Eurasian News Fairway

Компромисс как условие для Прибалтики в экономическом партнерстве с Россией

Компромисс как условие для Прибалтики в экономическом партнерстве с Россией
Май 22
12:00 2008

Динамика развития военно-политической и, что особо важно, торгово-экономической ситуации в Балтийском регионе не может не отражаться на взаимоотношениях стран Прибалтики (и, в целом, Балтии) с Российской Федерацией.

Состоявшееся вступление Латвии, Литвы и Эстонии в противостоящий России блок НАТО и, мягко говоря, не определившийся до конца в отношении РФ Евросоюз безусловно формируют новые глобальные политические реалии, осмысление и прогноз развития которых будет иметь для нашей страны судьбоносное значение.

Не останавливаясь специально на взаимоотношениях России и Североатлантического альянса, считаю, нем не менее, необходимым напомнить: любые трансформации прибалтийских государств в недружественные РФ державы в основе своей имеют экономику. Точнее — характер дальнейшего партнерства (или отсутствие такого) Российской Федерации с перечисленными странами. Партнерства не только взаимовыгодного, но и с обязательностью исключающего формирование даже гипотетических угроз национальной безопасности России.

Разумеется, что развитие торгово-экономических связей между нашим государством и республиками Прибалтики напрямую зависит от упорядочения межгосударственных отношений.

В частности, перспективы развития отношений с Эстонией зависят от решения вопроса о границах (который на сегодняшний день, будем надеяться, окончательно закрыт) и от «смягчения» «Закона о гражданстве ЭР», из-за чего значительная часть русскоязычных жителей не может натурализоваться.

Неурегулированность отношений с Россией реально означает для эстонской стороны упущенные экономические выгоды. Так, неблагоприятный торговый режим с РФ и усиление позиций конкурентов по балтийскому транзиту приводят к потере Эстонией как минимум 200 млн. долларов в год.

Большую озабоченность в Москве вызывает дискриминационное отношение эстонских властей к русскоязычному населению. Снятие Российской Федерацией всяких преград в развитии экономических связей с Эстонией, включая расширение масштабов транзита нефти, может произойти в случае существенных подвижек с эстонской стороны в деле гарантирования прав и демократических свобод для своих русскоговорящих граждан. Кремль теперь может ставить этот вопрос не только в ОБСЕ и Совете Европы, но и в Евросоюзе после вступления в силу «Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Россией».

Если в стратегическом плане Эстония считает своим приоритетом членство в ЕС, то ближайшее будущее развития эстонской экономики прежде всего зависит от участия в транзите внешнеторговых грузов России. О важности этой сферы свидетельствует создание правительственной комиссии по транзиту, которую возглавляет премьер-министр.

Согласно докладу отдела стратегического планирования Правительственной комиссии РЭ по транзиту (2007 г.), размер грузового транзита должен возрасти с 15,5 млн. т. в 2000 г. до 26 млн. т. к 2010 году. К этому периоду эстонские порты смогут перерабатывать 23 млн. т. грузов ежегодно. Эстонские правительственные эксперты считают, что подобное увеличение объема транзита имеет своим условием возобновление экономического роста в России, сохранение открытости российской экономики и успехи Эстонии в конкурентной борьбе за транзит с другими балтийскими странами.

Одновременно прогнозируется существенное изменение структуры транзитного грузопотока через Эстонию. В частности, ожидается рост транспортировки нефти и нефтепродуктов, возрастание транзита металлов, удобрений и контейнерных перевозок, сохранение прежних объемов поставок зерна и сокращение перевозки каменного угля.

Для эстонской стороны повышенный интерес представляют планы строительства трубопроводной сети от Тимано-Печорского нефтяного месторождения на севере России к балтийским портам. В перспективе объемы поставки сырой нефти достигнут 25 млн. т. ежегодно. Нефть может транспортироваться в российские порты (строящиеся на Финском заливе). Финляндию, Латвию, Эстонию.

Однако, как убежден автор, для того чтобы Таллин включился в борьбу за право транзита хотя бы части этой нефти, необходимо проложить ветку трубопровода, поскольку в настоящее время российское углеводородное сырье поступает до эстонских портов по железной дороге. В случае прокладки трубопровода к эстонским портам Мууга или Палдиски доходы Эстонии от транзита составили бы 150–200 млн. дол. в год.

Поставлять печорскую нефть до Вентспилса будет несколько дальше. Однако эстонские конкуренты (Финляндия, Латвия, Литва) успешно реализуют свои планы модернизации транспортно-портовой инфраструктуры. Россия собирается удвоить пропускную способность Калининградского порта и реконструирует Санкт-Петербургский порт (не говоря уже о строительстве новых). В результате планов стран-соседей Эстония может лишиться 30–40% от современного уровня доходов от транзита.

Среди трех балтийских республик важное место в транзите внешнеторговых грузов РФ продолжает занимать Латвия. Данная страна отличается наиболее крупным в регионе Вентспилским портом, способным перерабатывать 46 млн. т. грузов ежегодно. На транзит приходится 97% оборота. По этому показателю Вентспилс занимает 12-е место среди всех портов Европы. За последние 35 лет через вентспилский терминал отгружено 700 млн. т. нефти., из которых ежегодно — 20 млн. т. российского сырья.

Не будем при этом забывать, что, в отличие от замерзающих портов в Эстонии и Риге, Вентспилс является незамерзающим. На нефть и нефтепродукты приходится более 70% грузооборота, что, с одной стороны, говорит о нефтяной специализации как преимуществе перед соседними портами, а с другой — свидетельствует об ограниченности данного порта в отношении обработки других видов товаров и применения других, более современных форм транспортно-портовых услуг (мультимодальных).

Однако, после того как в последние годы произошло нарастание напряженности в российско-латвийских отношениях (так же как и в Эстонии) в связи с ущемлением прав русскоязычного населения, пока не имеются признаки улучшения двухстороннего партнерства. Ухудшение контактов с Латвией может коснуться не только современной структуры транзита через эту республику, но и затронуть новые проекты.

Так, латвийская сторона хотела бы, чтобы именно с ее территории начался российский железнодорожный коридор, соединяющий Москву с Дальним Востоком. Разработанный Министерством путей сообщений Латвии план предусматривал, чтобы 10-й (новый) мультимодальный транспортный коридор (критский) напрямую соединил бы Западную Европу с Россией через латвийские порты. Однако в итоге победила Литва, поскольку 10-й ММТК в Евросоюзе решили прокладывать от порта Клайпеда. В этом отношении и Эстония, и Литва являются конкурентами Латвии. Однако в последней убеждены, что ее порты и железная дорога находятся в лучшем состоянии, чем у соседей.

Однако вслед за Литвой латвийское руководство приступило к предварительным переговорам с американскими компаниями об их участии в акционировании латвийского ТЭК.

В отличие от двух других балтийских государств Литва не имеет общей границы с Россией (за исключением Калининградской области), но она также проявляет большой интерес к участию в транзитных перевозках по своей территории. К тому же через эту республику проходят автомобильная и железная дороги из России в Калининград. Крупнейший в Литве порт в Клайпеде в последние годы наращивает объемы обработанных грузов. Литовская сторона рассчитывает и на увеличение своей доли в транзите российской нефти, для чего рассматривает вариант строительства еще одного нефтепровода, идущего из Белоруссии.

В 2007 году открыт нефтяной терминал Бутинге, контрольный пакет акций которого (так же как и нефтеперерабатывающего предприятия «Мяжекяй нафта») перешел в руки американской компании «Уильямс интернешнл». Такое развитие событий заметно уменьшило интерес российских компаний и предприятий в расширении сотрудничества с Литвой в области ТЭК. В частности, в течение 2007 г. поставки нефти из России литовским партнерам, включая транзит, уменьшались, что обострило и без того серьезные финансовые проблемы в нефтяном комплексе республики.

Возможно, более перспективным может стать осуществление проекта строительства новой ветки газопровода из РФ через литовскую территорию в Калининградскую область. В результате Вильнюс мог бы не только получать деньги за транзит, но и увеличить долю природного газа в своем энергобалансе.

Однако при этом Литва должна учитывать и состоявшееся закрытие Игналинской АЭС, которая давала стране основную часть потребляемой и экспортируемой электроэнергии. (Представители Еврокомиссии еще в 2002 году заявили, что «литовская сторона не может рассчитывать на вступление в ЕС при сохранении этой АЭС, построенной еще в советские времена…».)

В любом случае развитие экономических отношений России со странами региона будет так или иначе связано с перспективами реализации многосторонних проектов, например, строительства газового и электроэнергетического балтийских «колец».

Из всего сказано , по мнению автора, можно сделать один-единственный вывод: сам факт географического приграничного взаиморасположения прибалтийских республик и Российской Федерации априори предопределяет неизбежность торгово-экономического партнерства независимо от блоковой принадлежности того или иного государства. Понимание же данной неизбежности настойчиво диктует для Прибалтики необходимость выработки взаимоприемлимых компромиссных решений по всему спектру делового партнерства.

Об авторе

Карпов Владимир

Карпов Владимир

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.