Eurasian News Fairway

…Терроризм как фатально-исторически предопределенное явление

…Терроризм как фатально-исторически предопределенное явление
Май 20
12:00 2003

Сразу же после терактов в Нью-Йорке газета «Financial Times» опубликовала письмо ведущего стратега по валютным рынкам в одном из крупнейших банков мира HSBC-USA (Британский Банк на Ближнем Востоке) Марка Чандлера. Письмо это весьма многозначительно. И не только потому, что оно касается столь важной сегодня темы, как отношения между глобализмом и терроризмом, но прежде всего потому, что автор оспаривает широко распространенный миф, отстаиваемый в той же газете Робертом Зеликом (выступающим от имени министерства торговли США). Согласно данному мифу развитие свободной торговли позволит искоренить причины международного террора.

Сегодня среди поклонников глобализации есть много таких, кто глубоко убежден в особой миссии Всемирной Торговой Организации (ВТО) для Всеобщей истории человечества. Эти люди, назовем их «Купцами», подобно Роберту Зелику, уверены, что первопричина терроризма — в бедности, в связи с чем необходимо устранить все преграды на пути свободной торговли, которая должна осуществляться по единым для всех правилам, установленным ВТО. Главный смысл дипломатии «Купцов» из ВТО заключается в том, что дальнейшая либерализация глобальной экономики будет способствовать укреплению именно тех ценностей, которые цивилизованный мир и отстаивает в «войне против терроризма». Уже в этом очевиден конфликт между ВТО и всеми национальными государствами, держащимися за «отсталую» концепцию государственного суверенитета.

Новый миф чаще всего опровергают те, кто глубоко убежден в особой исторической миссии Всемирного Банка, МВФ, МФК, Парижского клуба, Лондонского клуба etc. Эти люди, назовем их «Банкирами», подобно Марку Чандлеру, обращают внимание «Купцов», а заодно и читателей «Financial Times» на то, что суть проблемы — вовсе не в свободе, динамике или масштабах международной торговли. Суть в тех базовых условиях глобального торгового контракта, которые предопределяют механизм перераспределения выгоды от всемирной торговли в пользу продавцов конечных товаров потребления, обрекая поставщиков сырья и энергоресурсов на непреодолимую отсталость. Противоречия между «логикой Купца» и «логикой Банкира» напрямую касаются судьбы России, которая основную массу конечных товаров, вовлеченных в ее экономику и повседневную жизнь, не производит, а импортирует, или, по сути, обменивает на свои природные ресурсы.

«Логика Купца» основывается на интуитивном доверии управления всеми деловыми отношениями, возникающими в товарно-денежном пространстве, к «невидимой руке рынка», всегда обеспечивающей частную выгоду тем предпринимателям и корпорациям, которые сумели быстрее и дешевле переместить определенный объем «вещей» с одного конца Света (источник предложения) в другой (источник спроса). Эта же «рука» обеспечивает и общее благо тем обществам, которые сумели быстрее и дешевле устранить все преграды на торговых путях.

«Логика Банкира» основывается на математическом расчете коэффициентов риска, рентабельности, ликвидности, стоимости денег во времени, сегодняшней цены на прошлые долги, на будущие денежные потоки и прочее.

«Логика Купца» в своих интуитивных расчетах выгоды от международной торговли учитывает, кроме факторов спроса (потребление) и предложения (производство), в качестве главного источника непредсказуемых издержек и рисков фактор пространства (транспорт, хранение, страховка, природные, политические форс-мажорные обстоятельства и т.д.).

В «логике Банкира», с ее точными математическими формулами вычисления выгоды от конвертации одних ликвидных активов (валюта и ценные бумаги одной страны) в другие (валюта и ценные бумаги другой страны), главным источником непредсказуемых издержек и рисков является фактор времени (инфляция, девальвация, скачки основных показателей на международных биржах ценных бумаг и пр.).

Понятия пространства и времени как в «логике Купца», так и в «логике Банкира» в постиндустриальную эпоху радикальным образом отличаются от того, как пространственно-временные рамки бытия и сознания понимали наши «последние отцы» в индустриальную эпоху или их «отцы» — в эпоху аграрную, а тем более — наши «первые отцы» в эпоху натурального хозяйства. Когда естественный закон определял сознание всех людей, а сознание каждого человека определяло его бытие, когда для каждого человека его органичной социальной средой являлась кровнородственная община — человеческий мир был однороден и соединял в себе прямое ощущение не только Пространства, но и Вселенной, не только Времени, но и Вечности. Смысл человеческой жизни сводился тогда не к тому, чтобы «красиво жить», а к тому, чтобы «красиво умереть».

Свои доводы «Банкир» представляет с помощью модели, состоящей из двух активных полюсов политико-экономического взаимодействия: гипотетическая отсталая «Страна А» и гипотетическая развитая «Страна Б». Несложно догадаться, что первая из этих стран олицетворяет «бедность» в современном мире и подразумевает как «фанатичный Юг» (Ирак, Иран, Ливия и проч.), так и «противоречивый Восток» (Северная Корея, Китай, Россия и проч.).

Вторая из этих стран, в свою очередь, олицетворяет «богатство» в современном мире и подразумевает «цивилизованный Север» и «культурный Запад», где все граждане признают одни и те же «правила игры» и стремятся к одним и тем же «общечеловеческим ценностям». И «Купец», и «Банкир» единодушны в том, что корни «международного терроризма» (фанатизм-противоречивость) и основа глобальной «оси зла» (от Ирака до Северной Кореи) своим общим знаменателем имеют «бедность», в то время как разногласия между «Купцом» и «Банкиром» связаны с тем, какая тактика борьбы с «бедностью» является наиболее эффективной.

«Купец» уверен, что если «правила игры» и «общечеловеческие ценности» будут определяться исключительно ВТО, то терроризм будет искоренен быстро и повсеместно. «Банкир» замечает, что в ситуации, когда «Страна А», поставщик сырья и товаров с низким коэффициентом добавочной стоимости, экспортирует их в «Страну Б» в обмен на конечные продукты потребления, то структура такой «свободной торговли» одновременно обрекает «Страну А» на системную, то есть непреодолимую, отсталость, а значит и на цивилизационную зависимость от «Страны Б».

Невооруженным глазом видно, что в этой модели — хотя «Банкир» этого не говорит, а «Купец» едва ли будет оспаривать — бедный будет беднеть, богатый — богатеть.

Здесь необходимо особо подчеркнуть весьма редко замечаемый факт, значение которого никогда не раскрывается не только в СМИ, но и в специальной литературе: несмотря на явную несправедливость этих взаимоотношений, она не только никак не отразится в балансах активов и пассивов, в отчетах о прибылях и убытках этих двух гипотетических стран, но наоборот, в росте своего Валового Внутреннего Продукта (ВВП) обе эти страны «увидят» математически точные доказательства роста их экономик. Ведь рост или падение ВВП — это общепризнанный объективный критерий измерения степени прогресса (процветания) и отсталости (бедности) всех стран мира.

При этом, в реальном смысле понятия «материальное богатство», несмотря на оптимизм, вызванный ростом показателей ВВП в обеих странах, — «Страна А» окажется на пути к краху, который будет неминуемо вызван ее неплатежеспособностью по отношению к своему кредитору. Как ни парадоксально, но и «Страна Б» так же окажется на пути к краху, который неминуемо последует за дефолтом ее дебитора.

Следовательно, вопреки арифметике ВВП, в конечном счете обе эти страны ожидает падение в бездну бедности, хаоса и террора. Почему это произойдет? Как следует из «логики Банкира», продавая больше относительно дешевого сырья, «Страна А» будет покупать у «Страны Б» больше относительно дорогостоящих потребительских товаров, и обе стороны зарегистрируют рост активности в своих товарно-денежных отношениях. Такой рост автоматически найдет отражение в росте их ВВП, что, в свою очередь, будет истолковано как рост уровня жизни граждан обеих стран и станет неоспоримым доказательством прогресса в мире глобальной экономики.

Между тем, сам процесс подобных торговых отношений подобен порочному кругу. Поскольку добавочная стоимость товаров потребления, продаваемых «Страной Б» «Стране А», будет конвертироваться в свободные денежные средства, аккумулированные в банковской системе «Страны Б», то постоянный рост ликвидности заставит ее предлагать «Стране А» всевозможные кредиты для развития экспортного потенциала последней. Увеличение «Страной А» потребления долгосрочных кредитов и экспорта сырья повлечет за собой увеличение ею импорта конечных товаров, производимых «Страной Б». Рост потребления обществом «Страны А» будет истолкован как рост уровня жизни, несмотря на то, что этот «рост» будет прямо пропорционален росту задолженности этого общества перед обществом «Страны Б».

Таким образом, потребительское общество «Страны А» неизбежно окажется на пути крепостничества, полного закабаления предпринимательским обществом «Страны Б», полагая, что это и есть путь к демократии, свободе, глобальному открытому обществу «всеобщего благоденствия». На самом деле, подобная манипуляция с «арифметикой» макроэкономических отчетов, игнорирующих все качественные, не имеющие денежного выражения, факторы, есть лишь дерзкая попытка прикрытия глобальной несправедливости.

Несколько лет назад в своих работах «Западня» и «Ответ» покойный сэр Джеймс Голдсмит, входивший в первую десятку самых богатых людей мира, убедительно раскрыл глобальную механику технократического рэкета, совершаемого с помощью «арифметики ВВП», рисующего совершенно ложную картину «развития», когда на самом деле под понятием «развитие» подразумевается всего лишь «экономический рост». При этом, как подчеркивает сэр Голдсмит, не «рост» экономики, понимаемой как способствующее всестороннему развитию уровня жизни хозяйство, а «рост» арифметических коэффициентов, отражающих исключительно степень финансовой активности в товарно-денежной части экономики, не более!

Его обращение к своим коллегам из «богатых мира сего» опирается на простую истину: дебитор, связанный цепями долгов с кредитором, падая в пропасть, потянет последнего за собой. Мышеловка потребительской цивилизации, отсекая голову потребителю сыра, заодно отсечет и держащую этот сыр руку предпринимателя. Первый умрет сразу, второй — по мере потери крови.

Производство и потребление — это две стороны одной и той же медали. Искусственно увеличивая одну сторону этого отношения, можно увеличить и другую, но результатом, как предсказал сэр Голдсмит, неминуемо будет распространение в глобальных масштабах всевозможных противоестественных феноменов: отчуждение человека от его природной и социальной среды, экологическая катастрофа, деградация деревни и сельского хозяйства, «бешенство коров» и их потребителей, трущобы во всех крупных городах мира, наркомания, преступность, безработица, проституция, СПИД, превращение людей из «духовных существ», знающих друг друга и сочувствующих друг другу, в индифферентные и безнравственные «счетные машины».

Конечно, на борьбу со всеми перечисленными искусственными бедствиями, создаваемыми технократической цивилизацией, будут тратиться «бешеные» деньги, а каждый потраченный доллар и цент, так же как и каждый рубль и копейка, будут фиксироваться в ВВП бухгалтерами и аудиторами, обслуживающими технократическую цивилизацию. Таким образом, по мере роста динамики и географических масштабов распространения этих бедствий и по мере роста денежных расходов, в связи с борьбой с ними, соответственно будет расти и ВВП. В итоге, чем наша жизнь будет хуже в реальности, тем она будет лучше выглядеть в кривом зеркале экономики, определяемой с помощью «арифметики ВВП» и представляемой как «общее благо» мирового сообщества.

Исходя из негласно принятой «Купцом» и «Банкиром» посылки, что «международный терроризм» — это крайняя форма антизападничества, мотивированная бедностью, то есть — низким уровнем экономики и замедленной или отрицательной динамикой ВВП, производной от несправедливого «перераспределения плодов» международной торговли, тактика «Банкира» в борьбе с «международным терроризмом» выражается в призыве к Всемирному Банку направить в «Страну А» дополнительные ресурсы капитала, информации и власти.

Это должно стать тем «денежным импульсом», который ускорит и углубит процессы «модернизации и вестернизации» в локальных масштабах — на местах, в повседневной работе «Банкиров» с местными политиками, чиновниками и предпринимателями, ведущими борьбу с типичными для слаборазвитых стран локальными бедствиями в таких приоритетных сферах, как здравоохранение, доступ к информации («цифровой водораздел»), реформа судов, снижение уровня бедности.

В итоге, согласно логике «Банкира», плоды от обогащения верхних слоев общества станут постепенно перемещаться сверху вниз, и местный «простой народ» наглядно увидит рост ВВП и почувствует свой реальный интерес в работе на ускорение «модернизации и вестернизации» своей страны. Тогда, если анализ тезиса «Банкира» довести до его логического завершения, бедность в этой стране будет искоренена, а вместе с ней будут урезаны и корни «международного терроризма».

И «Банкир», и «Купец» убеждены, что «невидимая рука» глобального рынка, управляющая как «стратегией ВБ», так и «стратегией ВТО», втягивая истеблишмент «Страны А» в международное разделение труда, автоматически уничтожит гнезда терроризма на территории этой страны: одних террористов завлекая в правительство, других — истребляя и, что главное, создавая достаточно сильный соблазн для молодежи, дабы их мечтой стало бы попасть в «банкиры» или «купцы», а не в «террористы».

Первая стратегия типична для левых, вторая — для правых. Но и тех, и других, похоже, ничуть не смущает, что такая экономическая трактовка терроризма никак не объясняет ни его генезиса, ни его сущности, ни его целей и средств.

К экономическим причинам, и то — с большой натяжкой, можно попытаться свести террор «Народной Воли» времен Александра Ильича Ульянова, так же, как и его младший брат Владимир Ильич, жалевшего «простой народ» — русских мужиков и рабочих.

Но разве не очевидно, что экономические причины не имеют отношения к сути ирландского террора «ИРА» Джерри Адамса, баскского террора «ЭТА» Франсиско Х.Г.Гастело, курдского террора «Курдской рабочей партии» Абдуллы Аджалана, еврейского террора «Хаганы» Давида Бен-Гуриона, «Бетар» Владимира Жаботинского, «Иргун» Менахема Бегина, «Лехи» Ицхака Шамира, «Отряда 101» Ариеля Шарона, арабского террора «Братьев Мусульман» Хасана ал-Бонны, «Аль-Фаттах» Ясира Арафата, «Аль Каиды» Усамы Бен Ладена?!

Экономическими причинами можно объяснить такие известные теракты, как поджег здания Рейхстага в Берлине при Гитлере или удары по финансово-военным объектам в Нью-Йорке и Вашингтоне при Буше-младшем. Но как раз в этих случаях мы скорее всего обнаружим почти наглядно «видимую руку» глобального богатства, а не глобальной бедности…."

Об авторе

Штомберг Леонид

Штомберг Леонид

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.