Eurasian News Fairway

Каспийский блицкриг Вашингтона (часть 1)

Каспийский блицкриг Вашингтона (часть 1)
Январь 11
12:00 2008

События последних лет со всей очевидностью показывают: зона Каспийского моря и прикаспийских территорий в настоящее время привлекает к себе внимание многих стран мира не только запасами углеводородов, но и особенностями геополитического и геостратегического характера, представляющими ведущим субъектам мировой политики широкий комплекс возможностей для реализации своих экономических, политических и военно-стратегических интересов.

И не удивительно, что Каспийский регион фактически стал зоной многовекторного соперничества и противоборства между теми государствами и силами, которые хотели бы доминировать в этом стратегически важном районе мира.

Нельзя упускать и то обстоятельство, что стратегическая значимость данного региона определяется также его пограничным положением между Европой и Азией на перекрестке перспективных межконтинентальных и межнациональных транспортных направлений и коммуникаций «восток-запад» и «север-юг», в динамичной зоне соприкосновения сфер приоритетного влияния христианства, ислама и буддизма.

И столь же неудивительно, что наибольшую активность на Каспии с каждым годом проявляют именно Соединенные Штаты, крайне заинтересованные в установлении собственной монополии на Кавказе и прилегающих к нему территориях.

При этом в рамках реализации своих стратегических планов США расширяют зону своего влияния в Большом Ближнем Востоке до Кавказского хребта и устьев Волги, занимают относительно прочные позиции на Южном Кавказе (Закавказье) и в Центральной Азии.

В рамках данной стратегии Вашингтон в качестве одной из основных задач на ближайшую перспективу определяет установление тотального контроля над основными транспортными и энергетическими объектами в районе Каспия (проект TRACECA, трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан) и «балканизацию» центральной части Евразии, формируя линию Балканы — Кавказ — Центральная Азия.

Основным направлением современной политики администрации Д.Буша на евразийском пространстве становится создание т.н. «Евразийских Балкан», в основе которого — дробление стран, поддержание существующего там «геополитического плюрализма», недопущение превращения России в сильное государство Евразии. На сегодняшний день особое внимание США уделяют действующими конфликтными очагами в регионе — Нагорному Карабаху, Абхазии, Южной Осетии, Чечне и Афганистану.

Как уже неоднократно с тревогой отмечали российские аналитики, Соединенные Штаты постепенно трансформируются в ведущую геополитическую силу в Каспийско-Черноморском регионе.

Еще в 1997 г. КЧР был официально позиционирован Вашингтоном как "зона американских национальных интересов". В январе 2001 г. на Всемирном экономическом форуме в Давосе американские представители в очередной раз подтвердили, что "Каспий является зоной жизненно важных интересов США" и «рассматривается как источник нефти, альтернативный Персидскому заливу».

По мнению ведущего аналитика авторитетного издания The Washington Post, планы Белого Дома по освоению каспийского нефтегазоносного шельфа «полностью соответствуют новой национальной энергетической стратегии политического руководства Соединенных Штатов», которая предусматривает установление контроля за основными районами нефтедобычи в мире, официально продекларированного как «контроль над глобальным энергетическим равновесием». Данной стратегией предусматривается рост в США потребности в нефти до 2025 г. на 33 %, природного газа — более чем на 50 %.

Одновременно высказывается убеждение в том, что Вашингтон намерен и далее продолжать поддерживать вариант восточно-западного транспортного коридора, «жестко отстаивать и проводить в жизнь свои геостратегические интересы», в том числе — с помощью вооруженных сил, для возможного использования которых «целенаправленно готовится почва».

Параллельно отметим, что особое значение Каспийский нефтяной бассейн приобретает для Соединенных Штатов в контексте совершенной агрессии против Ирака (даже с учетом состоявшейся передачи власти иракскому гражданскому руководству), а именно — особой позиции арабских стран Персидского залива, главных поставщиков углеводородов для США, несогласных с силовыми действиями Вашингтона.

Если попытаться обобщить публикующиеся в СМИ экспертные оценки и предположения, то перечень основных целей американской политики в регионе будет выглядеть следующим образом:

1. Обеспечение «независимости» и «суверенитета» закавказско-каспийских государств в смысле их дистанцирования от России и усиления зависимости от США.

2. Увеличение и диверсифицирование мировых источников энергии и создание условий для эффективного управления ими.

3. Активизация региональной интеграции (под американским контролем) каспийско-черноморских государств в противовес российским интересам.

4. Обеспечение поддержки национальным нефтяным компаниям, ведущим свой бизнес на данной территории.

5. Оказание давления на Иран в целях изменения политики в этом государстве.

Характеризуя характер реализации Вашингтоном данной стратегии, можно выделить в ней 3 основных параметра: коммерческий, энергетический и геостратегический:

Коммерческий.

Позиции американского топливно-энергетического комплекса, имеющего поддержку правительства США и международных финансовых институтов, являются, как считают многие европейские аналитики, «перспективно прочными» и будут усиливаться в дальнейшем. Тем более что американская сторона применяет наиболее современные технологии нефтедобычи и имеет для этого «внеконкурентные» финансовые возможности.

Энергетический.

Энергетический параметр (интерес) обуславливается в первую очередь стремлением Вашингтона повысить надежность обеспечения Соединенных Штатов энергоресурсами. На первое место в данной ситуации выходят:

— диверсификация источников энергии — ослабление зависимости американской экономики от крупнейшего мирового поставщика нефти — региона Ближнего Востока и стран ОПЕК;

— расширение направлений и путей вывода нефти и газа из региона (США лоббируют только те проекты, которые предусматривают широтное направление с Востока на Запад, минуя Россию и Иран);

— поддержка ограничений, наложенных Турцией на проход танкеров (в первую очередь — российских) через Босфор;

— принятие мер для снижения эффективности проекта «Голубой поток», в том числе — за счет проекта строительства газопровода Баку-Эрзерум (вывод газа с азербайджанского шельфа Каспия в Турцию).

Геополитический.

Геополитические соображения при разработке каспийских нефтяных проектов на данном этапе являются для США более весомыми, чем экономические:

Каспийский регион располагается между тремя основными конкурентами Соединенных Штатов в Евразии — Россией, Китаем и Ираном. Контроль над данной территорией позволит Вашингтону добиться полного доминирования как в регионе между Черным, Средиземным, Каспийским морями и Персидским заливом с примыкающим к нему Аравийским морем, так и на всем континенте.

При этом американская сторона предполагает установить контроль над углеводородными запасами региональных государств и не допустить, чтобы ресурсы Каспия попали в распоряжение стран, которые США считают своими стратегическими оппонентами и конкурентами. Для решения этой задачи Вашингтон считает необходимым создать в регионе «пояс зависимых от Соединенных Штатов и их стратегического союзника Турции государств, через территорию которых пройдет западный транспортный коридор».

По оценке авторов статьи, к основным задачам своей региональной политики в каспийской зоне Вашингтон относит:

— укрепление государственности и независимости стран региона (в сугубо американском понимании), идущих по пути развития рыночной демократии, и ослабление их связей с Россией;

— расширение коммерческих возможностей для США;

— разрешение региональных конфликтов, в том числе путем создания политических, экономических и военных связей между новыми региональными государствами;

— формирование спецподразделений и сил охраны энергетических транспортных коммуникаций;

— укрепление энергетической независимости Соединенных Штатов за счет каспийских энергоносителей, а также снижение зависимости стран региона от России за счет обеспечения «гарантированного свободного» потока каспийской нефти и природного газа на мировые рынки.

В число главных механизмов проникновения США в регион следует включить:

— содействие в развитии энергетики и создании энергетического транспортного коридора между Востоком и Западом;

— оказание дозированной и целенаправленной финансовой помощи;

— взятие на себя инициативу в урегулировании конфликтов;

— навязывание государствам региона сотрудничества в вопросах обеспечения безопасности;

— расширение военного и военно-технического сотрудничества со странами Закавказья и Центральной Азии, в том числе в рамках проводимых контртеррористических операций.

В связи с последним видится уместным привести совершенно справедливое примечание эксперта американского военного еженедельника Military Research Шона Каллагина о том, что США "наилучшим для себя образом сумели использовать ситуацию, связанную с проведением антиталибской операции, для развертывания в регионе своего воинского контингента….".

От себя лично заметим, что американская сторона при этом предпринимала и предпринимает усилия для блокирования России в данном регионе и, в целом, ограничения ее экономических возможностей и связей с выше перечисленными прикаспийскими государствами.

Об авторе

Шаримов Гусейн

Шаримов Гусейн

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.