Eurasian News Fairway

Что обеспокоило Сакартвело на этот раз?

Что обеспокоило Сакартвело на этот раз?
Октябрь 23
14:00 2014

Итак, стабилизировавшиеся, казалось бы, отношения между Россией и Республикой Грузия вновь подвергаются испытанию на прочность. Точнее – на их (при всей, казалось бы, «миролюбивости» нынешнего грузинского руководства) НЕпрочность. Поскольку официальный Тбилиси никогда и не думал отказываться от идеи возвращения в лоно Сакартвело отсоединившихся Абхазии и Южной Осетии (согласно грузинской топонимике – Цхинвальский район). И никогда, кстати, этого не скрывал.

На сей раз детонатором праведного возмущения кабинета премьер-министра Ираклия Гарибашвили и второго лица страны (Грузия – парламентская республика) президента Георгия Маргвелашвили стало начало рассмотрения парламентом Абхазии проекта договора с Россией «О сотрудничестве и интеграции». (Документ поcтупил в законодательный орган молодой независимой республики 13 октября по обычным дипломатическим каналам.)

Что же так встревожило власть предержащих в солнечной Грузии?

Начнём с того, что, начиная с 26 августа 2008 года (признание Россией независимости Государства Абхазия), и до настоящего времени военно-политическая компонента российско-абхазских отношений строилась на подписанном ещё в 2008 году т.н. «большом Договоре между Россией и Абхазией» и нескольких разноплановых двухсторонних соглашениях о военно-техническом сотрудничестве.

Подчеркнём: соглашениях, не предусматривавших открытым текстом защиту Москвой Абхазии в случае агрессии извне.

В нынешнем же случае ситуация кардинально меняется: в пятой статье договора «О сотрудничестве и интеграции» черным по белому прописано «создание объединенной группировки войск Вооруженных сил (ВС) России и Абхазии для отражения агрессии (вооруженного нападения)», «общей оборонной инфраструктуры», а также «осуществление совместных действий по охране государственной границы Абхазии».

Но, пожалуй, самое главное – что и привело Тбилиси в неистовство! – состоит в следующем (цитата):

«Если одна из сторон подвергнется агрессии (вооруженному нападению) со стороны какого-либо государства или группы государств, то это будет рассматриваться как агрессия (вооруженное нападение) также против другой стороны (России – авт.)».

Таким образом, в случае любого нападения на Абхазию агрессор уже будет иметь дело (что называется – открытым текстом) не с абхазской малочисленной армией, а вооруженными силами всей Российской Федерации. Что в корне меняет ситуацию…

Разумеется, команда Гарибашвили-Маргвелашвили и без этого документального закрепления (вполне конкретного) военно-политических отношений Москвы и Сухуми не сомневалась в готовности РФ прийти на выручку своему южному соседу. В чём «на собственной шкуре» убедилась в августе 2008 года в случае с Южной Осетией.

54160741_62

Потому в политическом истеблишменте Грузии ранее не вызывали панических настроений ни поставки Россией абхазскому партнёру военной техники и амуниции, ни создание в Очамчире военно-морской базы Черноморского флота ВМС РФ, ни иные формы российско-абхазского военно-технического взаимодействия.

Справка

Решение о создании в абхазском порту Очамчира пункта базирования боевых кораблей Черноморского флота было официально озвучено Главным штабом ВМФ России (и подтверждено тогдашним президентом Абхазии Сергеем Багапшем) 26 января 2009 года.
Данный пункт базирования (читай – база) включает в себя береговую инфраструктуру для техобслуживания и ремонта кораблей, обеспечения охраны порта, швартовки больших и малых десантных кораблей, катеров и морских тральщиков.

1372274559_flot2

Однако на этот раз «благотерпение» гордого Тбилиси, что называется, лопнуло: министр обороны Грузии Ираклий Аласания, подытоживая 17 октября заседание Совета безопасности и управления кризисами, пообещал, что грузинская сторона ответит «агрессивными внешнеполитическими шагами» на подписание нового договора о сотрудничестве между Россией и Абхазией:

«Мы начнем делать очень агрессивные внешнеполитические шаги», – заявил Аласания, уточнив, что подразумевает под этим активность Грузии на внешней арене, а также заявив, что план этой самой «политической активности» будет разработан до 20 ноября.

Грузинский же парламент со своей стороны принял в тот же день заявление «В связи с попыткой аннексии Абхазии со стороны Российской Федерации», согласно которому «… парламент Грузии поддерживает правительство Грузии в том, чтобы ситуация на оккупированных территориях (Абхазия и Южная Осетия – авт.) стала приоритетной в отношениях Грузии и России, их стран-партнеров и на международных форумах безопасности».

Сам же президент Маргвелашвили заявил: «Для планирования скоординированных шагов с целью организации обороны страны в ухудшившейся военно-политической обстановке созываю национальный Совет безопасности 28 октября…».

Напомним

МИД Грузии выступал с резкой критикой проекта договора России с Абхазией ещё до его поступления в абахазский парламент, заявляя, что это соглашение «создаст серьезную угрозу процессу нормализации грузино-российских отношений», и что «его реализация будет расценена как шаг в сторону аннексии Абхазии с соответствующими международно-правовыми последствиями…».

(Вполне возможно, что одним из этих самых «очень агрессивных внешнеполитических шагов» станет, как заявил в тот же день г-н Аласания в интервью ТВ «Имеди», создание в Грузии уже к концу 2015 года «специализированного центра НАТО». Договорённость об этом, по словам министра, была достигнута странами Североатлантического блока ещё в ходе сентябрьского саммита альянса в Уэльсе.)

Ну что ж, гордых сынов древнего Сакартвело можно – и даже нужно! – понять: подобный «военно-политический» разворот в российско-абхазских межгосударственных отношениях не только сводит на нет все былые (и без того призрачные) надежды Тбилиси на возврат «мятежных территорий», но и даёт предельно чёткий сигнал международному сообществу: отныне безопасность Абхазии – сиречь безопасность России.

Как верно сформулировал главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, новый договор между Москвой и Сухуми «позволит обеспечить стабильность и предсказуемость в регионе»:

«Теперь Грузия при любом варианте развития ситуации не сможет пересмотреть государственный статус Абхазии путем военных провокаций и агрессии, так как она в этом случае будет иметь дело не просто с абхазской армией, но и с вооруженными силами Российской Федерации».

3e626fb9703334425c3a19457369e348ea5d354a

Эксперт особо подчеркнул: необходимость строительства российско-абхазских коллективных сил обороны заключается в том, чтобы «дать Сухуми дополнительные гарантии безопасности за счёт создания совместных условий для использования и применения военных средств и сил в случае, если кто-то попытается пересмотреть существующий государственный статус Абхазии».

Так что грузинскому руководству и его заокеанским «кураторам» придётся впредь считаться с новыми российско-абхазскими реалиями. Особенно с учётом недавнего публичного заявления президента Обамы о том, что «Соединённые Штаты никогда не вступят с Россией в открытый военный конфликт» …

Post Scriptum

Тбилиси разорвал дипломатические отношения Россией после признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 года. Представители нового правительства Грузии, пришедшие к власти 01.10.2012 по итогам парламентских выборов, назвали одним из главных приоритетов внешней политики страны «нормализацию отношений с Российской Федерацией».

Об авторе

Гилаури Вахтанг

Гилаури Вахтанг

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.