Eurasian News Fairway

«Индивидуальные проекты» гегемонов-индивидуалистов

«Индивидуальные проекты» гегемонов-индивидуалистов
Сентябрь 10
12:00 2008

После всего произошедшего в августе на Южном Кавказе даже нет смысла убеждать кого-либо в «шкурно нацеленном» интересе Вашингтона на все существующие в мире «замороженные конфликты». Естественно — в контексте расширения географии своих гегемонистских притязаний, ориентированных на сохранение того самого монополярного мира, в котором безусловным лидером должны оставаться (по крайней мере, на Капитолийском холме в это верят) Соединенные Штаты.

И не надо быть тонким политологом-аналитиком, чтобы понять: аналогичному заокеанскому воздействию в самой ближайшей перспективе может быть подвержена и другая «горячая точка» Кавказа — самопровозглашенная и никем до сих пор не признанная Нагорно-Карабахская республика. Причем подвержена без малейшего учета интересов вовлеченных в военно-политический конфликт сторон — Азербайджана и Армении.

Никак иначе нельзя расценивать недавнее решение администрации США продолжить разработку начатого еще в 2005 г. т.н. «индивидуального проекта» урегулирования карабахской проблемы. Обратите внимание: «индивидуального», т.е. конкретно ориентированного, как любят писать журналисты, «на самих себя любимых», а отнюдь не на южно-кавказские демократии.

Можно смело сказать, что главной целью Вашингтона в данной ситуации является «ускоренное» разрешение армяно-азербайджанского военно-политического противостояния вне каких-либо рамок институционального процесса урегулирования, утвержденного ОБСЕ. И, скорее всего, через политические отделы посольств США в Армении и Азербайджане как «рабочие инструменты» планируемых мероприятий…

Как подтверждают сами же американские эксперты, основная идея «урегулирования» заключается в выводе Армении из числа субъектов принятия решений по данному вопросу и использовании Нагорного Карабаха в качестве «полигона для разработки вариантов нейтрализации этнополитических конфликтов».

Предполагается, что «индивидуальный проект» («ИП») по НКР включит в себя основные позиции своего первоначального варианта:

1. Осуществление демилитаризации зоны карабахского конфликта.

Азербайджанские войска отводятся на 20–25 км от нынешней линии фронта (тяжелая артиллерия — на 25 км). В данной 20-километровой зоне остаются ограниченные силы вооруженной полиции и армейские патрульные подразделения АР.

ВС Армении, независимо от подчиненности, освобождают занятые районы Нагорного Карабаха, территории по равнине Аракса и занимают позиции примерно соответствующие границе Нагорно-Карабахской автономной области бывшей Азербайджанской ССР. Вооруженные силы НКР сокращаются на 1/3.

2. Под контролем Нагорно-Карабахской Республики остается территория в 5500 кв.км. без учета Лачинского и Кельбаджарского районов, над которыми протекторат НКР сохраняется в последующие 12 месяцев. Орган представительной власти (Национальное собрание) самопровозглашенной республики признает территориальную целостность АР, одновременно декларируя «право армянской общины Нагорного Карабаха на самоопределение».

Баку, в свою очередь, признает суверенитет Нагорного Карабаха над указанной территорией и официально соглашается «с необходимостью ее дальнейшего увеличения за счет Азербайджана» для «самодостаточного и безопасного существования Нагорно-Карабахской Республики…».

В течение 24-х месяцев после достижения принципиальных соглашений между Азербайджаном и НКР, зона демилитаризации вокруг Карабаха расширяется от 45 до 55 км. Азербайджанские вооруженные силы на данных оперативных направлениях сокращаются на 75 %.

3. Лачинский и Кельбаджарский районы передаются под контроль Азербайджанской Республики, где будут присутствовать только пограничные войска и военная полиция, а т.н. «Лачинский гуманитарный коридор» станет институционализированным и перейдет под контроль миротворческих сил «на неограниченное время». Ширина «ЛГК» составит 15 км (6 км к северу от трассы автодороги и 8–9 км к югу от автострады Горис-Степанакерт).

4. На территории НКР не осуществляется юрисдикция и применение законов Азербайджана, принимается своя конституция, законодательство приводится в соответствие с принятыми нормами в гражданском и уголовном кодексе, рекомендуемыми Европейским Советом.

5. В Нагорном Карабахе вводятся в обращение банкноты, эмиссия которых осуществляется в Республике Армения или в какой-либо стране — члене Международного валютного фонда. Карабах «широко применяет общее и экономическое армянское законодательство». Политические, экономические и социально-культурные отношения НКР с РА и АР не ограничиваются и осуществляются «в соответствии с социально-рыночными условиями при отсутствии ограничений в торговле, банковской и инвестиционной деятельности…».

6. Баку и Степанакерт не выдвигают в директивном порядке требования о возвращении перемещенных лиц на соответствующие территории Шушинского и Шаумянского районов, но и не создают препятствий в добровольном расселении людей различных национальностей. Азербайджан и Нагорный Карабах уточняют свое законодательство в части защиты прав этнических и религиозных меньшинств и предоставления гражданства. Азербайджанская Республика не ограничивает развитие государственного статуса НКР.

7. Соединенные Штаты и ряд членов Совета Безопасности ООН предпринимают инициативу по предоставлению Нагорному Карабаху опеки ООН в соответствующем порядке. Предположительно эта процедура может начаться через 48 месяцев после вступления в силу процесса урегулирования. Предполагается, что Организация Объединенных Наций примет решение по обеспечению гарантий Азербайджанской Республике и Нагорно-Карабахской Республике со стороны ряда государств (предположительно США, Россия, Франция, Турция, Италия).

8. Весь комплекс мероприятий «индивидуального проекта» (в т.ч. их финансирование) обеспечивают Соединенные Штаты «при полном согласовании с Азербайджанской и Нагорно-Карабахской республиками». Американская сторона применяет для этого свои военные контингенты, пропагандистское и дипломатическое обеспечение.

Для создания «гарантий процесса урегулирования» США вводят в зону карабахского конфликта:

— 2200 военнослужащих основного контингента (моторизированные части, вертолетная эскадрилья) с размещением по периметру государственной границы между АР и НКР, а также в «ЛГК»;

— 1200 человек дополнительного военного контингента (специальные части связи, демаркации и др.) для контроля и обеспечения безопасности основных коммуникационных объектов — аэродромов, узлов связи, баз снабжения;

— 200 специальных военных наблюдателей и консультантов.

Для коммуникационного обеспечения данных контингентов используются аэродромы в Горисе (РА), Ходжалу (НКР) и Гяндже (АР).

(Как отмечают осведомленные лица, в «ИП» Вашингтона имеется особая отметка: сроки пребывания американских военных в зоне конфликта «не ограничиваются в принципе», но согласовываются с обоими сторонами через каждые 24 месяца. Пребывание данного армейского контингента «со временем должно быть узаконено решением ООН». До этого пребывание в НКР военнослужащих США и весь процесс урегулирования (после подписания соответствующих договоренностей) могут быть прерваны или скорректированы только при условии согласования и одобрения обоих сторон. Американский военный контингент «остается единственным ответственным в зоне конфликта вплоть до рассмотрения ООН статуса Нагорно-Карабахской Республики…».)

9. «Агентство по международному развитию США» (USIAD) и органы представительной и исполнительной власти НКР заключают Договор долгосрочного характера относительно экономического сотрудничества. Агентство разрабатывает и реализует в Карабахе широкую программу формирования бюджета и реформирования банковской системы, финансирования проектов по автодорожному строительству, сооружения систем ирригации и расширения аграрного сектора, технического оснащения вооруженных сил и полиции, расселения и развития населенных пунктов. Предположительная помощь Соединенных Штатов Нагорному Карабаху — 30–40 млн. долларов в год.

Предполагается активизация армянской общины США по линии капиталовложений в НКР, создания в Карабахе «институциальных основ» крупных банковских учреждений для реализации масштабных инвестиционных проектов на Южном Кавказе и Ближнем Востоке.

10. Вашингтон открывает в Нагорно-Карабахской Республике свою дипломатическую миссию, осуществляющую непосредственное урегулирование карабахской проблемы. ДМ будет сотрудничать с правительствами, политическими и общественными организациями, компаниями и банками. Ее статус будет определен при согласовании с Азербайджанской Республикой и НКР. Допускается, что руководителем миссии станет «один из авторитетных граждан США армянского происхождения». ДМ будет также призвана «обеспечить интересы Нагорного Карабаха в различных государствах, международных политических и экономических структурах».

11. Правительство Соединенных Штатов способствует созданию у себя в стране общественной гуманитарной организации «США — Южный Кавказ», ставящей своей задачей участие в социальном и экономическом развитии государств и отдельных регионов Южного Кавказа.
Приношу извинения за несколько утомительное своей чрезмерной детализированностью изложение намерений американских стратегов, но сама антикавказская сущность упомянутого «индивидуального проекта» требует ее пристального изучения.

К каким же выводам мы можем прийти по прочтению сего опуса?

Ну, во-первых (что самое очевидное): Республика Армения максимально отстраняется от процесса урегулирования. Вместе с тем полностью игнорируется и основное требование Азербайджанской Республики об освобождении оккупированных территорий (подтвержденное в резолюции Генассамблеи ООН «О положении на оккупированных азербайджанских территориях») и полном восстановлении своей территориальной целостности.

Во-вторых: в карабахском противостоянии «силовой баланс» нарушается в пользу Азербайджана, поскольку из зоны конфликта выводятся все ВС Армении, вооруженные силы НКР сокращаются на 1/3, а армейские подразделения АР только отводятся от линии фронта.

В-третьих: США рассматривают территорию Нагорного Карабаха как удобную площадку для размещения своих войск и не скрывают, что будущий военный контингент оперативно-тактически привязывается к общим планам военного присутствия Соединенных Штатов на Южном Кавказе. Таким образом, в самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республике, по существу, запланировано создание крупной американской военной базы. Причем предполагаемое частичное увеличение территории НКР связано именно с целями разворачивания данного объекта (в частности — использованием аэродрома в Ходжалу_.

И последнее: Возвращение части территорий Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана, сам режим урегулирования предполагает геополитическое дистанцирование НКР и Армении от Ирана, т.к. граница по реке Аракс передается армянской стороне, а фактически — под контроль США. (По имеющимся у специалистов предварительным сведениям, на указанной приграничной площадке Америка, Израиль и Турция намерены разместить станцию слежения за территорией Ирана).

(Таким образом, «индивидуальный проект» Вашингтона имеет в том числе «явную антииранскую направленность».)

Стоит ли говорить, что описанный процесс «урегулирования» является составной частью плана Соединенных Штатов по военному проникновению на Южный Кавказ?… Совершенно очевидно, что попытка реализации Вашингтоном данного проекта, категорически неприемлемого как для Баку, так и для Еревана, приведет к резкому обострению армяно-азербайджанского военно-политического конфликта (вплоть до возобновления широкомасштабных вооруженных столкновений) и создаст один из наиболее серьезных угрозообразующих для всех кавказских республик факторов в данном регионе.

Теги

Об авторе

Баграмян Михаил

Баграмян Михаил

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.