги и «разборки» между Сталиным и Троцким, повод убийства — телеграмма, якобы посланная Троцким Николаю II с какими-то поздравлениями. Пушков, в подтверждение версии, предложил ко вниманию телезрителей «собственное расследование». Точнее, просто-напросто фильм Воронежской телестудии о Есенине, в котором «доказывается», что Есенин вовсе не повесился, а был убит.

Здесь снова стоит отделить котлеты от мух.

Во-первых, авторам сериала, режиссерам и актерам не стоит воспринимать персонажей двадцатых годов так, как устроены они сами. Например, актер Безруков, играющий Есенина, изображает наглого алкоголика с поведением, достойным современной богемы театрального вуза, пропившейся, обкуренной, но до пены изо рта любящей родину в момент съемок.

Точно так же нелепо думать, что большевики в те годы были заняты исключительно собственным положением в партийной иерархии, всевозможными интригами, которыми обеспокоен сегодняшний московский политический и околополитический бомонд. Скажем, какое дело было Троцкому до какой-то телеграммы царю, если он о Ленине писал такое, за что в 30-е непременно поставили бы к стенке? Не читали его подборку статьей в книге «К истории русской революции», где он откровенно ругает вождя мирового пролетариата?

По мотивам одного единственного эпизода из одного рассказа Довлатова со значительными искажениями создан целый фильм, где уголовники в спектакле играют большевиков, а затем устраивают побег. Ибо актеры так и воспринимают большевиков, как ныне устроен бизнес и, в частности, бизнес театра и кино — это уголовный бизнес…

Во-вторых, какое дело было Есенину до «Пролеткульта», если Ленин писал об идеологии этой организации как «теоретически неверной и практически вредной». Неужели кто-то всерьез считает, что Троцкий, в виду собственных неурядиц, мог дать указание кого-либо невинного истребить?

Уверяю, в то время к поэтам, вообще людям искусства, относились вовсе не с таким вниманием, как того хотели бы современные представители искусства… Во всяком случае, не носились с ними, как с писаной торбой и не боялись их, как этого хотелось бы современным представителям «искусства»… Например, Ленин откровенно заявлял, что ничего не понимает в абстрактном искусстве, посему не может давать ему оценки. Правда, Достоевскому оценку все же дал: архискверный Достоевский. И тут же подписал проект памятника Достоевскому.

Между прочим, «Пролеткульт», несмотря на оценку, данную Лениным, просуществовал до 1932 года, а одним из его идеологов был противник Ленина, ученый А. Богданов… К идеологии же «Пролеткульта» относится, в частности, отрицание культурного наследия. Не так ли в наши школьные учебники втискивают вместо книг Достоевского единственную книжку Приставкина и т.п.? Ничего не напоминает? Например, статью Ленина «Политическая организация и политическая литература»?

Во-вторых, фильм не является расследованием, поскольку неверсифицирован. Т.е. никто ничего не может проверить.

В-третьих, в фильме ни слова не говорится, что если и убили Есенина, то это были чекисты.

В постперестроечной России вообще нет доверия человеку искусства, слишком быстро перестроился средний художник. Еще вчера ретиво участвовал в фильмах, спектаклях, восхваляющих большевизм, сегодня не менее рьяно расшибает лоб в обливании большевизма грязью. Еще в «советское» время всегда чувствовалась фальшь многих «раскрученных» кумиров публики. Перестройка обнажила эту фальшь, сделала ее явной.

Так, недавно творческий бомонд во главе с Лолитой оправдывал сериал «Московская сага» о периоде правления Сталина. Поскольку сериал явно провалился, возникла срочная необходимость в «ток-шоу», в котором недовольным зрителям объяснили бы, что сериал на самом деле хорош. В роли противника сериала выступал тренер Гомельский, который своими глазами видел Сталина. По его мнению, «Сталин не похож на себя, нет впечатления ужаса» и т.д.

Кто ему возражает? Виталий Соломин, эволюционировавший от «Адъютанта его превосходительства» к осуждальцу тоталитаризма. Соломин «опроверг» Гомельского: « кто сказал, что тиран должен выглядеть ужасным?»

Здесь подмена. Соломин путает. Одно дело, выглядеть ужасным, как Урфин Джюс или Карабас Барабас. Другое дело -внушать ужас. Причем этот момент уж кто-кто, а выучившиеся в вузе актеры должны знать лучше кого-либо. Следовательно, Соломин сознательно путает, оправдывая сериал, в котором сам участвовал и получил за это хорошие деньги. По сути же в бесконечно затянутом сериале нет ничего, кроме хороших гардеробов для актеров. Что само по себе вызывает чувство не то, чтобы неловкости, но нереальности происходящего…

В принципе, сегодня для того, чтобы стать актером, нужно немного. Во-первых, нужно накачать мускулы в фитнесс-центре. Во-вторых, научиться орать, визжать, верещать, пищать, раскрывая широко рот или глаза. В-третьих, научиться ужимкам. Ужимка страха. Ужимка ужаса. Ужимка горя. Ужимка неловкости. Ужимка любви. Ужимка сострадания. Набор ужимок вполне ограничен, как набор отрепетированных движений бровями какой-то индийской танцовщицы.

Чтобы изобразить крайнее сострадание, например, при виде убитых родственников, есть стандартный способ — поблевать (взято из французского фильма «Старое ружье» на вооружение Голливудом и используется с поводом и без повода; куда там Серов с его «Безутешным горем»!).

Все! Вы готовы работать на сцене. Вовсе не нужно учить текст и произносить его без запинок. Вообще не нужен текст, близкий к сценарию. Можно говорить в сторону, что-то невнятное, под сурдинку, ближайшему соседу, как это делает «актер» Домогаров. Слова можно коверкать как угодно, искажать русский язык как угодно. Уж если актер, произносящий тексты князя Мышкина в фильме «Идиот» (в постановке В.Бортко) в недавнем интервью дважды повторил: «Ничё… ничё не понятно…». Тот же актер откровенно завалил роль в фильме «В августе 44-го» по причине абсолютной пустоты характера…

Веры нет те только актерам, но и современным историкам. Они за исторические факты выдают ВСЮ агитацию и пропаганду верхов в отношении большевиков, ВСЮ агитацию и пропаганду США в отношении СССР. И в этом деле не может быть никаких ограничений! Бумага и пленка все стерпят.

Так, в году примерно 1986 году доводилось читать нелегальный в то время журнал «Посев», издававшийся за рубежом Народно-трудовым Союзом (НТС). На одном из фото под пакетами с табличками «иприт, синильная кислота», «фосген, дифосген», «зарин, зоман, ви-газы» стояла подпись: «Вот такие вещества стоят на вооружении советской армии». На самом же деле СССР к тому времени подписал конвенцию о неприменении химического оружия (в отличие от США, которые его применяли во Вьетнаме). На фото же были изображены пакеты с индикаторами ядовитых веществ. Любой отслуживший в армии, с первого взгляда понял бы подвох…

Это лишь малый пример из серии легенд о большевиках и СССР. К ней относятся мифы о том, что Сталин был агентом царской охранки, что Ленин брал деньги у кайзера и т.п. Не все, конечно, легенды были мифами, но — в частности. Так, не было легендой отсутствие Советской власти в Советском Союзе, об этом в нелегальном (опять-таки в то время) «Континенте» писал Рой Медведев. Что же касается легенды о Есенине, линия здесь прослеживалась и прослеживается весьма четко. А именно.

1. Литературу и писателей с поэтами надобно сделать богобоязненной. Это стандарт. Был писатель набожным, не был — сделаем!

2. Литературу надобно сделать антибольшевистской, пусть автор и умер задолго до их появления. Сделаем так, что он предвидел грядущего хама.

По этому поводу, имея в виду литературу, поэтесса Юнна Мориц в 1991-м году высказалась в «Литературной газете»: «Лежит милая в гробу, я пристроился — гребу, нравится, не нравится — терпи, моя красавица!»

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.