Eurasian News Fairway

Трудовые будни альпийского курорта

Трудовые будни альпийского курорта
Февраль 01
12:00 2010

«Восстановление равновесия между реальной экономикой и миром финансов», что явилось объявленной целью состоявшегося в швейцарском курортном городке Давосе традиционного международного экономического форума, в переводе на общедоступный русский означает не что иное как обуздание распоясавшихся банкиров. Прежде всего —  транснациональных (читай: американских) и уже затем во многих других странах мира, экономики которых вращаются вокруг США как спутники вокруг планеты или электроны вокруг ядра атома. Именно их порочная практика непомерного раздувания планетарного «пузыря» долговых обязательств и привела к возникновению мирового финансового и затем экономического кризиса 2008–09 годов. И не только последнего кризиса в истории мировой экономики, но и ряда предыдущих.

Сейчас, по прошествии почти полутора лет с момента финансово-фондового обвала, поставившего мир на грань экономической катастрофы, уже можно пытаться подводить кое-какие предварительные итоги-уроки разбушевавшейся стихии. Что и стояло на повестке дня, как шутливо говорят политобозреватели, «большой давосской тусовки».

На нее собралось порядка 2,5 тысяч участников из 90 государств. Нынешний форум получил уже прозвище «банкирский». Причем, не в том смысле, что банкиры были приглашены в качестве почетных гостей или триумфальных участников. Скорее наоборот — в качестве обвиняемых. На этот раз, в отличие от предыдущего собрания, Давос не посетили главы ряда ведущих стран мира, зато прибыли те финансовые воротилы, что отсутствовали в прошлом году: руководители крупнейших мировых, в первую очередь — американских, банков. Мировые же лидеры отсутствовали, думается, по вполне понятным причинам, связанным с чисто человеческой стеснительностью. Ведь это на их «участках» произошел прорыв всемирного пузыря, после чего тот начал сдуваться с ужасающей скоростью. А что ж мы хотим, коли кризис — это…

…Лопание финансового мыльного пузыря. Или, если сказать помягче, спускание воздуха, накаченного в мировую финансовую систему. Ничто не может накачиваться бесконечно, и количество рано или поздно перейдет в качество. Образование оного сфероида связано, прежде всего, с гигантским объемом долговых обязательств, являющихся денежными суррогатами. Причем, в ряде случаев — обязательств многослойных, многоярусных. К подобным суррогатам относятся, в частности, и акции, рыночная цена которых почему-либо поднялась выше стоимости их обеспечения ликвидными активами. Одним словом, акции-фикции…

И когда возникает паника на рынке, происходит ажиотажный сброс ценных бумаг, и их цена падает зачастую значительно ниже стоимости активов эмитента. Эта-то лавина из всех таких вот суррогатов и накрывает планету в периоды кризисов. К сожалению, российский рынок ЦБ провалился глубже, чем это случилось на других мировых фондовых площадках, потому что, во-первых, он малообъемный по сравнению с зарубежными, и, во-вторых, при этой его малообъемности порядка 4/5 капитала на нем — деньги иностранных инвесторов, по большей части —  спекулянтов-краткосрочников. И поскольку в момент падения финансовых показателей многим из них резко понадобились деньги в условиях повсеместной их нехватки, они дружной гурьбой побежали с российского фондового рынка.

Политические причины тоже сыграли свою роль, хотя они и имеют меньший вес, нежели экономические:

1. Перекачка денег из одних карманов в другие. Процесс этот — не одного дня, не одной недели; наметился он еще задолго до обвала. А после обвала Штаты даже пошли на частичную национализацию банковского сектора. Не от хорошей жизни, понятно.

2. Спад деловой активности в результате временно возникшего хаоса в экономике из-за финансовых потрясений, и, соответственно, снижение жизненного уровня людей, рост безработицы.

3. Устранение перекоса цен, возникшего в период мнимого благоденствия, рационализация денежной оценки многих позиций на всех сегментах и секторах рынка.

4. Очищение экономики от слабых предприятий, слабого менеджмента, слабого маркетинга. Здесь, в реальном производстве товаров и услуг, а не только среди игроков на рынке ценных бумаг, тоже разыгрываются финансовые бури, и происходит более бурное, чем в благополучно-спокойные периоды, перетекание капитала от меньшей рентабельности к большей.

Каждый очередной кризис играет, таким образом, роль санитара мировой экономики, очищающего ее от неэффективных субъектов и останавливающего порочную практику нарушения экономических законов. Ибо кризис возникает именно как результатирующая последних, превысивших критическую массу.

Цена же на нефть имеет мало отношения к возникновению кризиса. Двукратное падение стоимости «черного золота» на международных рынках по сравнению с ее пиком — это не сюрприз, нечто подобное ожидалось. Причем, как и следовало предполагать, сработал принцип маятника: цены упали значительно ниже реальной стоимости данного сырья в конкретных экономических условиях.

Ценовое падение на нефть также обусловлено спекулятивным перегревом нефтяного рынка, особенно на последнем издыхании «периода благоденствия». Роль реального снижения спроса на нефтепродукты значительно меньше.

Итак, всякий благополучный период является следствием очередного кризиса, а кризис — результатом расслабления деловой публики в период благополучный.

Поскольку человечество накопило немалый опыт переживания кризисных этапов (хотя кризисы перепроизводства, о которых столь вдохновенно писали Маркс и Энгельс, сейчас уже мало грозят нам ввиду гораздо более совершенного маркетинга по сравнению с той героической эпохой), к нынешнему обвалу ряд государств оказались подготовленными лучше, чем, скажем, в эпоху «великой депрессии» начала 30-х годов минувшего столетия. Особенно прилежно «подстраховались» Россия и некоторые азиатские страны, заблаговременно накопившие золотовалютные резервы — кто на нефти и газе, кто на дешевом ширпотребе и пиратских подделках.

Но если низшие точки на большинстве мировых фондовых площадок наблюдались в октябре-ноябре 2008-го, то период, на который приходится «дно» спада производства валового внутреннего продукта, статистика покажет нам только в этом году.

Статистика — наука довольно коварная. Она считает и соотносит соответствующие показатели в сравнении с тем же периодом года предыдущего. Январь — к январю; первый квартал — к первому кварталу и т.д. Это вполне объяснимо, поскольку сравнение данных по какому-либо месяцу с предыдущим (февраля с январем, например) не дает нашему представлению адекватную картину экономических тенденций: здесь больше проявляются сезонные, празднично-отпускные и прочие случайные календарные факторы.

Фактический рост ВВП, таким образом, мог начаться во многих странах где-нибудь в середине прошлого года, но, благодаря указанным особенностям, экономическая статистика даст в своих сводках рост экономических показателей лишь в году текущем.

Так что истинное «дно» зафиксировать весьма сложно, если не отслеживать и не сравнивать друг с другом фактические показатели хотя бы ежемесячно. В отличие, однако, от фондового рынка, где все цены отслеживаются в режиме реального времени.

Не утихли еще и разговоры о возможности второй волны кризиса, опять-таки, сначала финансового и вслед за ним — общеэкономического. Особенно в России. А будет ли она?

Будет обязательно. Законы экономики и физики во многом идентичны. Вопрос только в том, насколько она (волна) будет заметной. Но количественные прогнозы — по объемам, срокам и т.д. — занятие абсолютно не серьезное. И уж совсем это занятие выглядит забавным у серьезных специалистов, у т.н. «лиц с серьезным выражением лица».

В принципе, причины и движущие силы возможного возникновения и развития  второй волны кризиса вполне понятны и исчерпывающи. Трудности со сбытом продукции и привлечением денежных средств, остановка из-за всего этого части предприятий и снижение «оборотов» у многих других в результате первой волны финансовой паники неизбежно повлекут за собой развитие кризиса неплатежей и как следствие — новую волну финансовых трудностей. С последующими вытекающими. Новые «пузыри» могут породить и принятые в ряде стран антикризисные фискально-монетарные меры. Но множество сопутствующих факторов делает абсолютно невозможным хоть сколь-нибудь разумный количественный прогноз ее мощности, времени наступления и продолжительности, даже для ученых экономистов, ворочающих гигантской массой соответствующей исходной информации.

Начали мы данную публикацию с обозначения официально объявленной цели нынешнего давосского мероприятия. Официальным же девизом встречи, по словам основателя и бессменного президента сего форума Клауса Шваба, стало броское пи-ар воззвание «переосмыслить, перепланировать, перестроить».

(Думается, еще и «перезагрузить». Тем более что автор термина «перезагрузка» как такового — некий Барак Обама — недавно выдвинул свои предложения по революционным финансово-экономическим реформам, которые и явились гвоздем программы обсуждаемого нами форума, и против которых его же банковское лобби предприняло решительное контрнаступление, не желая терять явно незаслуженные прибыли и премиальные. Противостояние по данному кругу вопросов приобрело на саммите характер настоящей баталии между политиками и банкирами.)

Шваб полагает, что стремление к всеобъемлющим реформам в мире замедлилось, и потребность в международном сотрудничестве уменьшилась в результате того, что «последствия кризиса утрачивают свой накал…». «Но предстоящий год будет чрезвычайно сложным», —  предостерегает он.

В рамках повестки стоит еще отметить вдохновенную речь Николя Саркози — выступление при открытии форум, в котором французский президент изложил свое видение ближайшего и перспективного будущего капитализма на планете и планов нового мирового управления.

(Российскую делегацию возглавлял вице-премьер нашего правительства, министр финансов Алексей Кудрин.)

Кроме того, состоявшийся саммит можно без особой натяжки назвать триумфом китайской экономики. Насколько это название временно, насколько оно будет оправдано в дальнейшем — история покажет. Но пока Китай напоминает самого резвого щенка, выбравшегося наверх кучи сородичей, в которую их сгреб опытный собаковод, дабы выбрать себе наиболее подходящего из всего выводка.

И в завершение следует напомнить: итоговые документы давосского форума не входят в ранг международного законодательства, и выводы-заключения, содержащиеся в них, не являются обязательными для исполнения странами-участницами.

(Не зря же его в журналистских кругах прозвали «тусовкой»! Народ, кстати, еще никак не может отойти от ужасающих проколов международного сообщества в лице лидеров многих входящих в него стран, заключающихся в явной переоценке роли антропогенного фактора в глобальном потеплении и роли самого глобального потепления в жизни планеты. Кроме того, у землян возникли серьезные сомнения в свинской природе недавней пандемии гриппа и наличии оной пандемии вообще как таковой… .)

Тем не менее, важность решений саммита, их значение для ближайшей экономической ориентации многих стран мира вызывает сомнение разве что у хулиганистых антиглобалистов.

Об авторе

Лавринский Александр

Лавринский Александр

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.