Eurasian News Fairway

Ирано-российские отношения: от осторожного соседства к вынужденному альянсу

Ирано-российские отношения: от осторожного соседства к вынужденному альянсу
Март 23
06:24 2017

Ставшее в последнее время расхожим представление о тесной дружбе между Ираном и Россией в исторической перспективе является относительно новым концептом. Еще в недавнем прошлом отношения между двумя государствами были не просто далеки от дружеских, а зачастую приближались к крайне опасной черте открытой враждебности, как, например, во время кризиса в Южном Азербайджане в 1946-1947 гг.

В период правления шаха Мохаммеда Резы Пехлеви Иран находился в орбите влияния США, что в условиях биполярного противостояния автоматически делало его потенциальным противником СССР. Антишахская революция 1979 г. хотя и прошла под антиамериканскими настроениями, в целом была контрсистемным явлением, потому антисоветская риторика была не менее важной ее составляющей.

Опыт ирано-советских отношений в первые годы Исламской Республики также был преимущественно негативным. Советский Союз («малый шайтан») неоднократно подвергался критике нового иранского руководства как за его действия в Афганистане, так и за его позицию во время ирано-иракской войны.

Потепление в ирано-советских отношениях началось только после смерти лидера исламской революции имама Хомейни в 1989 г. Предложенная им модель государственного развития, подразумевавшая следование собственному особому религиозному пути как во внутренней, так и внешней политике, была излишне догматичной и слабо вписывалась в реалии международной повестки дня.

В одиночку Иран был не только не в состоянии хотя бы каким-то образом повлиять на систему международных отношений, но и провести хотя бы собственную экономическую модернизацию. Поэтому одним из важнейших направлений деятельности обновленного руководства страны в лице рахбара Али Хаменеи и президента Хашеми Рафсанджани стало обновление внешнеполитического курса, которое подразумевало усиление дипломатической активности и реабилитацию международного имиджа ИРИ.

Несмотря на произошедшие в Иране перемены, США и европейские страны продолжали относится к нему с большой долей недоверия. Если европейцы, в особенности Германия, Франция и Италия, были готовы к возобновлению диалога, то Вашингтон не желал усиления позиций ИРИ как в глобальном, так и региональном измерении, и сдерживал своих европейских партнеров. Тогда Иран был вынужден рассмотреть другие направления внешней политики, одним из важнейших среди которых было северное, где находился его могучий сосед СССР[1].

Хотя состоявшийся в июне 1989 г. визит делегации ИРИ во главе с Х. Рафсанджани прошел под эгидой системного обновления советско-иранских отношений и завершился довольно успешно, сближение Ирана с СССР, а в последствие с Российской Федерацией, происходило медленно и непоследовательно. Во многом это было обусловлено сложностью ситуации, образовавшейся после распада СССР. Новое российское руководство занималось поиском оптимального курса развития страны, потому его внешнеполитический курс, в том числе по отношению к ИРИ, колебался.

Так, весьма выгодное обеим сторонам сотрудничество в сфере торговли вооружениями и ядерных технологий омрачалось противоречиями в каспийском вопросе и последствиями некоторых аспектов российско-американского диалога, таких, как, например, деятельность комиссии «Гора-Черномырдина»[2].

Важнейшие перемены для ирано-российского диалога пришлись на середину 2000-х гг., когда в российской внешней политике окончательно возобладал вектор на многополярное развитие мира. С этого момента основные цели Москвы и Тегерана на международной арене, а именно преодоление однополярного, вестернизированного миропорядка и замена его на новую плюралистическую модель, в которой Россия и Иран, как великие цивилизации, играли бы более заметную роль, совпали.

Поэтому несмотря на сохранение некоторой непоследовательности в отношениях в основном из-за переменчивой позиции России по иранской ядерной программе и спора, возникшего вокруг поставок российских зенитно-ракетных комплексов С-300, им был предан мощный позитивный импульс[3].

По-настоящему интенсивное сближение между Москвой и Тегераном началось после активного включения России в проблематику ближневосточного региона в 2013 г., когда она, во-первых, сыграла ключевую роль в решении иранской ядерной проблемы, и во-вторых, предложила план по урегулированию сирийского конфликта.

Возвращение России в большую игру на Ближнем Востоке стало большим сюрпризом для мирового сообщества и в первую очередь для самого Ирана. Одна из основных задач иранской внешней политики заключается в том, чтобы стать региональным гегемоном. Уже не первое десятилетие Иран активно соперничает с другими претендентами на эту роль, в частности, с Саудовской Аравией и Израилем.

Появление же нового мощного конкурента в лице России, которая вдобавок ко всему поддерживает теплые отношения с основным идеологическим противником Ирана Израилем, не могло не озадачить иранское руководство.

Однако выбор Россией момента и степени вовлеченности в конфликт оказался крайне удачным, а потому подключение Москвы к урегулированию сирийского гражданского конфликта не отдалило, а сблизило ее с Тегераном. Прежде всего Россия открыто выступила на стороне президента Башара Асада. Построенный им режим выгоден Ирану не только потому что он является его экономическим и политическим партнером или потому что через Сирию Тегеран поддерживает отношения с Хизбаллой в Ливане, но еще и потому, что ему важно сохранить сирийскую модель государственного устройства, в которой немногочисленная шиитская прослойка доминирует над суннитским большинством.

Выживание режима Асада станет важной идеологической победой шиитского Ирана, стремящегося распространить свое влияние на преимущественно суннитском Ближнем Востоке[4].

Начало российской военной операции в Сирии активизировало военно-политические контакты Москвы и Тегерана. В сентябре 2015 г. Россия, Иран, а также Сирия и Ирак сформировали коалицию с целью сотрудничества и координации усилий для борьбы с террористическими группировками, в первую очередь ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация), в зоне сирийского конфликта.

За довольно короткий срок коалиция добилась немалых успехов и сдвинула с мертвой точки ту патовую ситуацию, которая существовала на момент начала ее деятельности, когда ни одна из противостоящих друг другу сторон не могла в полной мере переломить ход боевых действий в свою пользу.

Режим Б. Асада был укреплен, расширена территория, контролируемая сирийским правительством, в частности был восстановлен контроль над Пальмирой. В январе 2017 г. при посредничестве России, Ирана и Турции в Астане начались мирные переговоры между сирийским правительством и представителями оппозиции[5].

Параллельно с военными успехами коалиции на сирийском театре военных действий усиливались экономические связи России и Ирана. Москва и Тегеран заключили целый ряд соглашений о сотрудничестве в сфере железнодорожного строительства, энергетики, сельского хозяйства, химической промышленности. К маю 2016 г. торговый оборот между странами вырос на 71 % и достиг уровня 855 млн. долларов.

Было объявлено о заключении между Москвой и Тегераном военных контрактов суммой на 8 млрд. долларов. Наконец, после долгих переговоров и урегулирования всех юридических коллизий началась поставка российских комплексов С-300 в Иран[6].

При этом стоит отметить, что при всех позитивных следствиях российского участия в сирийском конфликте, и позитивных сдвигах в двустороннем диалоге, отношение Ирана к России более чем осторожное. Дело в том, что по мере развития Россией успехов в Сирии, серьезно укрепляется зависимость Тегерана от Москвы.

В случае ее выхода по тем или иным причинам из конфликта, Иран останется один на один с многократно превышающими его возможности силами Турции, Саудовской Аравии, Катара, США и Израиля, поддерживающими антиасадовские силы. Это будет означать не просто провал сирийского направления внешней политики, но и в целом серьезно пошатнет позиции Тегерана на Ближнем Востоке.

Кроме того, Россия неоднократно делала сигналы американскому правительству о готовности вести переговоры по сирийскому вопросу с целью ослабления санкционного давления, вероятность которых после победы на выборах в США Д. Трампа высока.

Перспективы же американо-иранских отношений при новой администрации в Белом доме более чем туманны, хотя реформаторская часть иранской элиты открыто поддерживает идею восстановления отношений с США и в особенности с Европой[7].

России стоит хорошенько обдумать, как ей распорядится своими достижениями в сирийском конфликте и стоит ли использовать нынешнее положение для сделки с США. Пожалуй, впервые, с середины XX в. Россия нашла столь близкого по целям и задачам внешней политики партнера, как Иран.

Даже если во многом сложившийся между Россией и Ираном альянс является вынужденным, с каждым днем обеим сторонам открываются все новые перспективы сотрудничества. Москву и Тегеран объединяет не только общность интересов на Ближнем Востоке, но и на Кавказе, в Каспийском регионе, в Центральной Азии и, наконец, в рамках евразийской интеграции.

В условиях неопределенности отношений с США и странами Европы восточное направление политики может стать не декларативным, а фактической альтернативой как для Тегерана, так и для Москвы. Главное, что им предстоит сделать, это найти точки соприкосновения и пути перехода от вынужденного тактического альянса к долгосрочному стратегическому союзу.

И именно сближение позиций наших стран в региональном измерении, где имеется существенный, долгосрочный взаимный интерес, может стать основой для данного перехода.

Иван Сидоров, кандидат исторических наук


[1] Кулагина Л.М. Основные направления внешней политики ИРИ на современном этапе // Ближний Восток и современность. 1996. № 2. С. 172-174.

[2] Lalevee T. Iran’s Rafsanjani is going to Moscow // Executive Intelligence Review. Vol. 16. 1989. № 21. P. 42.; Алиев С.М. История Ирана. XX в. М.: ИВ РАН, Крафт+, 2004. С. 530-533.

[3] Milani A. Russia and Iran: An Anti-Western Alliance? // Current History. Vol. 106. 2007. № 702. Pp. 331-332.

[4] Milani M. Iran and Russia’s Uncomfortable Alliance // Foreign Affairs. August 31, 2016. URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/iran/2016-08-31/iran-and-russias-uncomfortable-alliance

[5] Habibi N., Qarawee H. Russian cooperation with Iran and Iraq has broader consequences than saving Assad // The Conversation. October 15, 2015. URL: https://theconversation.com/russian-cooperation-with-iran-and-iraq-has-broader-consequences-than-saving-assad-49164

[6] Сажин В. Стратегическое партнерство России и Ирана на новом этапе: что мы можем предложить друг другу? / Партнерство России и Ирана: текущее состояние и перспективы развития. М.: РСМД, 2017. С. 22; Ghoshal D. Iran-Russia Relations Post Nuclear Deal // Forbes. October 5, 2016. URL: https://www.forbes.com/sites/realspin/2016/10/05/iran-russia-relations-post-nuclear-deal/#43af73b9ad77; Roth A. Iran announces delivery of Russian S-300 missile defense system // The Washington Post. May 10? 2016. URL: https://www.washingtonpost.com/world/iran-announces-delivery-of-russian-s-300-missile-defense-system/2016/05/10/944afa2e-16ae-11e6-971a-dadf9ab18869_story.html?utm_term=.7bb1dbf650e2

[7] Teper Y., Course D. Russian-Iranian Relations in 2016: Partners of Convenience // Kenan Institute. October 17, 2016. URL: http://www.kennan-russiafile.org/2016/10/17/russian-iranian-relations-in-2016-partners-of-convenience/

Военно-политическая аналитика

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

7 комментариев

  1. Глуши мотор!
    Глуши мотор! Март 23, 13:25

    эта бадяга на многие годы в неопределенности зависнет (((((((((((

    Ответить
    • Ростан, Казань
      Ростан, Казань Март 23, 15:57

      Трудно не согласиться.

      Ответить
    • Гогия
      Гогия Март 27, 14:42

      на фото поза иранского лидера (откинулся назад и опустил глаза) создает впечатление отстраненности и настороженности ((

      Ответить
  2. Ростан, Казань
    Ростан, Казань Март 23, 15:56

    Да, иметь в надёжных партнёрах Исламскую Республику Иран было бы очень здорово. И для России, и для самого Ирана.

    Ответить
    • Хохлопас со стажем
      Хохлопас со стажем Март 28, 07:26

      Да, здорово. Но на перспективу — совершенно нереально. Запад и США просто этого не допустят любыми способами.

      Ответить
  3. Гогия
    Гогия Март 27, 14:40

    вот на предмет т.н. вынужденности этого альянса можно еще поспорить (( россия и иран имеют реальные взаимные интересы )))

    Ответить
  4. Хохлопас со стажем
    Хохлопас со стажем Март 28, 07:25

    Агрессивные иранский аятоллы никогда не будут по настоящему сотрудничать со светской Россией. И это нельзя забывать!

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.