Eurasian News Fairway

На пути к религиозно-политическому компромиссу

На пути к религиозно-политическому компромиссу
Апрель 28
12:00 2009

Говоря о продолжающейся исламизации среднеазиатских республик СНГ, нельзя обойти экспертным вниманием Таджикистан. Республику, все еще не залатавшей экономические и идеологические прорехи после недавней затяжной братоубийственной гражданской войны и находящейся на стадии выбора будущего типа своей государственности — светского или исламского…

И здесь, в первую очередь, следует проанализировать современную деятельность «Партии Исламского Возрождения Таджикистана», сыгравшей далеко неоднозначную роль в разжигании, а после — и урегулировании гражданского конфликта в первой половине 90- годов.

После сокрушительного фиаско на последних парламентских выборах партия, по свидетельcтву самих членов ПИВТ, длительное время находилась в шоковом состоянии. Ни лидеры, ни рядовой состав не ожидали таких негативных результатов. На протяжении прошедшего после выборов периода основными настроениями среди рядового состава «исламских возрожденцев» были недоверие рядовых членов к мирному процессу в республике, разочарование в своих вождях (часть из которых до сих пор именуются «предателями»). Наметился даже процесс перехода партийцев в «Хизб ут-Тахрир» (конкурирующая оппозиционная полуподпольная организация).

Тем не менее, ПИВТ по-прежнему является одной из самых влиятельных партструктур Таджикистане. И это обусловлено, прежде всего, тем что партия действительно добилась ряда реальных успехов в ходе мирного процесса:

  • давно прекращена гражданская война, к местам своего проживания возвращены беженцы; практически все участники борьбы осознали, что политических целей необходимо добиваться политическими, а не силовыми методами;
  • ПИВТ получила возможность легальной работы, набирается опыта партийного строительства и партийной работы, выиграла 2 депутатских мандата в первых постконфликтных парламентских выборах и заявила о себе, как о партии парламентского типа;
  • "возрожденцы" стремятся уйти от регионализма, партийные «первички» работают практически во всех областях и районах Таджикистана;
  • ПИВТ стала уделять все большее внимание своей социальной базе: разработана программа выхода республики из затянувшегося экономического кризиса, намечены направления социально-экономического подъема таджикской экономики, активизируется работа с женщинами, молодежью, в стране пользуется серьезным успехом партийная газета «Начот»;
  • в определенной мере партии помогает удержать свои позиции в Таджикистане международное исламское движение в целом, для которого ПИВТ — один из первых удачных опытов интеграции исламского политического движения в политическую систему страны, своего рода — пример для всего исламского мира.

(По мнению аналитиков исследовательского Центра «Шарк», опыт «Партии Исламского Возрождения Таджикистана» «можно признать нечастым случаем мирного существования политического исламского движения в политической жизни светского государства…».)

Вместе с тем, руководство партии признает существование (в рамках деятельности партструктуры) ряда серьезных проблем:

1. Ослабление ПИВТ после легализации и особенно после выборов: идет фрагментация исламского движения, прежде всего его дробление по региональному признаку. «Падение до минимума боевого духа и дисциплины» в реинтегрированных частях бывших исламских боевиков. Из последних наиболее преданные исламской идее в настоящее время сконцентрированы у Мирзо Зиеева (в т.ч. ранее входившие в военизированные подразделения Джумы Намангони, ликвидированного в 2001 г. во время операции спецслужб Узбекистана), что существенно ослабило «возрожденцев».

2. Слабость организационных структур и недостаточность организационной работы в партии, вызванной отсутствием среднего организационного звена. ПИВТ представляет собой, по сути, массу рядовых членов — преимущественно крестьян, потерявших в войне все свое имущество, бедных, малограмотных, традиционалистски настроенных людей. Над этой «массой» стоит несколько руководителей (во главе с религиозным лидером — муллой Абдулло Нури) — образованных и приобретших опыт политических переговоров.

3. Неудовлетворительный уровень урегулированности отношений с официальными властями. После выборов диалог властных структур и лидеров ПИВТ почти прекратился, и наступило неустойчивое равновесие с тенденцией медленного, но последовательного ограничения властью свобод партии… Тем не менее, «возрожденцы» избегают конфронтации, из-за и отказались от политики активного привлечения в свои ряды духовенства и суфийских пиров.

4. Наличие в самой партструктуре серьезных внутренних идейных разногласий. Отсутствие единой позиции в вопросе о месте религии и политического ислама в обществе.

5. Сохранение наиболее серьезного противоречия: с одной стороны, ПИВТ потеряла ранее имевшиеся преимущества подпольной структуры (отсутствие официальной ответственности перед гражданским обществом), действует в качестве официальной оппозиционной партии и, следовательно, несет ответственность за положение дел в стране; с другой — негативный характер отношений с органами власти и собственные внутренние проблемы не позволяют партии реализовывать свои социально-политические функции даже в необходимом минимальном объеме.

6. Консервация проблемы, связанной с нарушениями членами ПИВТ статьи 4 Закона Республики Таджикистан «О политических партиях», согласно которой в мечетях, медресе запрещено создание первичных организаций политического и военно-политического толка, не допускается чтение азана через громкоговорители и религиозное обучение несовершеннолетних. Однако, как свидетельствует практика, власти чаще всего идут на компромисс, не придавая остроту вопросу о политических собраниях в культовых зданиях, понимая, что любая дискуссия в мечети, затрагивающая жизненно важные для верующих вопросы, неизбежно принимает политическую окраску.

Одновременно, следует особо подчеркнуть, что наиболее важной для развития многопартийности в РТ остается проблема функционирования официальной мирной оппозиции, и, в данном контексте, существование организационно оформленных структур политического ислама (в частности — самой ПИВТ).

Выражу уверенность, что в настоящее время ни у правительства Таджикистана, ни в самой партии, ни у широкого круга исламских деятелей нет ясности по вопросу о перспективах политического ислама. Свидетельством этому являются споры вокруг самой идеи существования исламской партии.

На сегодняшний день наметились, как минимум, две точки зрения по вопросу о месте и роли ПИВТ в таджикском политическом процессе:

Первую выразил Акбар Тураджон-зоде, который считает, что ислам должен «встроиться» в политическую систему современного Таджикистана, «обеспечив единство общества и государства», с тем, чтобы в будущем «эволюционным путем прийти к исламскому государству». Вторую точку зрения, согласно которой «необходимо вести политическую борьбу через партии и парламентскую деятельность», поддерживает руководство самой ПИВТ.

Однако несмотря на разность точек зрения по вопросу о политическом исламе, одним из основных достижений процесса примирения в Таджикистане является мирная инкорпорация ислама в политический процесс. В РТ имеется почва для развития исламских радикальных оппозиционных движений. Их главные причины: обострение социально-экономического положения; разочарование как в коммунистической, так и в демократической идеях; тотальная коррупция; отсутствие сильных светских движений и связанный с этим «вакуум идеологии». В этих условиях легальная политическая деятельность ПИВТ может скорпорировать недовольство многих социально-демографических групп и перевести его в плоскость политической борьбы.

Однако положение «возрожденцев» отличается особой сложностью. В процессе выборов партструктура столкнулась с трудностями легальной политической работы, связанными (как уже отмечалось) с отсутствием партийных организаторов среднего и низшего звена. Лидеры партии признают, что некомпетентность большей части партийных ставленников по 30-процентной квоте, давшей возможность властям заменить их, провалы в предвыборной борьбе, в президентских и парламентских выборах, крайняя слабость аналитической работы в ПИВТ свидетельствуют о нехватке интеллектуального потенциала у политического ислама в Таджикистане.

И, тем не менее, совершенно бесспорно одно: «Партия исламского возрождения Таджикистана» становится одним из главных субъектов демократизации политической жизни в республике. Можно даже предположить, что исламское оппозиционное движение (наряду с Коммунистической партией и региональными партструктурами) будет в перспективе представлять собой реальную политическую оппозицию власти.

Теги

Об авторе

Старцева Ирина

Старцева Ирина

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.