Eurasian News Fairway

Путин в Тегеране сделал шах США

Путин в Тегеране сделал шах США
Ноябрь 02
12:23 2017

Как меняет визит российского лидера ситуацию на Ближнем Востоке

В среду, 1 ноября, президент РФ Владимир Путин прилетел в Тегеран, где встретился с президентами Ирана и Азербайджана — Хасаном Роухани и Ильхамом Алиевым.

Во дворце Саадабад, перед началом встречи в узком составе, Путин поблагодарил Роухани за ее организацию. «Нам очень приятно, что помимо двусторонних отношений, наши две страны играют важную роль в обеспечении мира и стабильности в регионе», — сказал, в свою очередь, президент Ирана.

Одной из тем переговоров с иранским руководством стало торгово-экономическое сотрудничество. Итог встречи лидеров России и Ирана — меморандум о развитии иранской энергетики, в рамках которого «Газпром» приступит к строительству газопровода в Индию протяженностью 1,2 тыс. км. «Труба» будет заполнена иранским газом, однако российский концерн получит возможность осваивать месторождения, расположенные вдоль газопровода. Как отмечал ранее министр энергетики РФ Александр Новак, это «достаточно масштабный проект, капиталоемкий».

Кроме того, консорциум российской государственной «Зарубежнефти», иранской Ghadir Investment Holding и турецкой Unit может инвестировать в разработку месторождений в Иране $ 7 млрд. Речь идет о возможной разработке четырех месторождений — трех нефтяных и одного газового. Запасы нефтяных месторождений составляют 10 млрд. баррелей (1,3 млрд. тонн). Предполагается, что консорциум будет добывать 100 тыс. баррелей нефти в сутки (5 млн. тонн нефти в год) и 75 млрд кубометров газа в год.

Но все же главной темой трехсторонней встречи в Тегеране была ситуация в Сирии. Как заявил в конце октября министр обороны РФ Сергея Шойгу, присутствие России в Арабской республике «подходит к концу», поскольку более 90% сирийской территории освобождены из-под контроля ИГИЛ*. Однако вызовы, с которыми ранее сталкивалась РФ, никуда не делись: это и определение дальнейшей судьбы президента Сирии Башара Асада, и возрастающая роль Ирана в регионе.

Другой ключевой темой переговоров Путина наверняка стала иранская ядерная программа. В середине октября президент США Дональд Трамп представил новую стратегию в отношении Тегерана. Тогда Трамп распорядился ввести санкции против Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и раскритиковал подписанный в 2015 году Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе.

Москва заявила в ответ, что ожидает от США «взвешенных действий» в отношении СВПД. «Это тот компромисс, к которому страны пришли в результате долгих переговоров, мы не хотим никакого обострения и никакого срыва в отношении реализации этой сделки», — заявил посол России в США Анатолий Антонов.

Все это толкает Иран и Россию к более прочному союзу, и визит Путина в Тегеран — тому подтверждение.

О чем на деле договаривался Путин в Тегеране, как эти договоренности меняют ситуацию на Ближнем Востоке?

— Иран — стратегический партнер России, и визит Путина поддерживает высокий уровень доверия сторон, — считает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Москва и Тегеран заинтересованы друг в друге на сирийском направлении. Кроме того, Россия может выступить посредником в урегулировании между Саудовской Аравией и Ираном.

Напомню, что в начале октября состоялся визит в Россию короля Саудовской Аравии Сальмана бен Абдель-Азиз аль-Сауда, который провел переговоры с Путиным, а также встретился с премьером Дмитрием Медведевым. Главный итог встречи — соглашение о приобретении Эр-Риядом не менее четырех дивизионов зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» на сумму около $ 2 млрд.

Кроме того, по итогам переговоров Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) подписал три соглашения о создании новых фондов с суверенным фондом Саудовской Аравии — Public Investment Fund (PIF, сейчас его активы оцениваются в $ 183 млрд., однако их объем уже в следующем году может вырасти до $ 2,5 трлн. вследствие готовящегося IPO Saudi Aramco). Совместно с PIF и нефтяной компанией Saudi Aramco планируется создать энергетический инвестфонд на $ 1 млрд, который будет инвестировать в компании в области нефтесервиса и сопутствующих услуг.

В Тегеране, я считаю, речь шла о том, что Россия и Иран могут объединиться на антиамериканском направлении. США, как известно, декларируют сегодня политику, направленную против Ирана. А Москва больше не согласовывает свою позицию в отношении Тегерана с американцами. Это означает, что сейчас у Путина имеется определенная свобода маневра.

Не думаю, что по итогам Тегерана будут сделаны громкие политические заявления. Но результаты мы увидим, поскольку ситуация на Ближнем Востоке уже сейчас начинает меняться.

«СП»: — Почему на переговорах, помимо Роухани, оказался Ильхам Алиев?

— Алиев пытается играть свою игру. Неслучайно накануне встречи в Тегеране в Азербайджане состоялась торжественная церемония ввода в эксплуатацию железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. Как отметил на церемонии азербайджанский лидер, Баку предпринимает важные шаги по реализации транспортного коридора «Север-Юг», и новая ветка соединит железнодорожные сети Азербайджана, Грузии и Турции в единый транспортный коридор. Этот маршрут связывает Индию с Европой по самому короткому пути, что в теории важно для Ирана, Азербайджана и России.

Замечу, на деле Алиев пытается самостоятельно привязать Азербайджан к китайскому проекту «Новый шелковый путь». Но Пекин на эту инициативу никак не реагирует — китайские представители в церемонии открытия дороги не участвовали.

Алиев, Путин и Роухани уже проводили встречу в трехстороннем формате — на саммите 2016 года в Баку. По большому счету, Азербайджан таким способом пытался проводить многовекторную политику — дружить с Турцией, Ираном, США и Россией.

Но теперь, я считаю, Алиев загнал себя в ловушку. После нынешней встречи в Тегеране Баку все же придется делать выбор: либо примыкать к коалиции РФ-Иран, либо играть по правилам Турции и США.

«СП»: — Обсуждался ли в Тегеране возможный уход России из Сирии?

— Думаю, де-факто Россия никуда не уйдет. Другое дело, что сейчас в Сирии больше не нужны российские стратегические бомбардировщики, и часть российских сил действительно можно вывести из республики. Вопрос только в том, в каком варианте Москва останется. Этот формат, действительно, могли обсуждать Путин и Роухани.

«СП»: — Какие изменения мы увидим в ближайшее время на Ближнем Востоке?

— В регионе явно начинается игра по новым правилам. Однако контуры этой игры еще недостаточно хорошо обозначены, в ней много неясного. Для меня пока очевидны два момента: в «тройке» Москва-Тегеран-Баку именно Азербайджан является слабым звеном, и что если Россия и Иран начнут действовать слажено, позиции США на Ближнем Востоке дополнительно и ощутимо ослабнут.

* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

 

 

Теги

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.