Eurasian News Fairway

Милитаризация продолжается (сухой язык цифр)…

Милитаризация продолжается (сухой язык цифр)…
Июль 12
12:00 2010

Бесславная «военная операция» против мирного Цхинвала и, в целом, Южной Осетии имеет своим безусловным следствием (и продолжением) скачкообразное усиление милитаризационных потуг грузинского руководства, активизирующего усилия по модернизации вооруженных сил страны для новых попыток «силового урегулирования региональных конфликтов» и «обеспечения единства и целостности государства».

Но что бы там не утверждала администрация Саакашвили о «нарастающей военной мощи Сакартвело», на данном этапе грузинская армия, по убеждению европейских военных экспертов, не способна реализовать силовой сценарий в отношении Абхазии и Южной Осетии. Об этом свидетельствуют основные характеристики ее (армии) состава, оснащенности и подготовки.

Грузинская армия насчитывает 17 500 военнослужащих, к 2015 году планируется сокращение до 12 тысяч человек. Вооруженные силы комплектуются на основе призыва и включают три рода войск: наземные войска, объединенные воздушные силы и средства ПВО, военно-морской флот, а также резервистов. Служба по призыву обязательна для мужчин в возрасте 18–27 лет, которые проходят службу в течение 18 месяцев. Наземные войска состоят из штаб-квартиры, 2 мотострелковых бригад, 1 бригады и учебного центра национальной гвардии, 1 артиллерийского полка, 1 разведывательного батальона, 2 морских пехотных батальонов, 1 миротворческого батальона и 1 батальона специального назначения

Хотя грузинские вооруженные силы в последние годы и получили значительное число вооружений и боевой техники от США, Турции и других стран, тем не менее, основу ВС Грузии составляют изделия советского производства. На вооружении стоят 86 танков (T-72 и T-55), 185 бронированных боевых машин, около 110 единиц артиллерии калибра более 100мм, 15 реактивных систем залпового огня.

Это с учетом военной техники, закономерным образом «убывшей» в результате военной авантюры в августе 2008 года (проще говоря — уничтоженной российскими военными или ими же захваченной в качестве трофеев).

Объединенные воздушные силы и средства ПВО, с основными базами в Копитнари, Марнуэли и Тбилиси, насчитывают 1 250 служащих. Они включают: 10 Су-25 и 5 небоевых Су-17. Транспортная авиация включает: 4 Ан-2, 1 Як-18T, 2 Як-40 и 1 Ту-134а; учебная авиация состоит из 4 Як-52с, 9 Л-29 и 2 вертолетов Ми-2. Боевые вертолеты, базирующиеся в Тбилиси, насчитывают 3 Ми-24, 4 Ми-8/17,  8 UH-1H. Переданные американцами 14 вертолетов повышают боеспособность грузинской армии, но по своим тактико-техническим характеристикам эти вертолеты в горной местности значительно менее эффективны, чем вертолеты советского и российского производства.

Военно-морские силы Грузии насчитывают 1830 человек, штаб-квартира расположена в г.Поти. Они отвечают за оборону территориальных вод Грузии, прибрежных средств стратегического назначения и поддержку объединенных действий на море. Силы ВМФ включают 11 патрульных катеров и 4 небольших катеров-амфибий. Помощь для ВМС страны поступает через тесные двусторонние отношения Грузии с Грецией.

Военное образование курсанты получают в кадетском корпусе, академии министерства обороны и в учебном центре военнослужащих сержантского состава. Обучение иностранным языкам  введено в национальной академии обороны, где преподаются  английский, французский, немецкий и турецкий языки. Греческий языковой язык преподается на курсах в морской базе в Поти, а дополнительные курсы английского языка существуют в учебном центре Кодори. Грузинское министерство обороны также предлагает дальнейшие языковые курсы, поскольку Франция, Германия, Греция, Турция, Великобритания и США поддерживают подобные инициативы на двусторонней основе.

Хорошо известно, что расширению международных контактов этих центров и их содействию со стороны стран-членов НАТО грузинское руководство придает большое значение, поскольку увеличение количества военнослужащих с хорошим уровнем языковой подготовки необходимо для функционального взаимодействия с силами Североатлантического союза.

Грузия также осуществляет модернизацию сил специального назначения. Эти формирования непосредственно подчиняются министерству обороны и являются легко вооруженными мобильными соединениями, подготовленными для быстрого реагирования в чрезвычайных ситуациях. Они предназначены для решения следующих задач: специальные и контртеррористические операции, конфликты «низкой интенсивности», гуманитарные миссии и поисково-спасательные операции. При помощи западных партнеров обновляется их материально-учебная база для приведения к стандартам НАТО, чтобы гарантировать большую совместимость для объединенных действий.

В настоящее время, согласно оценкам европейских специалистов, основными приоритетами Грузии в военной сфере являются: обучение иностранным языкам, военное образование, расширение миротворческих возможностей, функциональная совместимость  различных воинских соединений и разработка адекватных программ обучения для элитных подразделений.

В военном строительстве официальный Тбилиси целиком ориентируется на США, которые являются главным поставщиком прямой военной помощи. Как предполагается, в результате американской помощи грузинские части общей  численностью 5–10 тысяч военнослужащих должны приобрести способность проводить операции по стандартам и на уровне армии Соединенных Штатов. Иностранная помощь грузинским вооруженным силам в настоящее время сосредоточена на следующем: военное образование и подготовка (в Грузии и за границей); материальное обеспечение военно-морского флота; миротворческие операции; языковая подготовка  военнослужащих.

Турция обеспечивает обучение батальона коммандос Грузии, инструкторы также работают на авиабазе в г.Марнуэли. Турецкое содействие по вопросам безопасности включает и финансирование реформы военной академии согласно соответствующим курсам в  турецкой академии генерального штаба. Греция помогает в реорганизации военно-морского флота. На основе двусторонних соглашений, Грузия посылает своих курсантов и офицеров в Эстонию, Францию, Италию, Германию, Грецию, Великобританию, Турцию и в США.

С целью исключить дублирование и пересечение различных программ иностранной помощи Тбилиси планирует создать объединенную рабочую группу по вопросам безопасности в министерстве обороны при помощи специалистов НАТО. В компетенцию данного подразделения будет входить определение, планирование и оценка данных программ помощи, а также их практическая координация для соответствия национальной реформе вооруженных сил.

В целом же, как полагают отдельные французские эксперты, Грузия действительно достигла некоторых успехов в реформе вооруженных сил, «хотя процесс все еще находится на начальной стадии и требует дальнейшего совершенствования».

Так, личный состав дееспособных частей насчитывает не более 2,5 тысяч солдат и офицеров, подготовленных по американской программе «Обучение и оснащение» (Georgia Train and Equip Program, GTEP). Среди них выделяют четыре батальона: коммандос, один горно-стрелковый и два батальона легкой пехоты, а также танковую роту. Но при этом даже подготовленные американцами грузинские солдаты имеют невысокий уровень дисциплины. Специалисты также отмечают низкую профессиональную подготовку военнослужащих и отсутствие перспективного планирования в министерстве обороны. Основной проблемой ВС является переход от советского системы управления к небольшим, мобильным, хорошо подготовленным и боеспособным соединениям войск, с адекватной структурой обеспечения для быстрого развертывания  подразделений.

В грузинских ВС практически полностью отсутствует плавающая тяжелая боевая техника. Поскольку грузинские вооруженные силы не располагают специальными десантными кораблями, у военных нет возможности в случае боевых действий десантировать на берег БМП и бронетранспортеры. У авиатехники ВВС Грузии низок уровень технической надежности.

И что принципиально: подготовка грузинских войск по американскому образцу предполагает обучение личного состава тактике, которая основывается на использовании высокоточного оружия, которого в грузинской армии нет.

Модернизации грузинских вооруженных сил мешают ограниченные возможности бюджета страны, используемые на нужды обороны, медленный переход от советской системы управления войсками к натовским военным стандартам.

Несмотря на громкие заявления президента Саакашвили об «очевидном прогрессе отношений Североатлантического союза с Грузией», многие грузинские официальные лица и военные специалисты не удовлетворены  программой «Партнерство ради мира» (Partnership for Peace, PfP). Их критика направлена на характер и степень мероприятий и целей, установленных данной программой, которую они считают «чрезмерно амбициозной и не соответствующей текущим возможностям и неотложным потребностям грузинских вооруженных сил».

Согласно прогнозам экспертов, в ближайшей перспективе НАТО будет расширять взаимоотношения по вопросам безопасности с закавказскими государствами, при этом, не давая обязательств в отношении их будущего членства в Союзе. В данном контексте прогнозируется возможность создания специального формата для диалога НАТО-Грузия, используя подобную модель отношений с Украиной и Россией, а также организации рабочих групп военных и гражданских  иностранных специалистов для локального управления программами Североатлантического союза и взаимодействия с министерством обороны Грузии.

Вообщем, как бы то ни было, милитаризация продолжается…

Об авторе

Штомберг Леонид

Штомберг Леонид

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.