Eurasian News Fairway

«Потому что это — Россия и Китай» (на пути возрождения сотрудничества двух стран)

«Потому что это — Россия и Китай» (на пути возрождения сотрудничества двух стран)
Сентябрь 02
12:00 2005

«Будущее России — с Америкой, а не с Европой!»
(из высказываний североамериканских политиков
и политконсультантов в последние годы).

Будущее России покажет оно, это самое будущее. Ко всему прочему, не стоит забывать, что воды океанов омывают берега нашей страны лишь с севера и востока. Сухопутная же граница у нас длиннее водной, и вдоль нее расположены, почему-то, не только европейские государственные образования.

Что касается одиозности тех или иных режимов и «осей», то в данном случае есть смысл, как нам кажется, исходить из постулата, озвученного классиком современной сатиры, что «каждый народ имеет то правительство…» (скабрезное продолжение фразы опустим). И не смешивать что-то там с яичницей. Каждое нормальное государство исходит, в первую очередь, из собственных интересов и экономических стимулов хозяйствующих субъектов, выплачивающих налоги в бюджет данной страны. А абсолютно совершенной политической системы, как и всего остального на свете, не существует. К тому же, Россия, надеюсь, вполне уже созрела для того, чтобы иметь моральное право самой использовать (нажимать) «педали», «рычаги» и прочие атрибуты воздействия там, где попираются элементарные права человека. Однополюсной глобальной «жандармерии» мы уже навидались.

Таков или примерно таков нынешний подход российской внешней политики по вопросу о том, с кем и зачем.

На днях закончились совместные российско-китайские военные учения под названием «Мирная миссия — 2005». Официальной целью их являлась отработка систем совместных действий вооруженных сил России и Китая против возможных военно-диверсионных актов со стороны международных террористов на пограничных участках.

В Америке же сочли, что такого рода маневры с участием почти 10 тысяч военнослужащих дали КНР возможность потренироваться в высадке морского десанта (в качестве сценария планируемых действий против Тайваня), а России — испытать и продемонстрировать свои бомбардировщики, способные нести крылатые ракеты, — стратегический ТУ-95 и сверхзвуковой ТУ-22, которые она может предложить приобрести китайской армии. Что весьма усилило бы мощь последней. Москва, мол, и без того является для Китая крупнейшим поставщиком военной техники, продавая истребители, ракеты, корабли, подводные лодки на сумму свыше двух миллиардов долларов в год.

И вообще на Западе данные учения расценили как попытку официального Пекина сделать предупреждение Вашингтону и Токио по поводу поддержки, оказываемой ими Тайваню, а также продемонстрировать японским и американским «партнерам», что в случае обострения обстановки Россия может занять сторону Китайской Народной Республики…

Но как бы кто ни считал, и кто бы что ни говорил, факт остается фактом — учения состоялись и прошли, по общей оценке, вполне успешно, несмотря на неблагоприятную погоду.

Финальная фаза маневров была отдана воздушному десанту. Над полигоном, занимающим часть Шаньдунского полуострова, закрыли небо купола парашютов — десантники двух стран выполнили учебно-боевую задачу по ликвидации условного противника за 62 минуты (хотя погодные условия выдались едва-едва приемлемые для атаки с неба). Сама же операция началась огневой поддержкой авиации — точными пусками ракет по позициям «террористов». Захват командного пункта «непрошенных» гостей осуществили совместные части специального назначения.

А вот заключительный день предыдущего этапа российско-китайских военных учений, когда «свирепствовала» морская пехота, и вовсе не порадовал погодой. Последняя операция водно-береговых маневров — высадка совместного морского десанта на желтый берег Желтого моря в районе полигона Ланъятай, захват и удержание крупного участка побережья — проходила в условиях сильного дождя, ветра и волнения. По словам министры обороны России и Китая Сергей Иванов и Цао Ганчуань, присутствовавших в статусе наблюдателей, море казалось совсем не желтым, но каким-то зеленовато-свинцовым, а прибрежная полоса — грязновато-бежевой.

За исполнением всего сценария боевых действий также следили (будучи, естественно, официально приглашенными) соответствующие специалисты из сопредельных государств — Индии, Пакистана, Монголии и Казахстана.

По сообщениям военных представителей, весь ход учебно-боевых операций обошелся военнослужащим не только без потерь, но и без особых травм.

Очень важно, что совместные учения подобного масштаба проводились Россией и Китаем впервые. В маневрах участвовали 10 тысяч военнослужащих, в том числе 1800 — российских. Как считают некоторые военные аналитики, это крупнейшие в мире учебные маневры в области компьютерного командования и контроля.

По словам обоих руководителей военных ведомств, прошедшие учения «не затрагивают интересов третьих стран». На все узкие, скользкие, беспокойные и вообще лишние вопросы о целях, назначении и прочем в том же духе глава российского ведомства отвечал односложно: «Потому что это — Россия и Китай». Министерство же обороны КНР официально заявило, что основной решаемой задачей было «развитие возможностей вооруженных сил двух стран совместно бороться с международным терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом».

Так что, говоря о чьем-то там беспокойстве, дело вовсе не в учениях как таковых. А в том, что за ними явно просматривается: альянс двух крупнейших в мире армий и вообще двух держав, занимающих в сумме добрую четверть планеты по численности населения.

Из памяти старшего поколения жителей земли вряд ли стерся подобный альянс, возникший в конце 40-х годов и просуществовавший примерно десятилетие, когда в политической палитре мира сформировалось сообщество «младших братьев» Союза Советских Социалистических Республик. Причем «старшим» из «младших» стала именно Китайская Народная Республика.

Наступившая затем в Стране Советов «оттепель» принесла, к искреннему сожалению, «заморозки» в советско-китайских отношениях. Похолодало вплоть до малых и средних вооруженных конфликтов. Со сменой поколений правящей элиты в обеих супердержавах та и другая стороны сочли: пошалили и хватит. Пресловутая «ось» Россия — Китай наряду с прочими «осями» не агрессивного характера должна стать, по своей сути, таким же стабилизирующим и стимулирующим к активной и здоровой деятельности фактором, как конкуренция в бизнесе.

Разумеется, для субъектов таковой — будь то в бизнесе, будь то в политике — конкуренция сиречь штука малоприятная. Вряд ли на сегодня существует менее желаемое для Вашингтона и Брюсселя событие, чем «игра мускулами» таких вот стран-гигантов — азиатской и евроазиатской, нашедших обоюдный интерес в не то чтобы противостоянии Штатам — правильнее было бы сказать, в ограничении амбиций сверхдержавы номер один. Ибо, чем больше «осей» с участием той или иной страны, тем лучше для нее.

В мировом общественном мнении (и это подтверждают оценки многих зарубежных социологов) преобладает убеждение в том, что вполне объясними адекватные шаги России в ответ как на усиление американского политического и экономического влияния вдоль ее границ, так и поддержку (если не сказать организацию) Вашингтоном «цветистых революций» в странах, которые РФ считает зоной своего исторически обусловленного влияния.

Именно такая позиция легла в основу активизации политической деятельности «шанхайской шестерки» («ШОС»), состоящей из России, Китая и четырех бывших советских республик. Активизации, которая преподнесла Соединенным Штатам и их союзникам по НАТО ну очень неприятные моменты — все более громко раздающиеся требования о выводе американских военно-воздушных баз из среднеазиатских республик СНГ.

Узбекистан даже четко обозначил для Америки срок в 180 дней на вывод ее базы со своей территории, которая используется для антитеррористических и антитраффиковых операциях в Афганистане. «На волоске» висит и судьба аналогичного военного объекта в Кыргызстане, хотя и с помощью оперативных дипломатических усилий министру обороны США Дональду Рамсфельду удалось временно вопрос притушить.

Однако, несмотря на ряд негативных для Запада обстоятельств (например, откровенное заявление еще в начале этого года министра обороны КНР Цао Ганчуаня о том, что предстоящие российско-китайские учения «будут иметь значение не только для двух стран, но и далеко за их пределами»), по мнению многих аналитиков, у Соединенных Штатов с чисто военной точки нет особых причин для беспокойства. И технологии у них значительно опережают наши и китайские, и союзники есть везде. В частности, в том же регионе мира ежегодно проходят американо-южнокорейские военные маневры. И тоже декларативно оборонительного характера — ответные действия на гипотетическую агрессию со стороны Северной Кореи.

Гораздо больше американских политиков беспокоит тот факт, что впервые после окончания советско-китайского противостояния предпринимаются реальные шаги России и Китая с целью создания серьезного противовеса политическому, военно-политическому и экономическому влиянию США на азиатском пространстве. И без того успехи Вашингтона на дипломатическом поприще (хотя его военное превосходство в Азии очевидно — мощь 7-го флота не вызывает сомнений) весьма и весьма проблематичны. В немалой степени — в связи с увязанием в иракском конфликте.

Ослабевание позиций Штатов в Юго-Восточной Азии выражается еще и в том, что большинство населения Республики Корея, по данным соцопросов, явно не разделяет тревогу американцев относительно ядерной опасности со стороны КНДР; что Южная Корея, подобно ряду других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, все больше вовлекается в экономическую орбиту Китая; что официальный Сеул не хотел бы, чтобы американские вооруженные силы, размещающиеся на Корейском полуострове, могли быть использованы в какой-либо операции, которая может вызвать недовольство Пекина, и т.д..

Даже в Японии, наиболее надежном союзнике Америки в восточной половине Восточного полушария, левоцентристы — «Демократическая партия Японии» — обещают накануне предстоящих в сентябре парламентских выборов вывести японские войска из Ирака, а правые националисты выражают антиамериканские настроения не меньше, чем против Китая и Северной Кореи.

В таких условиях Вашингтону ничего не остается, как искать в данном «четвертьшарии» новых союзников. Например, не в ущерб Пакистану обхаживать Индию (благо, индо-пакистанский инцидент сегодня поблек в палитре дня). Или пересмотреть запрет на совместные с Новой Зеландией военные учения, введенный в свое время в наказание за ее антиядерную позицию.

Определенный интерес в этом плане представляет также политика Штатов в отношении Монголии. В прошлом году, по итогам визита в Америку бывшего руководителя этой страны, президент США торжественно провозгласил о «новой эре всестороннего партнерства». Разумеется, не экономика Монголии (одна из наиболее отсталых в мире) служит предметом интереса к ней. А ее географическое положение. Данное государство размещено между Россией и Китаем и могло бы служить неплохим военно-политическим плацдармом для оказания на КНР «убедительного воздействия». Цель? Да очень простая — убедить китайского брата держать свои амбиции в разумных рамках.

Хоть американские политики и делают постоянно идеологический упор на слова «демократия», «борьба с терроризмом и наркотраффиком», многим ясно, что на деле их интересы в регионе коренятся в защите экономических интересов США от китайской конкуренции.

Таким образом, российско-китайские учения можно считать вполне нормальным политическим ходом, тактически вполне выдержанным, призванным не запугать кого-то и зачем-то, но продемонстрировать то что есть смысл продемонстрировать — укрепляющееся военно-политическое сотрудничество Москвы и Пекина.

Об авторе

Александр Лавутин

Александр Лавутин

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.