Eurasian News Fairway

Что могут гарантировать «военно-гарантийные операции»

Что могут гарантировать «военно-гарантийные операции»
Апрель 24
12:00 2009

Августовские события в Южной Осетии вновь подняли на повестку дня главный в отношениях Кишинева и Тирасполя вопрос — для чего и о чем ведутся переговоры? За последнее время история показала нам уже два ярких примера того, к чему приводит идея жить вместе. Разграбленная гагаузская автономия и уже вступившая на этот путь Аджария. Именно такую автономию всегда хотели видеть в лице Приднестровья молдавские власти, и до сих пор эти намерения не изменились.

Но, тем не менее, затянувшийся приднестровский конфликт все равно потребует разрешения. И, как убеждают нас приднестровские политологи, в развитии регионального миротворческого процесса «принципиально важную роль» сможет сыграть использование механизма т.н. «военно-гарантийной операции по урегулированию приднестровского конфликта» (ВГО).

Выдвигается тезис, что создание системы гарантий выполнения достигнутых между Республикой Молдовой (РМ) и непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой договоренностей (в контексте окончательного урегулирования военно-политического противостояния) предполагает не только усиление мер доверия, но и приоритетное обеспечение именно военного аспекта этих гарантий.

Необходимость разработки и проведения данной «военно-гарантийной операции» обосновывается фактом сохранения во взаимоотношениях между Молдовой и Приднестровьем ситуации холодной войны: длительное отсутствие реального переговорного процесса, продолжающаяся экономическая, политическая и дипломатическая блокада ПМР со стороны официального Кишинева, нарастающая информационная война, проводящаяся ускоренными темпами модернизация вооруженных сил РМ и т.д.

Подводя итоги работы Объединенной контрольной комиссии (ОКК), Объединенного военного командования (ОВК), Института военных наблюдателей (ИВН) и, в целом, продвижения миротворческого процесса, можно утверждать, что наиболее четкой характеристикой этой деятельности является обеспечение Объединенным военным командованием управляемости и контролируемости ситуации в зоне безопасности.

За прошедший период перечисленным структурам удалось не только предотвратить в регионе любые формы вооруженных столкновений (не допустить резкого обострения ситуации, превентивными мерами предотвратить любые попытки провокаций и беспорядков), но и создать реальные гарантии экономической и хозяйственной деятельности, проведения политических мероприятий и переговоров между сторонами на всех уровнях, планового взаимодействия с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), подписать основополагающие документы окончательного урегулирования конфликта.

(- Соглашение «Принципы сотрудничества между миссией ОБСЕ и ОКК в зоне безопасности»;

— Меморандум «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» (подписанный президентами Российской Федерации, Украины, Республики Молдова, Приднестровья и Председателем ОБСЕ), в котором впервые сформулирован вопрос о строительстве нового, общего государства, создаваемого РМ и ПМР.)

Автор полагает возможным утверждать, что «черновой проект» военно-гарантийной операции уже практически существует, апробирован и зарекомендовал себя с положительной стороны. Поэтому экспертами в контексте разработки ВГО подчеркивается необходимость формирования молдавской и приднепровской стороной двустороннего согласованного мнения по следующим позициям:

  1. Статус нового государственного образования по отношению к окружающим странам.
  2. Цели, задачи и механизмы военно-гарантийной операции, участники ВГО, их подчиненность, дислокация, мандат и т.д.

Предварительное принятие для нового международного субъекта статуса нейтрального неприсоединившегося государства может в среднесрочной перспективе создать реальную возможность для обеих сторон отказаться от такого института, как вооруженные силы, и тем самым ликвидировать одну из внутренних угроз — применение военной силы к Приднестровью.

Основной целью военно-гарантийной операции (в т.ч. после создания нового федеративного государства) является сохранение мира и применение превентивных мер для предотвращения возможных рецидивов конфликта. В случае, если эти меры оказались неэффективными, к стороне — нарушителю основополагающих договоренностей или провоцирующей силовое решение спорных ситуаций должна применяться и сила до восстановления «статус-кво».

Однако, как полагают специалисты, на данном этапе следует сохранить весь комплекс военных гарантий (ВГ):

  • внутренних ВГ — равноправное участие специальных воинских подразделений сторон в самой операции до принятия итогового решения об урегулировании конфликта;
  • внешних ВГ — гарантий, обеспечиваемых на международном уровне нынешними странами-гарантами — Россией и Украиной.

Внешними участниками проведения «военно-гарантийной операции» могут стать лишь те страны или международные структуры, которые получат на это согласие обеих сторон конфликта. Абсолютно обязательным во вновь создаваемом механизме гарантий должно остаться право наложения вето по тем решениям, которые принимаются коллегиально.

Как самый приемлемый и перспективный для ВГО расценивается мандат ОВГ, полученный от Организации Объединенных Наций (при условии наделения этим мандатом всех участников операции, включая Приднестровье, что приднестровские политологи считают на сегодняшний день «невозможным»). Допускается также получение мандатов СНГ (как наиболее выполнимого с технической стороны) и ОБСЕ (запасной вариант).

Вместе с тем, приднестровские политологи утверждают, что главенствующую роль во всей операции могла бы взять на себя Украина (присоединившаяся к миротворческому процессу через Институт военных наблюдателей только в 1998 г.).

В качестве основных причин называются следующие:

  1. Россия в силу принятых на себя стамбульских обязательств будет вынуждена, в итоге, вывести из Приднестровья весь воинский контингент, вывезти или утилизировать все боеприпасы, военную технику и снаряжение.
  2. Украина непосредственно граничит с зоной конфликта, и наибольшую опасность возможные рецидивы представляют именно для нее.
  3. С военно-стратегической точки зрения только Украина способна оперативно осуществить то или иное военное решение в данной зоне.

(Кстати, данное мнение критически оценивается аналитиками российского «Центра военного анализа и прогнозов», по словам которых, признание приоритета за украинской стороной «носит конъюнктурный характер и не учитывает реального международного, в том числе военно-политического статуса Украины…»).

Характеризуя варианты выполнения ВГО силами ОБСЕ или НАТО, можно констатировать, что, с одной стороны, ОБСЕ не имеет положительного опыта не только в проведении военно-гарантийных, но даже локальных миротворческих операций. С другой — Республика Молдова, Приднестровская Молдавская Республика (непризнанная), а также страны-гаранты Россия и Украина не являются членами НАТО. Одновременно, размещение в конфликтной зоне воинского контингента Альянса с высокой степенью вероятности вызовет негативную реакцию как самого местного населения, так и значительной части региональных политических элит.

Если же хладнокровно подытожить предложения приднестровских экспертов по использованию механизма т.н. «военно-гарантийной операции», можно сделать вывод о том, что данная инициатива политологов ПМР носит субъективно-односторонний характер, будучи ориентирована на неприемлемое для Молдовы создание нового «нейтрального независимого государства» и постепенное сокращение участия России в региональном миротворческом процессе.

Теги

Об авторе

Александр Лавутин

Александр Лавутин

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.