Eurasian News Fairway

Провал попытки майдана в Казахстане. Угроза сохраняется

Провал попытки майдана в Казахстане. Угроза сохраняется
Июнь 01
02:23 2016

21 мая 2016 года силы правопорядка Казахстана пресекли попытки проведения несанкционированных митингов активистов так называемых земельных протестов в целом ряде городов республики. Анализ информационного фона вокруг этих событий даёт основания считать, что мы имеем дело с хорошо срежиссированным процессом, и раскачка обстановки в Казахстане будет продолжаться. Накануне беспорядков «Политическая Россия» рассказывала о предпосылках планируемой раскачки Казахстана. Теперь попробуем подробно и поэтапно проанализировать уже сам процесс и реакцию на него властей страны.

Раскрутка «земельного вопроса»

2 ноября 2015 года в Казахстане был принят закон с поправками «О внесении изменений и дополнений в Земельный кодекс РК», вступающий в силу с 1 июля 2016 года. Поправки направлены на введение в рыночный оборот земель сельхозназначения для их продажи через аукционы физическим и юридическим лицам на праве частной собственности. Также они предусматривают предоставление льготных условий по выкупу земельных участков, находящихся в аренде.

Именно эти поправки стали поводом для серии акций протеста, начавшихся в Казахстане 24 апреля. Оппозиционные группы вбросили в информационное пространство утверждение, что землю продадут китайцам. Агитация шла через социальные сети, мобильные мессенджеры, оппозиционные сайты, объявления и листовки, а также устные обращения на улицах и в транспорте. Разъяснения властей и специалистов о том, что речь идёт не о продаже земли иностранцам, а лишь о её долгосрочной аренде, игнорировались. В обществе усиленно нагнеталась истерия опасности «продажи родины» китайцам.

Грамотно вброшенная тема, сыгравшая на страхе перед китайской экспансией и остром земельном вопросе, в один момент стала ядром притяжения значительных масс населения для участия в протестных акциях.

Одновременно с этим оппозиционные активисты как либерального, так и национал-патриотического толка начали обвинять руководство республики в коррупции, бюджетных хищениях, ошибках в экономической политике и выдвигали политические лозунги, главным из которых стал «Шал, кет!» («Старик, уходи!»).

30 апреля на сайте интернет-газеты ZONA.kz было обнародовано заявление лидеров протеста и общественных активистов. В нём излагается ряд требований протестующих к действующей власти, из которых только одно связано непосредственно с земельным вопросом:

«До конца мая месяца 2016 г. внести изменение в Земельный кодекс Казахстана с внесением статьи о запрете передачи в аренду земли иностранным компаниям и компаниям с иностранным участием».

Остальные требования предусматривают:
— вынесение официального предупреждения китайским компаниям, работающим в Казахстане с нарушением законов республики и своих контрактных обязательств;
— приостановку распродажи национальных компаний и парков и принятие программы их развития;
— принятие программы возврата в собственность государства нефтеперерабатывающих заводов, магистральных трубопроводов и других стратегических объектов;
— создание независимой международной комиссии для возврата в Казахстан из оффшоров незаконно выведенного капитала.

Следует отметить чрезвычайную привлекательность требований, направленных вроде бы на благо государства и народа. Однако ложный популизм обнаруживается в формулировке о «независимой международной комиссии», которая выдает элемент внешнего управления, вводимого в стране после цветной революции.

Если верить составителям документа, данное заявление не только адресовано руководству республики, но и направлено генеральному секретарю ООН, руководителям стран-членов ООН и 52 международным организациям. В нем среди прочего произносится следующая угроза:

«Назревший в стране кризис между народом и властью, а также между обществом и китайскими компаниями, работающими в Казахстане, может перерасти в массовые беспорядки или гражданскую войну, как на Украине или в Сирии». (Обращение оппозиции Казахстана к руководству и мировому сообществу 30 апреля 2016 года)

Там же выражается надежда на активное участие мирового сообщества в разрешении нынешнего кризиса и обеспечении стабильности в стране и регионе. При этом в заявлении содержится один очень характерный пункт:

«Преступная деятельность нынешней власти Казахстана заслуживает того, чтобы её включили в первый ряд списка ликвидируемых коалицией демократических стран во главе с США диктаторских режимов». (Обращение оппозиции Казахстана к руководству и мировому сообществу 30 апреля 2016 года)

В связи с чем можно предполагать, что как таковые переговоры с властью, которую откровенно шантажируют гражданской войной, оппозицию и их кураторов фактически не интересуют, и они рассматриваются исключительно как тактический манёвр. Стратегической же целью оппозиции видится смена существующего в республике «режима», причём при поддержке «коалиции демократических стран». Некоторые активисты в соцсетях открыто высказывают надежду на приход в Белый дом осенью текущего года Хиллари Клинтон, от которой они ждут поддержки в деле смены «режима» и вывода Казахстана из-под «российского влияния».

Реакция Назарбаева: кнут и слово

5 мая президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил мораторий на ряд поправок в Земельный кодекс, предусматривающих увеличение срока аренды земель сельскохозяйственного назначения иностранным компаниям с 10 до 25 лет. Для обсуждения спорных поправок 12 мая была создана специальная комиссия, к участию в работе которой были приглашены и представители оппозиции, активно поднимающие земельный вопрос. На первых же митингах в апреле представители региональных властей Казахстана пообещали протестующим донести информацию об их требованиях до руководства страны и дать им ответ 21 мая.

Одновременно Назарбаев сделал заявление о том, что не допустит повторения в Казахстане украинских событий и что все попытки дестабилизировать обстановку в республике будут пресечены «самым жёстким образом».

«Казахстанцы не хотят украинских событий в Казахстане, я это знаю. Пусть все слышат, а кто это хочет сюда принести, мы примем самые жестокие меры, чтобы знали и не говорили, что я не предупреждал».

И власть не ограничилась только предупреждениями. Силовые структуры Казахстана были переведены в усиленный режим несения службы, был заблокирован ряд оппозиционных сайтов. Правоохранительные органы провели серию обысков в офисах оппозиционных движений и правозащитных организаций, а также превентивных задержаний активистов, выступающих «за подготовку к массовым беспорядкам». Одним были вынесены официальные предупреждения, другие были подвергнуты административному аресту, в отношении третьих возбуждены уголовные дела по 174-й статье УК РК за разжигание межнациональной и социальной розни.

20 мая была обнародована информация об обнаружении бутылок с зажигательной смесью, фрагментов арматуры, металлических прутьев и канистр с бензином в схронах неподалёку от двух центральных площадей города Алматы. Кроме того, сообщалось, что сотрудниками алматинской полиции в двух квартирах в центре города было обнаружено и изъято несколько единиц огнестрельного оружия с боеприпасами, четыре гранаты РГД-5, а также денежные средства в размере 5 миллионов тенге. Было также задержано пять человек.

Таким образом, власть Казахстана продемонстрировала, с одной стороны, готовность к диалогу с оппозицией по спорным вопросам, касающимся земельной реформы, с другой — решимость жёстко противодействовать попыткам реализации в республике сценария цветной революции.

Одновременно с этим руководство республики запустило активную пропагандистскую кампанию, направленную на то, чтобы предостеречь граждан от участия в несанкционированных акциях протеста и напомнить им на примерах стран Ближнего Востока и Украины, к каким последствиям подобные акции могут привести. К этой кампании, в частности, был подключен «Первый канал Казахстана», на котором ещё 30 апреля вышли первые выпуски аналитических программ «Кстати» и «Аналитика».

В эфирах гражданам подробно и эмоционально рассказывали о раскачке ситуации в республике внешним врагом с прозрачным намёком на «одну далёкую и очень неравнодушную» к Казахстану страну. Ведущие программ заявляли, что в Казахстане активизировалась «пятая колонна», нацеленная на дестабилизацию ситуации в стране, и огласили «инсайдерские сведения», согласно которым деятельность по привлечению граждан к участию в акциях протеста щедро финансируется из-за рубежа. По 50-150 долларов США за человека.

Информация о введении моратория на спорные поправки в Земельный кодекс, помимо официальных сообщений в СМИ, была разослана посредством СМС-рассылки на казахском и русском языках всем пользователям сотовой связи в республике, то есть практически всё население было проинформировано о готовности власти к диалогу.

Раскрутка протестов

Оппозиция, в свою очередь, продолжала вести массированную агитацию, призывая выходить на митинги, раскручивая темы китайской угрозы и российского вмешательства. В социальных сетях обнародовались обращения активистов к казахстанским правоохранителям с призывом воздержаться от применения силы к народу. Власти республики обвинялись в нежелании идти на диалог с народом и жестоком преследовании своих политических оппонентов. При этом несколько активистов протестного движения от участия в работе Комиссии по земельной реформе просто отказались, обвинив власти Казахстана в попытке заболтать тему, а саму комиссию — профанацией практически ещё до того, как она начала работу.

Те же представители оппозиции, которые приняли предложение участвовать в работе комиссии, уже на заседании, проходившем 21 мая, то есть в день событий, осудили преследования участников акций протеста и заявили, что в обязательном порядке будут поднимать вопрос о неправомерных задержаниях активистов несанкционированных митингов на последующих заседаниях. Вполне уместно сделать вывод о саботаже работы комиссии.

Более радикальные представители оппозиции делают это открыто, принципиально отказываясь идти на диалог с властями в рамках комиссии, а умеренные — фактически вредят административному урегулированию, поднимая на заседаниях комиссии иные вопросы, нежели те, ради обсуждения и решения которых она создавалась.

Можно сделать вывод: умеренные и радикальные оппозиционеры Казахстана, как это предусмотрено в майданных сценариях, действуют согласованно и синхронно, оказывая давление на власть внешне и изнутри. Та самая «пятая колонна» фактически срывает работу власти по вопросу, который раскрутили как повод к протестам.
Далее — ни активисты протестного движения, ни оппозиционные СМИ не призывали людей воздержаться от участия в митингах 21 мая, хотя санкций на их проведения так и не было получено. Напротив, несмотря на недвусмысленные предупреждения властей, продолжалась активная агитация за проведение общенационального митинга протеста. Открыто поддерживали протестантов из-за рубежа. О массовых нарушениях прав человека в Казахстане накануне намеченного на 21 мая общенационального митинга протеста говорили и международные правозащитные организации: в частности, хорошо знакомые по цветным революциями «Фридом Хаус» и «Эмнести Интернэшнл».

Кроме того, была развернута целая кампания против «Первого канала Казахстана», в отношении которого были выдвинуты обвинения в клевете на народный протест и его активистов и подан гражданский иск с требованием компенсации морального вреда (12). Активисты протестного движения неустанно повторяли, что речь идёт об исключительно мирных акциях протеста, называя государственную пропагандистскую кампанию с отсылками к событиям на Украине и других странах плодом российских политтехнологов, а сделанные полицией находки в Алматы – провокацией казахстанских спецслужб.

При этом в оппозиционной среде наблюдается практически полное единодушие в части поддержки киевского Майдана 2014 года и последующей борьбы «украинского народа» против «российской агрессии», налажены прямые контакты с украинскими националистическими организациями, включая «Правый сектор» (запрещенная в РФ террористическая организация), широко используется характерная для украинских националистов фразеология.

Важно подчеркнуть, что при всем недовольстве большинства населения Казахстана жестким социально-экономическим кризисом и падением уровня жизни (падение тенге на 85%, инфляция 13,6% и прочее) далеко не все граждане разделяют идеологические пристрастия оппозиции: радикально националистическую риторику национал-патриотов и откровенно антироссийскую пропаганду, извращение истории советского периода, в том числе Великой Отечественной войны, регулярное апеллирование к зарубежным «оплотам свободы и демократии».

Большая часть русскоязычного населения республики и представителей ряда других этнических групп, как и значительное число этнических казахов искренне любят свою Родину и не питают иллюзий относительно майдана и не хотят для Казахстана повторения судьбы уже «одемокраченных» стран.

Оппозиция называет этих людей «путинской пятой колонной», «ватниками» и «колорадами» и ведёт против них достаточно агрессивную пропаганду. Те, в свою очередь, на страницах социальных сетей ведут «антимайданную» контрпропаганду и готовы при необходимости противодействовать попыткам организации майдана в стране. То есть налицо реальный раскол гражданского общества, и разлом в нём проходит не по национальному признаку, а по идеологической линии. С одной стороны – либерально-националистическая оппозиция, с другой – интернациональная часть граждан, для которых майданная идеология категорически неприемлема.

Подобный раскол в случае обострения обстановки чреват не просто массовыми беспорядками, а именно гражданской войной по украинскому или сирийскому сценарию. В такой обстановке государство и общество подошли к событиям 21 мая.

21 мая: пресеченная попытка майдана

Главной ареной событий стала «южная столица» Казахстана. Активисты протестного движения изначально озвучивали планы организации общенационального митинга, однако ни в одном другом городе, кроме Алматы, массового скопления протестующих не наблюдалось. Центральные площади и парки в целом ряде городов республики были оцеплены полицией, а попытки немногочисленных групп активистов провести митинги были быстро купированы.

В Алматы же напряжённая обстановка чувствовалась уже накануне митинга. Подразделения специального назначения были переведены в режим повышенной готовности, блокпосты на въездах в город усилены лёгкой бронетехникой. Власти настоятельно рекомендовали жителям города воздержаться от посещения центральных районов «южной столицы» и мест массового скопления народа по причине высокого риска провокаций.

20 мая в вечернем эфире нескольких телеканалов республики был показан фильм о революциях в Киргизии и на Украине. Вечером того же дня были частично блокированы сервисы Google, YouTube и популярные мессенджеры.

Ранним утром 21 мая в центр города были стянуты значительные силы сотрудников полиции, ОМОНа и СОБРа, площадь «Астана» оцеплена и подходы к ней для пешеходов перекрыты. Данные о численности участников акции протеста варьируются от нескольких сотен до трёх тысяч человек. Митинг как таковой не состоялся, так как сотрудники полиции людей на площадь не пропускали, попытки митингующих группироваться на центральных улицах Алматы на подходах к площади пресекались.

По официальным данным, было задержано несколько десятков активистов, тогда как представители оппозиции заявляют более чем о тысяче человек, при этом ряд граждан из числа задержанных был привлечён к административной ответственности. Помимо протестующих в Алматы, также как и в других городах Казахстана, полиция задерживала и представителей СМИ, в том числе зарубежных. Впрочем, их в скором времени отпустили, а руководитель Комитета административной полиции МВД РК Игорь Лепёха заявил, что задержания журналистов произошли по недоразумению.

Практически сразу лидеры оппозиции, активисты протестного движения и правозащитники начали заявлять о нежелании властей идти на прямой диалог с народом, полицейском произволе, массовых нарушениях прав и свобод человека. К этой информационной кампании незамедлительно подключились иностранные СМИ и правозащитные организации, включая таких тяжеловесов, как «Голос Америки», «Би-Би-Си», «Рейтер», «Евроньюс», «Аль-Джазира», «Фридом Хаус», «Хьюман Райтс Вотч».

Анализ видеозаписей с места событий, размещённых в сети в качестве доказательств «жестокого подавления мирного протеста», даёт основания говорить о том, что оппозиционеры, мягко говоря, лукавят.

Можно со всей ответственностью утверждать, что казахстанские силовики в большинстве случаев «работали» настолько корректно, насколько им позволяли обстоятельства. Среди протестующих, напротив, было немало лиц, отметившихся явно провокационным поведением. В целом ряде случаев имело место вызывающее препирательство с полицией, провоцирование полицейских агрессивным поведением, активное сопротивление задержанию, подстрекательство задержанных к сопротивлению сотрудникам правопорядка, показные истерики.

Данные факты говорят о том, что митинг 21 мая был ориентирован именно на провокацию — как в практическом, так и в информационном плане. Вне зависимости от того, действительно ли в ходе его проведения отдельными лицами предполагалось использовать оружие, арматуру и бутылки с зажигательной смесью, или обнаружение этих предметов полицией 20 мая было инсценировкой.

Важно отметить, что ведущую роль в попытке создании майдана в Казахстане играют радикальные националисты и СМИ либеральной направленности, в числе прочих обеспечивающие информационную поддержку протестному движению. Декларируя приверженность общечеловеческим ценностям, эти СМИ принципиально игнорируют агрессивно-националистический компонент в протестах, сводя всё к борьбе народа против тирании и деспотизма. Масштаб, профессионализм, методы и ключевые посылы проведённой агитационной кампании за участие в митингах 21 мая говорят о том, что речь идёт о классическом сценарии цветной революции.

Угроза майдана сохраняется

Несмотря на успешное пресечение руководством Казахстана первой общенациональной попытки начала беспорядков, попытки эти продолжатся и в дальнейшем. В упомянутом выше заявлении оппозиции от 30 апреля, опубликованном на портале ZONA.kz, говорится, что общенациональные акции протеста предполагается проводить 21 числа каждого месяца, начиная с мая, до тех пор, пока власти не пойдут навстречу требованиям протестующих, из которых, напоминаю, непосредственно с земельным вопросом связано только одно.

По мере развития событий к указанным требованиям добавились новые: прекратить задержания активистов протеста, освободить уже задержанных, наказать виновных в «незаконных» задержаниях. Задержания активистов 21 мая дали этим требованиям дополнительный импульс – уже в тот же день началась активная кампания по героизации задержанных участников митинга, то есть оппозиция занялась оформлением своего собственного героического мифа, создавая задержанным образ мучеников за счастье народа среди целевой аудитории.

Хотя подавляющее большинство участников акций протеста было отпущено после выяснения личности, а наказание для особо активных участников процесса составляет, как правило, 15 суток административного ареста.

Более того, в настоящее время активисты протестного движения делают особый упор на категорическую необходимость смены «режима» и призывают своих сторонников не поддаваться информационному давлению проправительственных и российских СМИ и не бояться «народной революции», что явно не сочетается с декларируемым лидерами оппозиции мирном характере протестного движения.

Об этом свидетельствует и анализ постов и комментариев на страницах активистов среднего и нижнего уровней в социальных сетях, в которых открыто разжигается межнациональная рознь и ненависть к представителям власти, в том числе к сотрудникам силовых структур. Ещё одним характерным моментом является тот факт, что в отношении представителей оппозиции, вошедших в состав комиссии по земельному вопросу, всё чаще выдвигаются обвинения в предательстве интересов народа, что является дополнительным подтверждением радикализации значительной части протестного движения.

Главная целевая аудитория агитаторов – это социально незащищённые массы казахского населения, главным образом южных и западных областей республики, в наибольшей степени пострадавшие от экономического кризиса в стране. Болевая точка, на которую агитаторы грамотно надавили, была выбрана безупречно. В сознание людей была внедрена мысль о том, что у них хотят отобрать последнее, что ещё осталось – родную землю. И этого оказалось достаточно, чтобы запустить процесс.

В качестве внутренних врагов были обозначены коррумпированные и неэффективные власти республики, стоящие на страже «режима» силовые структуры и «путинская пятая колонна». В качестве внешних врагов – Китай и Россия, а в качестве союзников – «коалиция демократических стран». При этом агитаторы умело использовали все объективно слабые и крайне уязвимые для критики стороны действующей власти, в том числе и отсутствие доверия к ней со стороны большей части своей целевой аудитории.

Руководство Казахстана находится сейчас в очень сложном положении. Объективные факторы недовольства в обществе никуда не делись, исправить сложившееся в экономике страны положение в ближайшее время не представляется возможным. Соответственно, протестный потенциал среди населения, включая основную целевую аудиторию организаторов казахстанского майдана, будет только расти. Судя по беспрецедентным мерам безопасности, принятым в республике в связи с протестными акциями 21 мая, а также по массированной антимайданной информационной кампании, руководство республики оценивает ситуацию как крайне тревожную.

Учитывая все обстоятельства, на данный момент есть все основания предполагать, что протестные акции 21 мая были преднамеренной провокацией и своеобразной «разведкой боем», о чём, среди прочего, косвенно свидетельствует доклад аналитического центра «Стратфор», с прицелом на дальнейшую дестабилизацию обстановки. Тем не менее на данный момент можно констатировать, что руководство и население Казахстана отбили первую попытку цветной интервенции. Однако угроза осталась, и к ней надо готовиться.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОССИЯ

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

6 комментариев

  1. АНТИНАЦИ
    АНТИНАЦИ Июнь 01, 13:32

    ХРЕН ИМ, А НЕ МАЙДДАН !!!

    Ответить
  2. Екатерина
    Екатерина Июнь 02, 09:20

    Так-то оно так, однако, угрозу лучше переоценить, чем недооценить.

    Ответить
  3. Лютый Бандера
    Лютый Бандера Июнь 03, 17:05

    Президент Казахстана — это вам не наш слабосильный Янук. Мигом шакалов угомонил. )))

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.