Eurasian News Fairway

Климато-экологический кризис в Китае: прогнозируемые последствия для России

Климато-экологический кризис в Китае: прогнозируемые последствия для России
Май 25
12:00 2009

Можно до бесконечности пугать друг друга угрозой (ставшей уже в российском журналистском сообществе притчей во языцах) этнической экспансии Китая на территории Дальнего Востока и Сибири Российской Федерации.

Но, обратившись к языку сухих цифр и выверенных прогнозов, складывающаяся ситуация действительно оборачивается своей не самой оптимистичной стороной.

Разговор идет, по сути, об объективном «выдавливании» (как за счет природных, так и сугубо человеческих факторов) значительной массы китайского населения на сопредельные территории. Самая близкая и обширная из которых (одна граница — около 1200 километров!) — Россия.

Комплексное воздействие на повседневное бытие полунищих северных и северо-западных районов поднебесной (которых, в отличии от индустриальной части КНР, цивилизация коснулась лишь самым краем) негативных, все более ухудшающихся климатическо-экологических характеристик вынуждает сельских жителей Китая искать убежище на необъятных российских просторах. И легально, и (что гораздо чаще) нелегально — в форме незаконной этнической миграции.

Рассмотрим отдельные конкретные предпосылки перечисленных процессов:

Регионы Китайской Народной Республики, обеспеченные водными ресурсами (прежде всего — бассейны рек Янцзы и Хуанхе), часто подвергаются сильным наводнениям. Одновременно в последнее время на данных территориях значительно усилились засухи, приведшие в 2006–08 гг. к понижению уровня воды в реках северо-восточного Китая на 45–60 %. На западе КНР в стадии полного иссыхания находится около 2 тысяч озер, питающих Хуанхе, а в области Мадой уже исчезло около 50 % всех озер и подземных вод.

Долговременные засушливые периоды в последние годы приводят к серьезным потерям урожая. Так, наиболее сильная (со времени образования КНР) засуха в провинции Шандунь в 2007 г. полностью уничтожила сельхозрастения на площади 7,6 млн. му (15 му = 1 га). Всего же в провинции пострадало 46 млн. му. Экономические потери составили около 10 миллиардов юаней. Ущерб от засухи в верховьях и среднем течении Янцзы в 2008 г. составил около 1 млрд. юаней.

При этом необходимо отметить, что для компенсации потерь Китай начал осуществлять крупные закупки зерна за рубежом: 2007 г. — около 1 млн. тонн пшеницы, в 2008 г. — уже более 2 млн. т. Однако поставки не покрывают потери КНР: в 2008 г. было собрано только 88 млн. тонн озимого зерна (на 6 % меньше чем в 2007 г.). В результате произошло (и продолжается) снижение запасов зерна, а также кукурузы (в 2008 г. — на 48 % меньше, чем за предыдущий сезон) и риса (в 2008 г. — на 37%.).

Недостаток воды ощущается не только в сельском хозяйстве, но и в быту китайских граждан. 30 из 32-х мегаполисов КНР имеют проблемы в снабжении пресной водой. Прогнозируется, что к 2012 году Китай испытает первый серьезный водяной кризис, а к 2025 г. начнет импортировать питьевую воду — около 240 млрд. м3 ежегодно.

Часть проблем с последней может решить проект переброски вод Янцзы на север страны, который должен быть реализован к концу следующего десятилетия. Однако, обеспечив северные провинции, он (проект) не коснется запада и северо-запада КНР. Дефицит воды в западных регионах может быть уменьшен за счет повышенного водозабора рек, берущих свое начало в Китае, либо протекающих по его границе и далее уходящих на территорию Казахстана и России.

По мнению авторов, для прогноза последствий климато-экологического кризиса (КЭК; по другим определениям — коллапса) на среднесрочную перспективу следует также учитывать и постепенный рост концентрации в атмосфере углекислого газа, содержание которого в Китае в период между 2020 и 2050 гг. (по сравнению с доиндустриальным этапом развития страны) может удвоиться.

В целом увеличение концентрации СО2 по сравнению с «обычной» (среднестатистической) нормой должно стимулировать рост таких культур как рис и пшеница (в отличии от противоположного эффекта на кукурузу, что связано с особенностями фотосинтеза). Однако перестройка всей экосистемы может крайне неблагоприятно отразится на качестве самого зерна. В то же время рост будет ограничен как недостатком воды, так и других питательных веществ.

(Из-за дефицита топлива производство удобрений в КНР снизилось на 21%. Существуют прогнозы, что падение урожайности риса в Китае к 2050 году может составить до 61%, пшеницы — до 52% .)

Предполагается, что в случае дальнейшего развития КЭК миграция китайских граждан в Россию может скачкообразно возрасти уже в середине следующего десятилетия.

Отсюда видится возможным сделать предварительные прогнозы последствий происходящих в КНР негативных процессов для нашей страны:

В первую очередь, вполне вероятно, что в период до 2040–2050 годов (с учетом мирового финансового и топливно-энергетического кризиса) произойдет, как уже было сказано, значительный приток китайского населения в Российскую Федерацию. К 2014–15 гг. его численность в РФ предположительно достигнет 8–10 млн. человек. В случае же вступления России в ВТО (с учетом выставленных КНР условий — неограниченной миграции китайцев в РФ) из-за усиленного притока китайской рабочей силы эта цифра может возрасти на порядок.

При этом не вызывает сомнений, что руководство Китая будет всячески поощрять подобную миграцию, но на предметное инициирование вопроса о пересмотре границ с РФ на этом этапе не пойдет.

Значительно возросшая китайская диаспора будет активно расширяться и укрепляться прежде всего в приграничных с КНР районах Сибири и Дальнего Востока и постепенно вытеснять местное население из многих сфер хозяйственной деятельности (прежде всего — торговли, строительства, сферы услуг), что усилит отток российских граждан с этих территорий.

При возрастании же китайского землячества в какой-либо из указанных зон до уровня, сопоставимого с численностью местного населения, может встать вопрос об изменении законодательства данного субъекта Федерации с учетом требований китайской диаспоры и, в перспективе, трансформации самого статуса этих регионов.

Понятно, что в силу значительного сокращения на данных территориях русскоязычного населения и усиления влияния китайцев на местную администрацию способность федерального Центра осуществлять управленческий процесс на этих территориях может значительно уменьшиться.

В результате на определенном этапе не исключается постановка китайской стороной вопроса о совместном управлении названными регионами или (как крайний вариант) их переходе в юрисдикцию КНР под предлогом «абсолютного преобладания этнических китайцев». При последнем варианте возникнет прямая угроза территориальной целостности Российской Федерации.

По мере же укрепления позиций влияния китайских диаспор (в тех или иных организационных формах), а также блокирования КНР Соединенными Штатами от основных нефтяных месторождений Персидского залива (о чем авторы писали ранее) вполне допустимо развертывание Китаем широкомасштабной «ресурсной экспансии» нефтезалежей Сибири и Дальнего Востока, имеющей своей целью установление прямого или опосредованного контроля над экспортом (по другим прогнозам — и над добычей) российской нефти.

Таковы возможные и крайне неутешительные для россиян последствия набирающего силу в Китайской Народной Республике климато-экологического кризиса. Кризиса, пик которого еще только впереди.

Об авторе

Панфилов  Олег

Панфилов Олег

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.