Eurasian News Fairway

Шансы реанимации проекта

Шансы реанимации проекта
Январь 30
12:00 2009

Ситуация в Исламской Республике Афганистан, не смотря на всю ее противоречивость и неоднозначность, время от времени дает основания для воистину поразительных умозаключений. В частности, относительно судьбы давно, казалось, бы почившего в бозе проекта строительства нефтепровода из Центральной Азии через Афганистан на Пакистан и Индию.

Как хорошо помнит просвещенный читатель, сей замысел предполагал прокачку углеводородного сырья вне зоны услуг российского транзита и какое-то время имел весьма рьяных сторонников в деловых кругах азиатских республик СНГ.

И ведь действительно: будь этот трубопровод создан, он стал бы альтернативой и полным географическим, геополитическим и экономическим антиподом как российскому маршруту транспортировки каспийской нефти, так и турецкому с китайским. Лишь с иранским направлением у него есть нечто общее. В большей степени именно эта противопоставленность всем имеющимся проектам привлекала внимание к афганскому маршруту.

Но неукротимое движение «Талибан» на продолжительное время пресекло все разговоры о новой магистрали, поскольку авторы замысла не смогли привести потенциальным инвесторам данной затеи ни единого аргумента в пользу «гарантируемой безопасности» трубопровода от терактов талибов. Которые, между прочим, на тот момент держали под контролем почти 70% страны.

Да и вообще судьба этого проекта складывалась наиболее драматично среди всех конкурирующих подобных идей. Озвученная в середине 90-х американо-арабской нефтяной компанией, она первоначально никем всерьез не воспринималась. В Афганистане тогда шла борьба всех против всех, и даже о подобии стабильности, необходимой для решения такой задачи, речи быть не могло.

Потом в мировых СМИ появилась версия, что движение «Талибан» (примерно синхронно с идеей нефтепровода и возникшее) якобы было инициировано с Запада, чтобы «навести порядок» в ИРА для прокладки магистрали.

И вот уже в 2008 году в зарубежные печатные и электронные издания пошла вторая волна вброса полутуманной информации о том, что талибы, постепенно прибирая обратно к рукам ранее утраченные провинции, «урезонились и готовы мирно сотрудничать со всеми заинтересованными сторонами в реализации проекта афганской трубы…».

Какова доля правды в этих «сведениях» — сказать на сегодняшний день крайне сложно. И, прежде всего, по той причине, что официальная позиция Кабула и приданного ему в подмогу странами НАТО воинского контингента осталась неизменной: движение «Талибан» должно быть ликвидировано. Соответственно, никакие официальные переговоры (особенно по поводу трансконтинентального трубопровода) с ним вестись не должны и не будут.

Но что бы не вещали на весь мир ангажированные американские советники Карзая, серьезным экспертам ясно: подобная экспортная магистраль (при условия ее создания американцами или при их участии и гарантиях) дала бы средства, чтобы хоть частично окупить финансовые расходы новому хозяину Капитолийского холма на установление влияния в регионе (отсутствие коего как раз и инкриминировали Бушу-младшему).

Ведь спонсировать центрально-азиатские страны, в которых теперь находятся американские базы, с общим населением под пятьдесят миллионов человек (пусть и при условии помощи от других развитых государств) довольно накладно! Даже для сверхдержавы, к тому же испытывающей кризисные экономические проблемы.

И еще один принципиально важный момент: практически все государства региона, особенно граничащие с Исламской Республикой Афганистан, видят для себя то, что называется «окном возможностей» — формирование новых программ восстановления, инвестирование в реализацию последних значительных финансовых ресурсов. Наиболее крупные инфраструктурные проекты определят долгосрочную перспективу — где пройдут коммуникации, нефтепроводы, газопроводы — и обусловят тем самым стратегическое положение региональных держав.

Но, одновременно, хорошо зная проблемы своего региона, эти государства склонны более пессимистично воспринимать ситуацию в ИРА, понимая лучше многих западных экспертов: упомянутые программы не закроют существующих пробелов. Однако, даже если в ближайшей перспективе афганские проблемы (необходимость практически полного воссоздания национальной экономики, инфраструктуры, всех социальных служб и т.д.) будут решены хотя бы частично (а решены они в данные сроки, разумеется, не будут!), то инвестиционные проекты все равно смогут хоть как-то оптимизировать некоторые вопросы близлежащих стран, то есть создать определенный пояс стабильности. Это будет уже безусловный прогресс.

Проблемы Афганистана настолько сложны, что есть сомнение: хватит ли на Западе политической воли и экономических возможностей продолжать настойчиво, в течение многих лет (а может быть — на протяжении не одного поколения) финансировать эти программы. Вполне допустимо, что очень скоро выяснится — результат зависит во многом от соседних государств, на себе испытавших долгое непосредственное влияние очага региональных раздоров и готовых нести ответственность за стабилизацию.

Но, как бы то ни было, шанс реанимировать затею «большой афганской трубы», похоже, начинает просматриваться. Другой вопрос: согласятся ли сами Индия и Пакистан как страны-антагонисты «сесть» на одну трубу? Последний, до сих пор не закончившийся конфликт между ними показывает, что уровень напряженности между Исламабадом и Дели крайне высок. И надежд на его снижение, увы, пока не имеется.

Теги

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.