Eurasian News Fairway

Южный Кавказ: прогноз развития

Южный Кавказ: прогноз развития
Апрель 17
22:03 2014

В экономическом плане государствам региона удалось в основном избежать крупных потрясений.

В Азербайджане Всемирный банк прогнозирует в 2014 г. экономический рост (до 5%), который будет поддерживаться достаточно высокими ценами на нефть, а также увеличившимися (на 18,5%) прямыми иностранными инвестициями. Удастся Азербайджану за счет поступлений нефтегазового сектора сдерживать инфляцию.

Армению в 2014 г., по прогнозам, ждет замедление экономического роста (до 5%, как предполагают аналитики ВБ), но это государство, благодаря осторожной налогово-бюджетной и денежно-кредитной политике правительства, сумеет, скорее всего, избежать серьезного экономического кризиса.

А вот экономика Грузии не дает оснований для оптимистического прогноза. Хотя Всемирный банк предсказывает некоторое замедления падения роста ВВП Грузии в 2014 году (до 6%), здесь из-за продолжающейся дефляции продолжится сокращение потребительского спроса на фоне общего снижения экономической активности, падения уровня жизни основной массы населения и роста безработицы. После произошедшего в августе 2008 г. вооруженного конфликта на Кавказе значительных политических потрясений в регионе не наблюдалось, хотя и сохранялось противостояние из-за спорных территорий. Но оно в основном не выходило за рамки политической полемики.

Не претерпел заметной трансформации и внешнеполитический тренд государств Южного Кавказа.

Азербайджан продолжил следованию равноудаленной политике от главных мировых и региональных центров. Армения, наряду с военно-политическим сотрудничеством с США/НАТО и экономическим – с ЕС и Ираном, единственной из всех южнокавказских государств по-прежнему связывает свою политику с участием в Организации Договора о коллективной безопасности, Евразийском экономическом сообществе, где Армения с 2003 г. является наблюдателем.

Является Армения и кандидатом на вступление в Таможенный союз. Поддерживает Армения и союзнические отношения с Россией, которая является главным торгово-экономическим партнером республики. Грузия на фоне разорванных с 2008 г. дипломатических отношений с Россией, которые незначительно улучшились в 2012-2013 гг., продолжает дрейф в сторону углубленного сотрудничества с США, Евросоюзом и НАТО.

Азербайджан

Хотя властям республики и удается в основном поддерживать приемлемый социально-экономический уровень, здесь имеет место и социальная неудовлетворенность общества, и определенная усталость от президента, возглавляющего страну уже 10 лет и победившего в очередной раз на президентских выборах, состоявшихся 9 октября 2013 года. Есть, правда, и другие оценки подобной несменяемости высшего политического руководства Азербайджана: согласно им, это говорит в целом об относительной устойчивости азербайджанской политической модели и о ее жизнеспособности.

Если прогнозировать развитие ситуации в Азербайджане во внутриполитическом плане, то она, скорее всего, не претерпит кардинальных изменений. И этому будут благоприятствовать объективные факторы:

— видимое отсутствие в правящей элите Азербайджана семейных и клановых разногласий, какие мы наблюдаем сегодня в Казахстане и Узбекистане;
— относительная стабильность в обществе, где социальный баланс поддерживается за счет перераспределения доходов от продажи нефти и газа;
— разрозненность и слабость оппозиции, которая так и не сумела создать реального противовеса власти;
— огромный военный бюджет, который будет составлять в 2014 году 3,8 млрд. долл., что немного даже превышает сумму, выделенную азербайджанским военным в 2013 г.

Внешнеполитический курс Азербайджана сохранит в основном свои прежние диверсифицированные параметры, благодаря чему Азербайджану удастся сохранить относительную независимость в международных делах. Смягчены будут и потенциальные внешние угрозы: войны с Арменией вероятнее всего удастся избежать, а удар по Ирану – ввиду готовности его новоизбранного президента идти на более тесные контакты с Западом и недавних женевских договоренностей по иранской ядерной программе – отложен на неопределенное время. В отношении Нагорно-Карабахской проблемы курс Азербайджана останется неизменным, и Баку будет настаивать на возвращении утраченных территорий, жестко реагируя на любые попытки поставить под сомнение его право на восстановление территориальной целостности.

С Россией стратегическое партнерство будет сохранено, и Баку попытается продвинуть решение вопроса о разделе Каспия, по которому позиции Азербайджана и России совпадают. Впрочем, решить эту проблему только на двустороннем российско-азербайджанском уровне будет непросто, учитывая неодинаковые подходы к этой проблеме трех других прикаспийских государств – в первую очередь Туркменистана, имеющего с Азербайджаном «разночтения» относительно принадлежности отдельных месторождений на Каспии.

Будет развиваться сотрудничество с Россией и в военно-технической области (его объем в 2013 г. исчислялся 4-мя млрд. долл.), в рамках которого Азербайджан оставит за собой место одного из крупнейших покупателей российской военной техники. Позитивной динамикой обещают наполниться российско-азербайджанские контакты в сфере энергетики. Надежду на такое развитие событий дали результаты состоявшихся 13 августа 2013 г. в Баку российско-азербайджанских переговоров на высшем уровне, итогом которых явилось подписание соглашений между российской Нефтяной компанией «Роснефть» и Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики о сотрудничестве и создании совместного предприятия. Оно будет заниматься разведкой шельфовых месторождений Каспийского моря, торгово-обменными (своповыми) операциями и совместной добычей.

Азербайджан будет развивать также партнерские отношения с Турцией, с которой эту южнокавказскую страну связывают общие подходы к региональным проблемам и вопросам безопасности. Территория Турции, кроме того, останется для Азербайджана самым безопасным и надежным транзитным путем для экспорта нефти и природного газа на мировые рынки. Роль важного компонента азербайджано-турецких отношений сохранит военное сотрудничество. Однако планы некоторых азербайджанских политиков по созданию единой с Турцией армии не будут реализованы, поскольку в таком случае более сильная и многочисленная турецкая армия неизбежно поглотит азербайджанскую, а самому Азербайджану будет грозить утрата суверенитета. В вопросе Нагорного Карабаха Баку и дальше будет рассчитывать на поддержку Анкары, при том что в каких бы то ни было внешнеполитических инициативах с ее стороны Баку особо не заинтересован. Для Азербайджана важно, чтобы в отношении этого «замороженного» конфликта проазербайджанская позиция Турции оставалась неизменной. Нежелательным станет для Азербайджана и деблокирование турецко-армянской границы без увязки этого шага с карабахским урегулированием, которое Азербайджан надеется завершить на собственных условиях.

Несмотря на критику со стороны Турции и Ирана, Азербайджан продолжит сотрудничество в области оборонной политики с Израилем. Это ближневосточное государство останется для Азербайджана основным поставщиком современных систем вооружения. Рассчитывать на аналогичные поставки из России Азербайджану не приходится, учитывая ее тесное стратегическое партнерство с Арменией.

Хотя партнерские отношения Азербайджана с НАТО и США сохранятся, и эти международные игроки по-прежнему будут стараться оказывать влияние на ход переговоров по Нагорному Карабаху, можно ожидать понижения уровня их взаимодействия с Азербайджаном и не столь активной, как ранее, интенсивности контактов в военной сфере. Это обусловлено несколькими факторами:

— мировым экономическим и финансовым кризисом,
— сосредоточением внимания США и НАТО в 2014 году на выводе основных воинских контингентов из Афганистана,
— начавшейся нормализацией отношений ЕС и США с Ираном, что автоматически понижает статус Азербайджана как потенциального «прифронтового» государства.

Но для Европы Азербайджан сохранит свою значимость одного из основных поставщиков энергоресурсов, и в ЕС не оставят надежды запустить проект «Набукко», по которому газ Азербайджана будет попадать на европейский рынок, ослабляя энергетическую зависимость Европы от России. ЕС возлагает, кроме того, большие надежды на то, что инициированный Азербайджаном и Турцией проект Трансанатолийского газопровода (TANAP, Trans-Anatolian gas pipeline) будет реализован в качестве противовеса начинающему строиться российскому «Южному потоку».

Армения

На прошедших в Армении 18 февраля 2013 г. выборах президентом вновь был избран Серж Саргсян, от которого армянское общество ждет решительных действий, необходимых для преодоления сложной социально-экономической ситуации. В сфере внутренней политики перед армянскими властями стоит задача предотвращения дестабилизации политической обстановки в республике, нахождения внутриэлитного консенсуса и баланса в отношениях между основными группами влияния во властных структурах.

Для этого президенту и его окружению, возможно, понадобится пойти на контакты с представителями оппозиционных политических сил, часть которых апеллирует к внешним игрокам (США или ЕС). Это представляет потенциальную угрозу для сохранения суверенитета и стабильности республики (что сегодня наглядно демонстрирует Украина, где лидеры оппозиции, манипулирующие майдановской «массовкой», открыто координируют свои действия с внешними спонсорами и центрами влияния).

Поскольку решение задачи Нагорного Карабаха выходит за рамки азербайджано-армянских отношений и приобретает региональный характер, оно потребует повышенного внимания к укреплению оборонного потенциала Армении. Поэтому наряду с военно-политическим сотрудничеством с США/НАТО и экономическим – с ЕС и Ираном, основной упор Армения будет делать на пролонгацию союзнических отношений с Россией, с участием в ОДКБ и ряде других интеграционных проектах в рамках СНГ, в числе которых – Таможенный союз.

О намерении присоединиться к нему и участвовать в последующем в формировании Евразийского экономического союза президент С.Саргсян объявил 3 сентября 2013 г. после переговоров в Москве с президентом В. Путиным, что стало настоящей неожиданностью для многих. Ведь еще 24 июля 2013 г. на переговорах в Ереване Армения и ЕС договорились заменить действующее соглашение «О партнерстве и сотрудничестве с ЕС» новым – «Об ассоциации Армения-ЕС». На саммите «Восточного партнерства» в Вильнюсе 28-29 ноября 2013 г. Армения намеревалась также присоединиться к зоне свободной торговли ЕС.

Однако же полной евроинтеграции это Армении не сулило, учитывая, что саму Европу сотрясают экономические кризисы, а ряд ведущих государств ЕС (Германия в первую очередь) вообще против его дальнейшего расширения. Так что географические, экономические и политические императивы указали Армении скорее на евразийское направление, и теперь именно в рамках ТС республика надеется реализовать задачу свободного перемещения людей, товаров и услуг, а также проблему трудовой миграции.

Свое участие в ОДКБ Армения будет использовать, как и раньше, для приобретения и модернизации на льготной основе современных типов вооружения и военной техники. Не меньшую значимость приобретут для Еревана преимущества, предоставляемые военно-политическим потенциалом ОДКБ. 102-я военная база РФ в Гюмри сохранит свой статус одного из важнейших объектов российского геополитического присутствия на Южном Кавказе и одной из главных составляющих российско-армянских отношений. Поддержанием высокого уровня сотрудничества с ОДКБ, а также и с Россией, Армения надеется предотвратить нежелательную для нее войну из-за самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики, гарантом безопасности которой Армения будет выступать и в дальнейшем.

В этом контексте на турецком направлении Армении можно ждать, если не дипломатического прорыва, то, по крайней мере, некоторой стабилизации двусторонних отношений, поскольку Турция, вследствие своего активного вовлечения в гражданскую войну в Сирии, неизбежно столкнется в грядущем году с серьезными проблемами, затрагивающими ее собственную безопасность. И хотя вопрос об урегулировании отношений с Арменией не станет приоритетным для турецкой внешней политики, новые обстоятельства, связанные с необходимостью создания на своей восточной границе безопасной зоны, заставят Турцию в конце прогнозируемого периода, а, возможно, и раньше, скорректировать свои внешнеполитические интересы в пользу нормализации отношений с Арменией.

Грузия

Надежды на оздоровление экономики и социальной сферы связываются многими с приходом к власти в Грузии в результате парламентских (1 октября 2012 г.) и президентских (27 октября 2013 г.) выборов новой политической силы, которую символизирует коалиция «Грузинская мечта». Победа на президентских выборах ее кандидата Георгия Маргвелашвили означает окончательный уход с политической сцены Грузии команды ее третьего президента – Михаила Саакашвили. Но масштаб проблем, требующих проведения глубоких структурных реформ, настолько велик, что ожидать в 2014 г. каких-либо значимых результатов и прорывов в экономической сфере не приходится. Что удастся «мечтателям», так это избавиться от наиболее одиозных черт (и политиков) прежнего, саакашвилевского, режима, не отказываясь при этом от его очевидных достижений.

Смена персоналий во властных структурах республики серьезно не повлияет на ее внешнеполитические приоритеты. Курс на сохранение отношений стратегического партнерства с США и НАТО не подвергнется ревизии. В отношениях с ЕС Грузия останется верной курсу на евроинтеграцию. Но очевидно также, что подписание на ноябрьском 2013 г. саммите «Восточного партнерства» договора об ассоциированном членстве с ЕС не решит сложных проблем Грузии.

Диалог Грузии с Россией станет более углублённым и предметным. Это, однако, не снимет с повестки дня ряда разъединяющих оба государства вопросов. Они связаны с евроатлантическим выбором Грузии, трактовкой отдельных эпизодов кавказской истории (например, признаваемый официальным Тбилиси и отвергаемый Россией «геноцид черкесского народа»), предпринимаемыми российской стороной экстраординарными мерами по поддержанию безопасности на Юге России на время проведения Зимней олимпиады в Сочи в феврале 2014 года. Остается камнем преткновения в грузино-российских отношениях Абхазия и Южная Осетия: Россия, признающая их суверенитет, при любом политическом раскладе в Грузии останется ее оппонентом. В целом же российско-грузинские отношения будут подчинены динамике процессов, разворачивающихся на Кавказе – как в северной его части, так и в южной.

В целом задачи отражения угроз и рисков региональной безопасности на Южном Кавказе будут тесно увязаны с несколькими ключевыми проблемами:
— приближением к решению карабахской проблемы;
— продолжением армяно-азербайджанского политического диалога взамен конфронтации;
— обеспечением безопасного развития государственности в Абхазии и Южной Осетии;
— противодействием военно-политическим угрозам в регионе.

Д.Б.Малышева — главный научный сотрудник Института востоковедения РАН и Центра политических систем и культур Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова

Доклад на конференции Научного общества кавказоведов «Интеграционные процессы на Кавказе: история и современность» (Ереван, 16.12.2013)

Источник: Научное Общество Кавказоведов

Теги

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.