Eurasian News Fairway

Конец очередной новогодней баталии… Но конец ли в действительности?

Конец очередной новогодней баталии… Но конец ли в действительности?
Февраль 11
12:00 2010

Затянувшиеся переговоры между Москвой и Минском по поводу поставок российской нефти (обе стороны жестко стояли на своих позициях, долго не проявляя гибкости и склонности к компромиссу) чуть было не перешли в более острую фазу. Пока участники переговоров спорили об условиях, объемы поставок сырья в Республику Беларусь быстро снижались. Согласно квартальному плану, в январе сего года РБ должна была получить 1,5 млн. тонн сырья, но на 26 января (день, предшествующий подписанию соглашения) было оформлено только 642 тысячи. Запасов нефти на белорусских нефтеперерабатывающих заводах оставалось всего на несколько дней, и некоторые из них были уже на грани остановки. Если бы резервы истощились, то для республики это могло стать настоящей катастрофой. В связи с этим российская сторона не без оснований опасалась, что Минск в чрезвычайных обстоятельствах может решиться на несанкционированный отбор сырья из трубы. То есть, проще говоря, на хищение.

Основной проблемой затяжных переговоров являлась неуступчивость, проявляемая с обеих сторон. Россия предлагала поставлять беспошлинно лишь нефть для внутренних нужд Белоруссии (6,3 млн. т нефти), а с остальных брать полную пошлину. Минск же, ежегодно импортирующий более 20 млн. т российского сырья, поначалу настаивал на сохранении льготы на весь этот объем, впоследствии уменьшив свои притязания до цифры 8 млн. льготных тонн.

Нешуточная баталия развернулась и вокруг транзитных тарифов. Речь — о 60 млн. т российской нефти, перекачиваемой в Европу через территорию РБ. Рассерженные повышением пошлин белорусы в ответ пригрозили существенно поднять ставки платы за транзит. В самом начале нефтяного конфликта Минск вообще угрожал поднять транзитную ставку до 45 долларов с нынешних 4-х. Затем запрашиваемая цифра была ими снижена до уровня, существующего в соседних странах, — Украине, Польше, Словакии. Россия же настаивала на величине ставки еще втрое ниже.

(Ранее, кстати, Москва весьма недвусмысленно намекала Минску, что повышение ставок на транзит нефти может привести РФ к решению вообще отказать соседней дружественной республике в льготных поставках.)

Позиция Белоруссии ничего нового в себе не несла. Подобной тактикой уже пользовалась Украина, когда «Газпром» отучал ее в течение нескольких последних лет от нездоровой привычки к льготным ценам на природный газ. Открытого газового противостояния между Киевом и Москвой с демонстративным закручиванием вентиля удалось избежать, однако недобрую новогоднюю традицию, очевидно, было решено продолжить руководством РБ.

Постепенно с языка угроз и ультиматумов высокие договаривающиеся стороны перешли на прагматичный язык цифр и стали демонстрировать друг другу, что их позиции уже не такие и «железобетонные» (как в конце декабря — начале января), хотя разногласия сохранялись до самого дня подписания соглашения — 27 января.

И вот, наконец, война нервов закончилась, и соглашение о цене поставок российской нефти и стоимости ее транзита по территории Белоруссии подписано вице-премьерами двух правительств Игорем Сечиным и Владимиром Семашко. Стороны пошли-таки каждая на минимальный компромисс. В целом, длившийся целый месяц спор больше выиграла Россия, и выигрыш составит для ее бюджета, по подсчетам специалистов, порядка $2,5 млрд. И хотя, исходя из нынешней договоренности, российский бюджет недополучит около 1,5 млрд. долларов по текущим нефтяным ценам, то в случае принятия условия Минска, потери российской стороны превысили бы $4 млрд.

Но РБ, между тем, рассчитывает на рост объемов получения беспошлинной нефти к концу года пропорционально фактическим темпам роста ее экономики на 1 октября 2010-го. По прогнозу правительства данной страны, ВВП последней должен в этом году увеличиться на 11–13%. Такая уступка была Москвой обещана.

Кроме того, Белоруссия добилась повышения в перспективе тарифов на транзит нефти до уровня «Транснефти». Пока же тариф, зафиксированный в рублях, вырастет лишь на 11%. Условия оплаты транзита также будут ежегодно согласовываться между тарифными органами двух стран. В случае отсутствия единой позиции ставка автоматически будет увеличиваться на прогнозный уровень российской инфляции в рублях.

Главное, чего добилась Россия: на прибыль от переработки и перепродажи дешевой нефти Минск больше рассчитывать не может. До этого же РБ получала весьма приличную скидку с таможенной пошлины, что в значительной мере пополняло ее бюджет за счет российских недр.

Впрочем, дружественная республика намерена все-таки продолжать настаивать на отмене экспортных пошлин с 1 июля 2010 года. То есть, «с момента вступления в силу договоренности об образовании единой таможенной территории в рамках Таможенного союза Белоруссии, России и Казахстана», как предупредил Семашко.

По его словам, для российских компаний не изменится давальческий режим нефтепереработки в РБ при условии, что нефтепродукты будут вывезены обратно в Россию. «Около 50% переработанного в Белоруссии сырья (21,4 млн. т в 2009 году) приходилось на давальческую нефть», —  отметил он.

Объемы поставок сырья на следующие годы будут согласовываться на уровне министерств энергетики ежегодно, а если договориться им своевременно не удастся, то будут исполняться объемы предыдущего года.

Подписан и ряд сопутствующих документов; среди них — так называемая методика тарифообразования на продажу топлива, баланс нефтяного сырья на этот год, изменения к соглашению по поставкам сырой нефти. А также принято и озвучено совместное заявление вице-премьеров «вновь» дружественных стран о гарантиях европейцам бесперебойного транзита в их сторону.

Как считают в российском министерстве энергетики, разжигание конфликта вокруг переговоров было выгодно посредникам, которые поставляют российскую нефть в Европу.

Незадолго до Нового года Россия решила, что Белоруссия уже достаточно заработала на спекулятивной перепродаже российской нефти. И что пора бы уже перейти с льготных цен на рыночные за ту часть «черного золота», которая перерабатывается для продажи на Запад либо просто перепродается туда в сыром виде, оставив в прежнем виде цены на нефть, потребляемую в самой республике. Москва потребовала доплаты в размере 2,5 млрд. долларов, а также предложила (устами министра энергетики Сергея Шматко) ради снижения цен отдать ей некоторую долю в нефтеперерабатывающих комбинатах Белоруссии.

17 января Дмитрий Медведев направил Президенту Республики Беларусь послание с изложением своей позиции об условиях поставок российской нефти. Послание стало ответом на письмо Александра Лукашенко от 13 января. Многие полагали, что в итоге Россия настоит на своем. Но 19 января Казахстан заявил, что будет рад снабжать нефтью белорусские НПК и приобретет долю в одном из них — Нафтане", которой интересуются и российские нефтяные компании.

Вполне возможно, что Казахстан просто-напросто сблефовал. Транспортировка нефти в Белоруссию оттуда была бы сложной и дорогостоящей, а Минску в любом случае не по карману справедливые рыночные цены. Экономический, а иногда и политический блеф по отношению к России стал довольно модным ныне на некоторой части постсоветского пространства. Молодые государства нередко живо и ярко демонстрируют всему миру свой юношеский максимализм.

И вот, наконец, стороны пришли к компромиссному соглашению о том, что 6,3 млн. тонн в год (вместо 20 с лишним млн. ранее) Россия будет поставлять по прежним, «братским», ценам, а остальное будет облагаться по полной программе таможенной пошлиной.

С нефтяной белорусско-российской проблематикой тесно увязывается энергетическая. На попытках переговоров между «Белэнерго» и «Интер РАО ЕЭС» стало ясно, что энергетическая проблема может быть решена только после нефтяной.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что «нефтяной спор» России и Белоруссии не повлияет на поставки газа из России в Белоруссию.

Закончившееся пока противостояние Москвы и Минска по нефтяному вопросу вряд ли добавит радужных перспектив в строительство Таможенного союза (ТС) России, Белоруссии и Казахстана, формально начавшего свою работу с начала нынешнего года. Даже при благополучном исходе всех переговоров по энергетическим проблемам существующие между сторонами противоречия никуда не денутся, а конфликт будет просто оставлен на какое-то время, но не решен. Поскольку белорусская сторона продолжает утверждать, что действия России по повышению пошлин «противоречат самому духу Таможенного союза…».

Москва же не отрицает, что декларировала беспошлинную торговлю при создании ТС, и даже готова поставлять нефть в духе этого соглашения, но лишь внутри союза, а не на реэкспорт далее на Запад. Кроме того, механизм расщепления таможенных отчислений между партнерами в новом союзе пока не проработан, что также тормозит вопрос урегулирования пошлин. В разгар нефтяных споров масла в огонь подлил и третий участник, Казахстан, о чем говорилось выше.

Таможенный союз трех соседей уже в первые дни своего существования оказался омрачен нефтяными противоречиями его участников. Жесткие разногласия по одному из ключевых вопросов — энергетическому — свидетельствуют о том, что новые партнеры оказались не готовы идти на серьезные компромиссы ради единого таможенного (а впоследствии, возможно, и экономического) пространства. И теперь участникам ТС придется либо договариваться и идти на взаимные уступки, либо приготовиться к тому, что их союз так и утонет во взаимных упреках и перетягивании одеяла на себя.

Нынешняя белорусско-российская нефтяная «баталия», вроде бы благополучно закончившаяся, напоминает по своему характеру газовые «войны» с Россией соседних республик, периодически возникавшие в течение последних нескольких лет, причем, аккурат в канун Нового года. В частности, украинский сценарий годовой давности, когда газеты во многих странах пестрели заголовками типа: «Европейский Союз крайне озабочен снижающимися объемами поставок», «Несанкционированный отбор», «Россия перекрывает трубу» и пр.

Однако в данном случае свою положительную роль играет тот факт, что в Белоруссии нет таких возможностей для накала политической борьбы, как на Украине, использования политиками углеводородного козыря для поднятия собственных рейтингов, ради которых стоит пойти на обострение отношений вплоть до самой что ни есть конфронтации с братским северо-восточным народом. Или хотя бы с правящими кругами оного.

Никак не хотят смириться некоторые «дружественные» страны с мыслью о том, что результатом бракоразводных процессов является воцарение принципа «дружба дружбой, а табачок врозь». Что перевод экономических отношений между разведенными сторонами на рыночные рельсы, как его ни затягивай, — неизбежен и является прямым следствием некогда принятых политических решений.

Об авторе

Даурский Максим

Даурский Максим

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.