Eurasian News Fairway

Откровения иранского дипломата

Откровения иранского дипломата
Август 24
12:00 2010

Леван ЧитанаваОткровения иранского дипломата: "Иран удовлетворен военно-техническим сотрудничеством с Грузией… В том числе поставками из Тбилиси современных вооружений…"

23/07/2010  ИА «Пирвели» Леван Читанава

Интервью с послом Ирана в Грузии Маджидом Самадзаде Сабером

— Отношения между Грузией и Ираном углубляются. Скоро между двумя странами заработает безвизовый режим. По вашему мнению, чем обусловлена такая динамика в отношениях?

— Для углубления отношений не обязательно, чтобы произошло что-нибудь особенное. О причинах углубления отношений можно говорить лишь тогда, когда между двумя странами вообще нет отношений. Существующие между Ираном и Грузией отношения насчитывают несколько тысяч лет, и в разные периоды истории между нашими странами были превосходные отношения. Не считая коммунистического периода, грузино-иранские отношения постоянно развивались.

И сегодня мы все должны сделать для того, чтобы у нас были больше коммуникаций и отличные отношения, однако и на данном этапе отношения между двумя странами очень хорошие. Касательно визового вопроса, как иранская сторона, так и грузинская, без проблем выдают визы гражданам в аэропорту. В связи с передвижением граждан определенные шаги делались и раньше, а теперь мы хотим еще более упростить передвижение между двумя странами, и с этой целью определенные шаги будут сделаны и в будущем.

Единственная серьезная проблема на пути развития нашего двустороннего сотрудничества — несбалансированная и, как мне думается, порой мало предсказуемая внутренняя и внешняя политика действующего президента Михаила Саакашвили. Военная авантюра августа 2008 года очень насторожила Тегеран и заставила по иному взглянуть на планируемое партнерство с Тбилиси. Но мы надеемся на лучшее…

— Бытуют разные мнения о существующих ныне отношениях между Ираном и Грузией в экономическом направлении. Речь, в частности, идет о том, что в последний период были заметны сокращения инвестиций. Не планируется ли на фоне углубления отношений между Тбилиси и Тегераном осуществление каких либо серьезных новых проектов в экономическом направлении?

На сегодняшний день говорить о новых инвестиционных проектах Ирана в отношении Грузии достаточно сложно, поскольку грузинская экономика демонстрирует все более откровенные признаки стагнации. Я уже не говорю о том, что внешний долг Грузии сейчас составляет почти 90% от национального валового дохода. Это — очень тревожная цифра!

На должность посла я недавно назначен, и исходя из этого, в этом направлении пока серьезных работ не проводил. Соответственно, информацию о предстоящем сокращении наших инвестиций не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Но функция нового посла всегда в том, чтобы внести новые сдвиги в отношениях, и я сделаю все для того, чтобы объем иранских инвестиций в Грузии хотя бы перестал сокращаться.

Также необходимо увеличение количества туристов. Моя цель, чтобы существенно увеличился объем импорта и экспорта между двумя странами. Также планируется открыть прямое воздушное сообщение между Тегераном и Тбилиси. Углубление политических отношений с Грузией для Ирана является достаточно серьезным направлением. С тех пор, как я приехал в Грузию, я принялся активно работать в этом направлении, и результаты налицо. Одним из результатов является то, что министр сельского хозяйства Грузии в ближайшем будущем посетит Иран.

— Насколько известно, грузинская минеральная вода «Набеглави» должна была выйти на иранский рынок, однако на переговорах выяснилось, что иранская сторона отказала, не называя причин. Что, по вашей информации, происходит с этой точки зрения?


— К сожалению, я не владею достоверной информацией по этому вопросу. Однако с полной уверенностью могу сказать, что на одной только минералке (смеется — авт.) нормальных экономических отношений не построишь. Тем более что рынок Ирана уже и без этого переполнен аналогичной продукцией.

Мы ждем от Грузии серьезных экспортных предложений в сфере высоких технологий, военно-промышленного комплекса, современных инновационных схем. А с минеральной водой можно какое-то время и подождать.

И, в конце концов, грузинская сторона должна учитывать, что в Иране есть собственная минеральная вода, и страна экспортирует ее, и таким образом, если кто-то намерен ввозить минеральную воду в Иран, эта продукция должна конкурировать с местной минеральной водой.

— Один из лидеров грузинской оппозиционной партии Звиад Дзидзигури со ссылкой на информированные источники сообщает, что Грузия продала Ирану купленные в Украине ракеты, и в этом процессе участвовали министр внутренних дел Вано Мерабишвили, а также бывший министр обороны Давид Кезерашвили. Какой информацией вы владеете в связи с этим?

— Иран удовлетворен данной конкретной сделкой с грузинской стороной и расценивает ее как серьезный шаг на пути развития иранско-грузинского военно-технического сотрудничества. Для нас не имеет принципиального значения — где и у кого Грузия ранее закупила поставляемые нам современные вооружения. Тем более что украинская военная продукция славится своими тактико-техническими характеристиками.

От лица своего руководства особо хочу отметить во всей этой экспортной операции позитивную роль вашего министра внутренних дел Вано Мерабишвили, сумевшего четко и убедительно изложить иранской стороне позицию своего президента Михаила Саакашвили относительно дальнейших перспектив поставок в Иран современных вооружений и военной техники.

Так что господин Звиад Дзидзигури довел до грузинской общественности совершенно правильную информацию. Удивляет только, почему на нее никак не отреагировали официальные грузинские СМИ.

— Хотелось бы спросить и о российско-иранских отношениях. Не обострятся ли, по вашему мнению, эти отношения на фоне сближения Тегерана и Тбилиси?

— Россия, несмотря на различные политические сложности, была есть и всегда будет нашим стратегическим партнером. А что касается углубления отношений между Ираном и Грузией, то оно полезно для обеих стран и не направлено против какой-либо третьей страны. Полагаю, что в администрации г-на Медведева это хорошо понимают.

— Россия поддерживает американскую инициативу установления новых санкций Ирану. Как вы оцениваете эту позицию России?


— Как посол, я могу дать ответ только в пределах своей компетенции, и на этот вопрос, наверное, ответ лучше вы получите из пресс-служб президента и МИД. Все, что касается официальных шагов Москвы на этом направлении, комментарий в связи с этим вопросом будет сделан в Тегеране, а не здесь — в посольстве. Исходя из того, что решения принимаю не я, что бы я ни сказал, это будет моим личным мнением, что, полагаю, менее интересно.

— Однако согласитесь, что грузинскому журналисту очень сложно связаться с пресс-службой иранского президента и получить информацию …

— Постараюсь узнать их позицию и затем ознакомить вас с ней.

 — Выступление президента Ирана в Соединенных Штатах Америки со стороны части экспертов было оценено, как уступка позиций Тегераном. А несколько дней назад президент Ирана говорил о пересмотре политики в отношении США. Что изменилось в этом смысле, и чем обусловлено изменение позиций президента Ирана?

— Довольно хороший ответ дал на этот вопрос министр иностранных дел Ирана во время визита в Грузию. По заявлению Рамина Мехуд Араса, в случае, если Америка изменит свою враждебную политику и прекратит антииранские действия, Иран начнет думать над тем, чтобы и со своей стороны изменить отношения. Если увидим, что Америка не ведет против Ирана враждебную политику, и эта политика становится полезной для Ирана, естественно, мы изменим свою политику.

— И, наконец, согласно заявлению МИД Грузии, в Грузию, возможно, приедет президент Ирана. По вашей информации, когда предположительно он может приехать с визитом?

— Примерно шесть лет назад господин Саакашвили находился в Иране. Вообще, в дипломатии принято, что когда президент одной страны приезжает официальным визитом в другую страну, он должен пригласить президента принимающей страны в свою страну. Так, что приглашение президента Ирана грузинской стороной не новость.

Однако мы должны четко понимать, что на ответный визит нашего президента безусловно повлияет проводимый Грузией политический курс в южно-кавказском регионе и, особенно, по отношению к России.

В случае попыток Тбилиси обострить военно-политическое противостояние с Абхазией, Южной Осетией и, в итоге, с Российской Федерацией резко ухудшится вся обстановка на Южном Кавказе и, в определенной степени, на Ближнем Востоке.

В этом случае, естественно, ни о каких визитах на высшем уровне говорить не придется. Впрочем, полагаю, что грузинское руководство проявит мудрость и примет в учет недавнее решение Международного суда ООН по Косово, которым за этой независимой республикой еще более закреплен статус суверенного государства.

Возможно, президенту Саакашвили есть смысл в какой-то степени экстраполировать ситуацию с Косово на ситуацию с Южной Осетией и Абхазией и принять их независимость как объективную историческую неизбежность. Это было бы политически очень мудро.

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.