Eurasian News Fairway

Нагорный Карабах: готовность к компромиссу (часть 2)

Нагорный Карабах: готовность к компромиссу (часть 2)
Апрель 04
12:00 2008

В развитие темы необходимо отметить, что в начале 90-х г.г. одним из реальных инструментов разрешения карабахского кризиса выступала народная дипломатия (НД). Большую работу в этом направлении провела американская организация Global Community, организовавшая комплекс встреч между представителями творческой и научной интеллигенции, неправительственных и миротворческих организаций Азербайджанской Республики и Республики Армения. Благодаря этой миссии, впервые после начала конфликта начали осуществляться совместные проекты, направленные на снижение напряженности и сотрудничество между неправительственными организациями двух республик.

В частности, в 1993 г. председатели азербайджанского и армянского национальных комитетов Хельсинской Гражданской Ассамблеи Арзу Абдуллаева и Анаит Баяндур получили премию мира имени Улофа Пальме «за выдающуюся деятельность, направленную на установление мира в регионе силами народной дипломатии».

Вместе с тем, в последние годы наблюдается практически полное сворачивание народной дипломатии, что в значительной степени объясняется следующими причинами:

— общая апатия, вызванная неудачами усилий официальных лиц и структур, направленных на достижение прогресса в урегулировании конфликта;

— нарастающее отрицательное отношение к НД со стороны как официальных органов, так и некоторых партий и организаций АР и РА. В частности, в Азербайджане распространена точка зрения о «недопустимости любых контактов с армянским агрессором, которые лишь усиливают его позиции…». Отмечены случаи нападений на армянских представителей, прибывших в Баку для участия в тех или иных мероприятиях, отказа в разрешении на въезд в АР и т.п. Армения, наоборот, готова принимать делегации из Азербайджана, однако попытки посетить Нагорный Карабах часто наталкиваются на необоснованный отказ самих карабахских властей.

Но при любом варианте дальнейшего развития ситуации вокруг НКР принципиально важное значение будут иметь конкретные методы (технологии) разрешения карабахского конфликта.

К числу основных вариантов подобных «технологий» следует отнести:

Военное решение

Теоретически данный вариант не исключается: АР может предпринять военную акцию с целью ликвидации «мятежного» анклава НК, армянская сторона (в т.ч. сама самопровозглашенная Нагорно-Карабахская Республика) — с целью принуждения Азербайджана к большей уступчивости (захват новых территорий АР вне Карабаха и т.п.).

Формально противостоящие стороны высказываются за мирный путь разрешения конфликта. Вместе с тем, Баку не исключает (после фактического прекращения переговорного процесса) военное решение как средство для восстановления территориальной целостности страны в соответствии с принципами ООН. По мнению же армянской стороны, подобная политика не является неожиданной для страны, потерпевшей поражение в боевых действиях.

Пакетное решение

Предполагает предварительное достижение сторонами согласия по всем спорным вопросам, заключение соглашений «в пакете» — с учетом всех проблем и аспектов будущего мира, и осуществление этих действий в дальнейшем. Но поскольку по основным вопросам (в первую очередь — по статусу НК) АР и РА предварительного соглашения не достигли, то все предложенные «пакетные» варианты (последний и наиболее детализированный разработан сопредседателями Минской группы ОБСЕ еще в июле 1997 г.) реализованы не были. Современное руководство Армении заявляет о своей готовности рассматривать «пакетные» принципы решения конфликта.

Поэтапное решение

Поэтапная схема разрешения конфликта была предложена взамен «пакетному» варианту в декабре 1997 г. Она исходила из следующего: если АР, РА и НКР не готовы на полное урегулирование всего конфликта (включая его центральную проблему — статус Нагорного Карабаха), необходимо реализовать хотя бы то, что на данный момент согласовано сторонами: осуществить частичный вывод армянских войск с азербайджанских территорий вне Карабаха (кроме «Лачинского коридора») и добиться поэтапного возвращения беженцев в места своего прежнего жительства. Остающиеся при такой схеме спорные вопросы (границы «Лачинского коридора» и т.д.) предполагалось решить в ходе дальнейших переговоров.

Однако после ухода в отставку президента РА Л.Тер-Петросяна (из-за разногласий по ряду аспектов урегулирования) новый лидер республики Р.Кочарян заявил о том, что «решение конфликта может быть только пакетным», поскольку любые процессы, которые нарушат сформировавшееся с момента установления перемирия позиционное равновесие «несут в себе угрозу возобновления боевых действий…».

Интеграционные подходы

Данная схема в значительной степени основывалась на предложениях руководителя Europe Policy Research Center Майкла Эмерсона относительно путей создания на Южном Кавказек Системы Коллективной Безопасности (т.н. «Пакт Стабильности для Южного Кавказа»), исходившей из унификации подходов к восстановлению взаимного доверия в регионе и созданию системы взаимных гарантий безопасности.

По инициативе РА предметом обсуждения стала формула «3+3+2»: признанные международным сообществом государства ЮК, региональные лидеры — Россия, Иран и Турция, а также США и ЕС. США, ЕС и Турция поддержали предложение Еревана и предприняли ряд шагов по инициации соответствующих обсуждений в южно-кавказских столицах. Однако данная инициатива не была принята Российской Федерацией и Ираном, предложившими встречный вариант «3+2» (без США, ЕС и Турции).

Интеграционные подходы активно обсуждались на международных конференциях в Локкуме (ФРГ) и Берлине в 2001 г. с участием представителей всех стран Южного Кавказа. В ходе Берлинской конференции М.Эмерсон уточнил и частично скорректировал некоторые положения своей концепции, однако, в итоге, южно-кавказские республики «Пакт Стабильности» не утвердили.

Внешнее принуждение

Одним из возможных способов урегулирования может выступить внешнее (силовое) принуждение участников конфликта со стороны ведущих мировых держав, получившее в международной практике наименование «Дейтоновский принцип».

Подобный вариант решения может быть соотнесен с любой из выше перечисленных схем. В частности, по мнению экспертов аналитической групп Image и EPRC (Стокгольм), на основе тенденций, наблюдающихся после событий 11 сентября 2001 г., «вполне реально осуществление операции сверхдержав, целью которой должно стать восстановление суверенитета Азербайджана над Нагорным Карабахом…».

В качестве основного аргумента данной концепции приводится утверждение о том, что неспособность Баку и Еревана найти приемлемый вариант разрешения территориального спора «ставит вопрос о создании в соответствии с международными нормами системы принудительных мер по ликвидации конфликтов, представляющих угрозу для существования целых регионов, способных вызвать крупномасштабные международные кризисы».

Правовой базой этой модели являются положения Устава ООН — «Мирное разрешение споров» и «Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии», договоренности о нерушимости границ в условиях глобализации, согласие всех государств-членов ООН признать приоритет принципа территориальной целостности над вольно трактуемыми положениями документов ООН о праве наций на самоопределение.

В случае конфликта вокруг НК представляется реальной следующая система мер, призванная «развести» стороны и «восстановить статус-кво» на основе международных правовых принципов:

1. Создание Полномочного Совета государств-гарантов мира и борьбы с международным терроризмом (вариант — Азербайджан добивается рассмотрения в СБ ООН соответствия требований карабахских армян о самоопределении международному праву в контексте сохранения территориальной целостности государств-членов ООН).

2. Принятие резолюции с жестким требованием к самопровозглашенной республике и центральному правительству определить принципы автономии в рамках единого государства.

3. В случае несогласия какой-либо из сторон — введение Советом Безопасности ООН жестких санкций принудительного характера против нарушителя (по примеру ЮАР и Намибии).

4. Для контроля над исполнением санкций — введение в зону конфликта коалиционных военных сил.

5. По истечении срока санкций — право СБ ООН на создание в НК наднациональных органов управления, согласовывающих свои действия с центральной властью Азербайджанской Республики.

6. Принятие мер экстрадиции или же привлечения к международному суду (вариант — Военный трибунал в Гааге) в отношении организаций и лиц, саботирующих решения Совета.

7. Постепенное создание условий для возвращения беженцев, налаживания мирной жизни.

(М.Эмерсон и аналитики EPRC считают возможным сценарий, согласно которому международное сообщество может применить «Дейтоновский метод» и для введения принципов «Интеграционного урегулирования» конфликтов на Южном Кавказе.)

В целом же, на сегодняшний день становится все более очевидным: неготовность участников нагорно-карабахского конфликта к принятию компромиссных решений обостряет военно-политическую ситуацию на Южном Кавказе, формирует необходимость вмешательства международного сообщества (прежде всего — России, Турции и Ирана) в урегулирование ситуации вокруг Нагорного Карабаха и, тем самым, создает угрозу возникновения новых региональных конфликтов, связанных с переделом традиционных сфер влияния.

Нагорный Карабах: готовность к компромиссу (часть 1)

Теги

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.