Eurasian News Fairway

В поисках разрешения грузино-абхазского конфликта (часть 2)

В поисках разрешения грузино-абхазского конфликта (часть 2)
Май 11
12:00 2008

Продолжая рассматривать тему вариативности решения грузино-абхазского конфликта (ГАК), точнее — возможной Концепции его урегулирования, необходимо рассмотреть последующие уровни данной модели (исходя, как уже отмечалось ранее автором, из существования 5-ти уровней распространения политической составляющей грузино-абхазского конфликта):

Второй уровень

Конфликт «Центр — бывшие автономии»

На втором уровне ГАК представлены три основных политических субъекта — Тбилисский центр, сецессионистская и интеграционистская политические элиты Абхазии (частично — Южной Осетии).

Предполагается, что на данном этапе официальный Тбилиси должен стремиться к выходу из конфликтной плоскости первого уровня — минимизировать вмешательство во внутренние дела автономии, придерживаться максимально нейтральной позиции и учитывать интересы обеих частей абхазского общества, постепенно переходя к статусу официально признанного Абхазией посредника, основного гаранта безопасности абхазского народа.

На этой стадии ГАК именно такой подход должен быть положен в основу Концепции по урегулированию и являться главной предпосылкой начала процесса деэскалации и локализации конфликта.

На втором уровне возникает необходимость начала нового процесса переговоров между тбилисским центром и интеграционистами, поскольку существовавшие до настоящего времени форматы диалога между Тбилиси и сецессионистами являлись хотя и необходимыми, но недостаточными для урегулирования противостояния.

Третий уровень

Конфликт региональный (кавказский: южно-кавказское и северо-кавказское направления.

На третьем уровне ГАК принимает региональный характер, поскольку в него втягиваются субъекты со всего Кавказа.

Здесь необходимо подчеркнуть, что отождествление интересов официального Тбилиси и противников сецессии (среди населения Абхазии) активизировало поиск сецессионистами сторонников в северокавказских автономиях и южных регионах России, распространение ирредентистских и сепаратистских течений, развитие соответствующих политических концепций (на т.н. «северном направлении»).

На этом же уровне отмечается все более интенсивный поиск партнеров на Южном Кавказе, подписание соглашений о совместном признании и военно-политическом сотрудничестве с сецессионистами из Нагорного Карабаха и Южной Осетии («южное направление»).

Четвертый уровень

Потенциальный макрорегиональный конфликт (Грузия-Россия-Армения-Азербайджан-Турция-Иран-Украина)

Перечисленные страны имеют в ГАК собственные стратегические интересы, что обуславливает возможность их прямого или косвенного вмешательства в конфликт (в большей степени — сопредельных государств).

Основным условием снижения напряженности на данном уровне является легализация интересов этих стран и поиск таких решений, которые максимально удовлетворяли бы стороны грузино-абхазского конфликта, а не создавали бы предпосылки для усиления гражданского противостояния как между Грузией и Абхазией, так и внутри самой Абхазской автономии.

Но высказывается мнение и о том, что подключение этих стран к процессу урегулирования в качестве посредников «является нежелательным», поскольку посредническую функцию могут выполнять только те государства, «интересы которых максимально удалены» от ГАК. Вместе с тем, создание условий для выявления стратегических приоритетов и ориентация на конструктивное сотрудничество между ними «выступает в качестве одной из необходимых задач» для локализации противостояния и «недопущения его интернационализации».

Пятый уровень

Потенциальный международный конфликт (с участием многих субъектов).

Отмечается проявление грузино-абхазского конфликта и на геополитическом уровне, где его субъектами выступают не только Грузия, Россия, Армения, Азербайджан, Турция, Иран и Украина, но и транснациональные «группы влияния», а также международные организации.

Подытоживая, автор считает необходимым особо отметить: данная схема, не определяя основной вектор развития конфликта (который может самостоятельно инициироваться на каждом уровне), ставит своей целью создание основы системного восприятия военно-политического противостояния между Абхазией и Грузией, построение адекватного этому видению переговорного процесса и более эффективное распределение ресурсов, необходимых для его разрешения.

В саму же основу разработки концепции урегулирования грузино-абхазского конфликта (в рамках приведенной «пятиуровневой» модели) должны быть положены следующие основополагающие принципы:

1. Определение субъектов политического конфликта и их признание (включая взаимное признание) на уровне международного сообщества.

2. Легитимация конфликта — официальное признание конфликтующими сторонами наличия самой проблемы (объекта или предмета конфликта), нуждающейся в обсуждении и в разрешении.

2. Институционализация конфликта — выработка сторонами правил, норм, регламента «цивилизованного конфликтного поведения». Перевод конфликта в правовую плоскость.

3. Диверсификация политических интересов сторон конфликта (как способ увеличения точек соприкосновения и пересечения), определение общей стратегической цели, согласующейся с принципиальными интересами сторон и окружающей их микро- и макросреды.

4. Введение института посредничества при организации переговорного процесса.

5. Информационное обеспечение урегулирования конфликта — открытость, «прозрачность» переговоров, доступность и объективность информации о ходе развития противостояния для всех заинтересованных лиц.

Теги

Об авторе

Сосошвили Эдуард

Сосошвили Эдуард

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.