Eurasian News Fairway

Российские «исламские» проблемы глазами украинских предсказателей

Российские «исламские» проблемы глазами украинских предсказателей
Июль 01
12:00 2009

На фоне бушующих страстей в области российско-украинских отношений уже не удивляют бесконечные выпады аналитиков «нэзалэжной» в адрес как российского общества, так и самого позиционирования нашей страны на европейском пространстве.

Очередным таким демаршем киевских «экспертов» стал и разработанный Украинской Академией этнополитических исследований т.н. «исследовательский проект «Геополитика распространения ислама на евразийском континенте»…».

Что же предрекают специалисты УАЭИ Российской Федерации в сфере ее взаимодействия с мусульманским миром?

В первую очередь, заявляется, что в силу серьезной модификации геополитики распространения ислама на евразийском континенте дальнейшая перспектива этнополитического развития Российской Федерации «становится весьма сложной и неоднозначной…». Это — для начала.

В качестве «аргументов» приводятся следующие рассуждения: Исламская революция (например, в Средней Азии) будет означать для РФ переход через степи Казахстана в центральную Россию «нескольких миллионов беженцев — европейцев», которых на сегодняшний день в средне-азиатском регионе остается около 4-х миллионов. Вероятно, «не меньше будет беженцев из числа местных народов», которые европеизированы и не могут жить в исламском государстве. Плюс представители потерпевших поражение кланов.

Угроза компактного перемещения через Северный Казахстан 6–8 миллионов беженцев — «гарантия» того, что славянские народы данного региона предпримут «упреждающие активные (возможно, вооруженные) действия» еще до начала процесса экспансии на их территории очередных «талибов» из Афганистана и Ферганы.

В данном случае, по убеждению киевских оракулов, встает вопрос о наличии у РФ «реальных ресурсов» для предотвращения (или хотя бы нейтрализации последствий) подобного миграционного потока. Поскольку «в случае религиозного взрыва в Средней Азии начнется не только кровопролитная война». Здесь придут в упадок оросительные системы и разладится сложный механизм функционирования местных монокультурных экономик. И «никакие исламские фонды не смогут содержать около 40 миллионов человек, внезапно оказавшихся перед угрозой голода и экологических катастроф…».

Одним из «наиболее чреватых» для России результатов исламской революции станут «миллионы обездоленных и голодающих крестьян». Взрыв в данном регионе обязательно повлечет за собой выброс агрессивной активности крестьянства. И тогда «большие группы фундаменталистов могут выйти туда, куда сегодня и не предполагается российскими аналитиками — к Тюмени и Уфе, Екатеринбургу и Казани, Ямалу и Таймыру».

Более того: исламская революция в Средней Азии может «отдать исламистам» углеводородные ресурсы Туркмении и Казахстана, и тогда «останется решить вопрос с Тюменью — севером России, чтобы исламский мир смог влиять на все ключевые источники сырья для промышленно развитых стран».

Как полагают в УАЭИ, сама Российская Федерация может противопоставить подобному расчету «в лучшем случае поддержку этнополитической и конфессиональной стабильности в Поволжье» и «заблаговременное предотвращение новой эскалации напряженности на Северном Кавказе».

Однако, слышим мы из Киева, такая радикальная схема «маловероятна», поскольку она неизбежно приведет к «массированному применению Россией оружия (вплоть до вариантов ОМУ) со всеми вытекающими последствиями». Поскольку массовое продвижение мусульман-фундаменталистов в регион Тюмени — это такая же угроза для Москвы, как для международного сообщества — установление Ираком тотального контроля над Персидским заливом.

И поэтому наши украинские «благожелатели» делают вывод: Москва в настоящее время защитить себя от потенциальной мусульманской угрозы «в одиночку не может».

Правда тут же предлагается другая схема развития отношений между Россией и мусульманами:

— никаких серьезных войн;

— постсоветская элита в странах СНГ продолжает удерживать власть;

-Узбекистан становится («как и говорит З.Бзжезинский») стратегическим партнером США;

— в НАТО вступают (или получают гарантии от Северного Альянса) Грузия, Армения и, возможно, Азербайджан;

— Ташкент создает региональный блок и также вступает в партнерские отношения с Северо-атлантическим альянсом;

— межплеменная и межклановая война в Афганистане локализируется, ситуация в стране относительно стабилизируется, афганское руководство (Х.Карзай и др.) переключает свое внимание и ресурсы на строительство газопровода из Туркмении в Пакистан (т.н. «трансафганский проект» со всей очевидностью невыгодный российской стороне);

— в самом Исламабаде, стремясь избежать обострения конфронтации с Индией, воздерживаются от поддержки радикальных исламистов в Белуджистане и иных антиамериканских акций на северном направлении;

— из Средней Азии осуществляется постепенная миграция европейцев на территорию РФ;

— в крупных населенных пунктах азиатских республик СНГ начинается активный инвестиционный процесс на выделенные Западом средства и миграция сельского населения в городах для работы на построенных за западные деньги фабриках и заводах.

Но и при таком развитии событий нашей стране придется столкнуться «с другой формой опасного для себя взаимодействия с миром ислама», поскольку в исламских республиках и регионах бывшего СССР уже построено около 10 тысяч новых мечетей, десятки медресе и других духовных учебных заведений. Следовательно, «очень вероятна возможность возрождения наиболее мощного в прошлом духовно-образовательного центра суннитского мира — Бухары и Самарканда…».

Причем, как нас убеждают из Киева, российские аналитики «напрочь забыли», что русская Средняя Азия перед завоеванием ее Москвой была самым крупным центром исламской образованности в мире. Следовательно, Бухара «уже в ближайшей перспективе вернет себе прежний статус крупнейшего мусульманского центра» на постсоветском пространстве.

Кроме того, через одно поколение исламизация «охватит все бывшие советские мусульманские народы», ее влияние будет примерно таким же, как 1920-х годах, и тогда светские националисты из исламских регионов окажутся в сложной ситуации, «поскольку именно ислам был основой, на которой держался в Средней Азии межэтнический мир…».

Можно и далее цитировать сей опус, но, думается, это будет бесполезной тратой сил и времени. Поскольку главная идейно-содержательная компонента упомянутого «исследовательского проекта» совершенно ясна:

Украинская сторона, фиксируя ряд действительно угрозообразующих для нашей страны факторов со стороны исламского фундаментализма, фактически отводит Российской Федерации роль «заградительного барьера» («форпоста») геополитическому расширению зон влияния радикального ислама и откровенно умалчивает роль других славянских республик бывшего СССР в решении указанной проблемы.

Теги

Об авторе

Смоктунов Григорий

Смоктунов Григорий

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.