Eurasian News Fairway

«Дестабилизатор» Иран как «фактор большей стабильности» на Ближнем Востоке

«Дестабилизатор» Иран как «фактор большей стабильности» на Ближнем Востоке
Сентябрь 15
12:00 2010

Согласно «секретному» докладу МАГАТЭ, Исламская Республика Иран активизировала обогащение урана и приближается к созданию ядерной бомбы.

Понятно, почему слово «секретный» взято в кавычки. Ибо то, что рассекречено, тайной, по определению, являться не может.

В «рассекреченном» же СМИ документе говорится, что Иран стабильно накапливает ядерное топливо, даже несмотря на ужесточение международных санкций. И с мая этого года производство низкообогащенного урана — материала, который при дальнейшей обработке может быть использован для производства ядерных бомб — выросло в этой стране на 15 процентов и достигло общей массы в 2,8 тонны. Такого количества, по оценкам экспертов, хватит на целых три боеголовки.

Кроме того, МАГАТЭ недовольно тем, что в нарушение резолюции ООН Иран запустил второй каскад центрифуг в Натанзе. А также тем, что Тегеран регулярно «оспаривает выбор» инспекторов, направляемых агентством для наблюдения за его ядерными изысканиями. Так, в частности, было в июне, когда руководство страны зарубило визу на въезд двоим из них.

В докладе содержатся усилившиеся опасения по поводу способности международного сообщества контролировать те или иные элементы ядерной программы Ирана, которые могут быть использованы для создания бомбы. Эксперты Агентства сожалеют, что ввиду целого ряда препятствий не имеют возможности подтвердить определенное (оцененное) ими количество ядерных материалов и обладают растущим списком вопросов без ответа касательно иранских объектов по их обогащению.

МАГАТЭ также по-прежнему обеспокоено по поводу возможного наличия в Исламской республике незаявленных мероприятий, связанных с ядерной тематикой, особенно с разработкой соответствующих боезарядов для баллистических ракет.

Таким образом, Иран, предполагается в докладе, находится на пути к созданию оружейного урана.

В принципе, ничего нового в этом предположении не содержится. Поэтому упомянутый доклад больше походит на квартальную отчетность освоения оным Агентством бюджетных ооновских средств, выделяемых на бурную или не очень его деятельность. И в том, какую опасность представляет ядерная игрушка в руках инфантильных религиозных фундаменталистов, тоже ничего, относящегося к нераскрытым человечеством тайнам, не видится. Ему, иранскому, исламистскому фундаментализму — что в очередной раз побить камнями неверную мужу женщину, что сбросить на «неверных» бомбу с ядерной начинкой — особой разницы-то…

Гораздо интереснее следить за сообщениями о различных спонтанных внешнеполитических телодвижениях тегеранского режима. Это куда увлекательнее всяких там телевизионных шоу, авторам и устроителям которых приходится напрягать свои мозги, выдумывая, как бы сделать шоу еще увлекательнее. А тут ничего особо и выдумывать не надо — все происходит естественным образом. «Интересности» сами собой прямо рекою льются.

Так, на днях власти Ирана и Палестинской национальной администрации разругались прямо-таки вдрызг. И, похоже, вконец. Дело дошло до того, что Махмуд Аббас назвал Махмуда Ахмадинежада мошенником. Причиной резкой критики, с которой глава ПНА обрушился на президента ИРИ, находясь в Ливии с кратковременным официальным визитом, послужили заявления Нежада о нелегитимности правления Аббаса и о предательстве им интересов палестинского народа. В свою очередь, поводом для гнева иранского «фюрера» явилось открытие 2 сентября в Вашингтоне очередного раунда прямых переговоров между израильтянами и палестинцами.

На следующий день, 3 сентября, в последнюю пятницу Рамадана (или Рамазана, пусть знатоки поправят), когда иранцы отмечали в 31-й раз свой праздник под названием «день Эль-Кудса» (опять-таки, возможна орфографическая ошибка, переходящая в религиозно-политическую), тамошний президент заявил с трибуны в Тегеране: «Мы спрашиваем палестинцев: кто от вашего имени ведет переговоры? Кого представляет Аббас? Кто выдал ему мандат вести переговоры от имени палестинцев? Какое у них есть право говорить о Палестине? Какое у них право отдавать часть Палестины врагу?».

Закончил Нежад этот свой солидный набор риторических вопросительных знаков пророчеством, что палестино-израильские переговоры обречены на провал, а судьбу палестинского народа решит не иначе как вооруженное сопротивление.

В свою очередь, Аббас и его окружение заявили, что Ахмадинежад не имеет никакого права говорить от имени всего Ирана. Палестинские политики обвинили иранского президента в мошенничестве, выразившемся в подтасовке результатов президентских выборов, проходивших в ИРИ в июне 2009 года. «Ахмадинежад сфальсифицировал результаты выборов и пришел к власти мошенническим путем, а потому не имеет никакого права рассуждать о Палестине, ее председателе или ее представителях от имени иранского народа», — заявил, в частности, представитель главы ПНА Н. Абу Рудейна. «Президент Аббас» же, как подчеркнул его представитель, был «избран на свободных выборах, в присутствии более 1000 международных наблюдателей».

(Отметим, однако, что формальный срок председательства Аббаса истек еще в прошлом году, и «Хамас» действительно настаивает на нелегитимности его правления. Но в настоящее время проведение новых «президентских» выборов в палестинской автономии практически невозможно ввиду того, что на Западном берегу Иордана и в секторе Газа правят враждующие между собой политические партии — соответственно аббасовский «Фатх» и проиранский «Хамас».)

В то же время в мире бытует и такое мнение, что иранская угроза может стать благоприятным фактором для ближневосточных переговоров.

Если подходить к этому вопросу «пессимистически реалистично», то шансов на успех очередного раунда палестино-израильского саммита в Вашингтоне не было изначально. По причине разобщенности палестинского национального движения, симпатий правым большей части израильского общества и деятельности экстремистов с обеих сторон, кои практически одинаково заинтересованы в том, чтобы мирные переговоры зашли в тупик.

Однако есть все же подмешивающий оптимизм фактор, объединяющий все участвующие в переговорах стороны: беспокойство по поводу Ирана, который является для них общей угрозой безопасности и политической стабильности. И здесь, как предполагается, в какой-то степени может сработать принцип «враг моего врага — мой друг».

Есть, к тому же, вероятность, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху с большей готовностью, чем прежде, выступит против крайне правых партнеров по парламентской коалиции в Кнессете по таким вопросам как продление истекающего 26 сентября моратория на строительство поселений, как нежелание «оголтелых» идти на прочие какие бы то ни было компромиссы, в частности, по Восточному Иерусалиму. Потому что, если Нетаньяху решится все же нанести удар по Ирану, ему потребуется поддержка Обамы, каковую он легче сможет обеспечить себе, заняв на палестино-израильских переговорах как можно более конструктивную позицию.

И у палестинского лидера Махмуда Аббаса также есть основания для страха-фобии перед Ираном, поскольку последний поддерживает радикальное исламистское движение «Хамас», с которым возглавляемый Аббасом «Фатх» перманентно враждует и даже воевал не так давно. А мирный договор с Израилем наверняка укрепил бы позиции стареющего Аббаса против «Хамаса». И не только на Западном берегу, но, возможно, и в хамасовском секторе Газа.

Наконец, Иордания и Египет тоже по-своему опасаются растущего политического влияния Ирана. Король Иордании Абдулла уже высказывал опасения по поводу так называемого «шиитского полумесяца», включающего в себя ИРИ, северо-восток Саудовской Аравии, Южный Ливан и Сирию. А сектор Газа, ныне контролируемый «Хамасом», как неотъемлемая часть «полумесяца», является постоянным источником нестабильности на египетской границе. Кроме того, данная организация представляет собой ответвление «Мусульманского братства» — могущественного исламистского движения в Египте, которое несет серьезную угрозу планам Мубарака по передаче президентского поста своему сыну, как полагают многие международные наблюдатели.

Таким образом, согласно данной версии, общий региональный страх перед ИРИ может сыграть роль некой «связующей субстанции», могущей сохранить хрупкий мирный процесс на Ближнем Востоке в относительной целости.

Что же касается опасений Израиля в связи с иранскими ядерными амбициями, то опасения эти, увы, все более нарастают. Еще в мае представители израильской военной разведки высказывали мнение, что Иран уже преодолел все технологические препятствия для создания атомного оружия, и теперь переход в статус ядерной державы зависит лишь от политического решения его властей.

Однако в недавно в администрации Белого дома заявили, что, согласно американским разведданным, Тегерану понадобится еще как минимум год, чтобы превратить низкообогащенный уран в опасную оружейную начинку. Телль-Авив, в свою очередь, «испытывает разочарование в стратегии Соединенных Штатов», которые, по его мнению, уже в принципе готовы смириться с ядерным Ираном, и все больше рассматривает сценарий одностороннего удара по этой стране как неизбежный. И в последнее время вероятность возможной атаки Израиля на ИРИ весьма возросла.

Самое неприятное, что в случае атаки израильской авиации, в частности, по АЭС в Бушере это будет в каком-то смысле ударом и по России. Однако вряд ли Москва в связи с этим примет решение о какой-либо реальной поддержке Тегерана, поскольку может оказаться в одиночестве в военном и политическом плане. (Пресловутый «шиитский «полумесяц» — не в счет: в действительности, оный давно уже ведет не только объявленную войну с Западом, но и необъявленную войну с Россией — через поддержку северокавказских боевиков.)

В то же время, хотя и прекрасно осознавая, что Иран сегодня — одно из крупнейших государств-спонсоров исламистского радикализма, и потому необходимо любым способом не допустить создания Тегераном ядерного оружия, Кремль, тем не менее, не может себе позволить резкий отказ от экономического сотрудничества с этой страной.

Потому для нашего государства сейчас крайне важен точно выверенный баланс между инерционной поддержкой тегеранского режима в плане выполнения экономических договоренностей и осторожным к нему отношением в военно-политическом аспекте, держа его «на некотором расстоянии». И, продолжая дружескую или хотя бы нейтральную по отношению к фундаменталистской клике риторику, постепенно, без резких телодвижений это «расстояние» увеличивать. Дабы не проиграть в большем.

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.