Eurasian News Fairway

Потенциальные угрозы территориальной целостности России: возможные сценарии (часть II)

Потенциальные угрозы территориальной целостности России: возможные сценарии (часть II)
Май 15
12:00 2009

Продолжая тему угрозы китайской этнической экспансии на российском Дальнем Востоке и восточной Сибири, целесообразно рассмотреть и т.н. «негативный» сценарий развития событий, а именно:

Китайскую миграцию в РФ может в короткие сроки активизировать один из (или совокупность) упомянутых выше кризисов в КНР — экономический, ресурсный, климатическо-экологический, два из которых (экономический и ресурсный) могут уменьшить темпы роста количества рабочих мест, а последний — привести к значительному снижению обеспеченности Китая продовольствием и существенному увеличению площадей непригодных для проживания земель.

Любой из этих кризисов в условиях огромного и растущего китайского населения может вызвать миграцию уже многих десятков и даже сотен миллионов человек.

Экономический кризис (ЭК)

Темпы роста экономики КНР в среднем за последние два десятилетия составляли около 8% в год, за счет чего при быстрорастущем населении успевало создаваться относительно достаточное количество рабочих мест. Для предотвращения тяжелого внутреннего кризиса безработицы Китаю необходимо как минимум не потерять эти темпы роста в дальнейшем и увеличить их до значения, превышающего 10 % в год. Однако с учетом мирового финансового кризиса и связанного с ним снижения общемирового потребления (наиболее высокие оценки падения — до 1,5 и более раз) ЭК в КНР может произойти до 2012–14 гг.

Экономический кризис, сопровождающийся сокращением китайского экспорта и объемов внутреннего потребления (с соответствующей переориентацией потребителей на дешевые китайские товары), повлечет существенное увеличение безработицы и скачкообразный рост миграции китайцев (до десятков миллионов человек) из страны. При этом в связи с падением в условиях МФК привлекательности западных стран, направленность миграционных потоков сконцентрируется на Российской Федерации.

В условиях подобного кризиса китайское руководство с малой степенью вероятности будет проводить какую-либо целенаправленную политику по отношению к землячествам мигрировавших в Россию сограждан. ЭК вызовет конфликт между неравномерно развитыми территориями Китая и угрозу раскола страны на отдельные провинции, в силу чего вопрос чужих (российских) территорий подниматься не будет.

Вместе с тем, в регионах самой России возникнет масштабная проблема самоорганизации большого количества прибывших в РФ китайских мигрантов. Тем более, что в условиях МФК внимание к этому вопросу (как и к возможным инициативам провозглашения диаспорами каких-либо форм независимых автономий) со стороны местных властей будет по объективных причинам ослаблено.

Ресурсный кризис (недостаток углеводородного сырья)

Быстро развивающаяся экономика КНР требует все большего потребления нефти и газа. Хотя доля углеводородного сырья в общем производстве энергии в Китае не превышает 25 % (остальное дает преимущественно уголь), она, как предполагается, будет расти в условиях строительства экономики современного типа, ориентированной именно на нефтегазовое сырье.

Рост потребления нефти в КНР значительно опережает рост ее добычи (ДН), которая в 2008 году составила около 160 млн. тонн при общем потреблении 200 млн. т. В дальнейшем этот дисбаланс будет возрастать как по причине увеличивающегося потребления, так и снижения темпов роста ДН. Последнее связано с постепенной выработкой имеющихся месторождений: прирост в освоении нефтересурсов с начала 2005 г. составлял уже менее 2 млн. тонн/год по сравнению с 10 млн. т./г. в 90-е годы. Со второй половины 90-х гг. происходит падение добычи и на крупнейших в Китае месторождениях — Дацин (первоначальные запасы — 1 млрд. т.) и Шенли (850 млн.т.).

Всего же в Китае на 2008 г. доказанные запасы нефти оцениваются международным экспертным сообществом в 3,2 млрд. тонн, хотя, по данным китайских аналитиков, «достоверные» запасы страны — 5,3 млрд. т. на суше и 4 млрд. т. на шельфе. Потенциальные резервы варьируются от 25 до 30 млрд. тонн.

(Следует учитывать тот факт, что оценки экспертов КНР относительно запасов нефти часто завышаются в целях привлечения инвесторов, как это произошло с первоначальной оценкой запасов на китайском участке шельфа Южно-Китайского моря.)

Потребление нефти в Китае прогнозируется в пределах 220 млн. тонн к концу 2009 года и 265 млн. т. в 2012 г. Оценки китайского нефтеимпорта колеблются соответственно от 70–90 до 120 млн. т.

С учетом динамики прироста населения КНР (к 2020 году — на 300–400 млн. человек) увеличение потребления энергии и, соответственно, минимальный рост потребления нефти составит 1,5–1,7 раз. Таким образом, минимальное значение потребления нефтесырья Китаем к 2020 году поднимется до 300–340 млн. тонн нефти в год. В случае же экстраполяции прироста потребления энергии в КНР, рассчитанного на основе данных за 1990–1999 гг. и составившего 4,7 % в год, потребление нефти в 2020 году составит уже около 400 млн. т./г. (что соответствует современной нефтедобычи в России), против 200 млн. тонн/год в 2005 году.

В целом, с учетом роста потребностей китайской экономики в углеводородном сырье и, одновременно, сокращением собственной ДН, доказанные запасы Китая (3,2 млрд. тонн) будут полностью исчерпаны к 2018–2020 гг.

Эксперты утверждают, что уже сейчас значительная часть затребованных в КНР объемов сырья обеспечивается импортом (около 25 % — из Персидского залива). В следующем десятилетии импортные поставки могут составить основную (если прогнозные запасы окажутся минимальными — полную) долю потребляемой нефти.

Вместе с тем, Китай, будучи включенным в систему мировых геоэкономических интересов, может обеспечивать свой непрерывный нефтеимпорт (уже сопоставимый по объемам со всей российской ежегодной нефтедобычей) только в случае нахождения «точек соприкосновения» с основными экспортерами — странами Персидского залива и Россией.

Именно на этом направлении КНР может столкнуться (в плане предотвращения ресурсного кризиса) с комплексом серьезных проблем. В первую очередь — с позицией США.

По усредненным оценкам, общемировые запасы нефти, пригодной для добычи, будут полностью исчерпаны до 2070 г. При этом значительный спад ежегодной ДН произойдет уже до 2012–14 гг. (за исключением месторождений Персидского залива). В этот же период ожидается исчерпание большинства месторождений, определяющих нефтяной потенциал Западной Европы, США и Канады.

Таким образом, со 2-го десятилетия XXI века большая часть нефтедобычи будет сосредоточена в странах Персидского залива и Российской Федерации (в меньшей степени — в Венесуэле и некоторых других странах).

Значительная часть прогнозов (в рамках «негативного сценария») основываются на следующем предположении:

США, учитывая неизбежность исчерпания общемировых запасов нефти к 2070 г., проблемность и высокую затратность перестройки энергетики на постнефтяной вариант (разработка термоядерных технологий, методов безопасной добычи газогидратов и т.д.), попытаются выиграть время и как можно дальше оттянуть сроки своего перехода в постнефтяной мир.

Можно смело утверждать, что активизация деятельности Соединенных Штатов в Персидском заливе обусловлена именно приготовлениями "к окончательному решению нефтяного вопроса в свою пользу. Будущие поставки из других регионов для Вашингтона малозначимы ввиду несопоставимо меньших запасов нефти у последних по сравнению с шельфом Персидского залива. Так, по заявлению директора американского Института анализа энергетической безопасности (ESAI — Energy Security Analysis Institute) Сары Эмерсон, «проблема с диверсификацией источников нефти за счет регионов, находящихся за пределами Ближнего Востока, заключается в том, что там просто нет нефти…».

Для дальнейшего развития национальной экономики Америка оказывается перед необходимостью обеспечить к себе стабильный поток дешевого углеводородного сырья, что может быть осуществлено только при условии замены нынешнего руководства государств Персидского залива на полностью подконтрольные Америке правительства, либо постоянной оккупации этих стран (что подтверждается намерением США сохранить управленческие функции своих военных в Ираке).

В данном случае Вашингтон в условиях острого дефицита углеводородного сырья получит право определять и экспортную политику этих государств — перечень стран-импортеров нефти, объемы продаж, диверсификацию стоимости экспортируемой продукции и т.д. Это в совокупности поставит в затруднительное положение основных соперников США — Западную Европу и Китай.

Теги

Об авторе

Старцева Ирина

Старцева Ирина

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.