Eurasian News Fairway

Россия — Грузия — Чечня. Сравнение. Альтернативы для Грузии.

Россия — Грузия — Чечня. Сравнение. Альтернативы для Грузии.
Сентябрь 15
12:00 2010

После августовской войны 2008 года в Грузии не стихают разговоры о чеченцах, которые  сумели оказывать продолжительное сопротивление российским федеральным войскам — при том, что их в 3 раза меньше чем нас, а международное сообщество, считая Чечню частью РФ, не особенно протестовало против самого факта войны на Кавказе. Если и были какие-то претензии, то они касались главным образом излишней жестокости в подавлении сепаратистского движения.

Таким образом, у них стартовые условия были гораздо хуже, чем у Грузии, признанной мировым сообществом.

Тем не менее, именно они стали на 15 лет серьезной проблемой для Москвы, а не мы.

Что с этим делать? Как оценить такой контраст между нашей         5-дневной и их 15-летней войной?

В сравнительно оценке можно найти многочисленные аргументы в пользу чеченцев, и крайне малочисленные в пользу нас.

Впрочем, обо всем по порядку.

В первую очередь, следует отметить, что нельзя сравнивать чеченцев с кем-либо. Это уникальный народ, боевые качества которых стоят особняком — по крайней мере, в 20–21-м веках. Чеченцев нельзя сравнить даже с афганцами: в конце концов, Афганистан — большая страна, с населением под 30 млн. человек, тогда как чеченцев — около 1 млн. Что делает их военный подвиг еще более беспрецедентным.

Необходимо также отметить, что не в нашу пользу свидетельствует совместное советское военное прошлое, когда северокавказские мусульмане часто служили в самых боевых частях Советской Армии — в десанте, морской пехоте, спецназе и т.д. — причем массово, и зачастую по доброй воле.

Нет нужды вспоминать, где служили большинство грузин: в стройбатах, в хлеборезках, в хозчастях и т.д. Причем предварительно не проявляя какой-либо достойной упоминания доброй воле к службе в выше перечисленных действительно элитных подразделениях. Проще говоря — по принципу: подальше от тягот армейской жизни…

Естественно, что это не могло не сказаться на общей боеспособности народов — как бы неприятно это ни звучало.

Впрочем и у чеченцев было все не так просто. К примеру, северные районы республики, граничащие со Ставропольем, практически не воевали с федеральными войсками, поскольку как и всякие жители равнин они были более склонны к компромиссам. Поэтому оппозиция, представлявшая равнинные районы Севера республики, вряд ли могла противостоять горцам, поддерживавшим Дудаева.

Не особо отличались боевитостью и грозненцы — это вылитые тбилисцы, такие же болтливые и бесполезные. Повоевав в первую войну пару месяцев, они решили, что с них хватит… Это еще раз подтверждает известную истину: из горожан получаются плохие вояки.

Костяк же бывшего чеченского сопротивления составляли именно жители горных и предгорных районов Чечни — Ведено, Итум-Кале, Шатой, предгорные Урус-Мартан и Ачхой Мартан и некоторые другие территории.

Таким образом, давайте признаем — мы далеко не такие воинственные, как ичкерийские чеченцы. Мы не готовы воевать в заведомо проигранной войне, без шансов на победу. А они — готовы. Поэтому их война продолжалась целых 15 лет.

Однако плюсы чеченского сопротивления на этом заканчиваются. Теперь начинаются минусы (которые, опять таки, нисколько не обеляют грузинских военных периода августовской войны).

Чеченская война всегда была вещью в себе — война ради войны. Война ради призрачного понятия «свобода». Конечно, свобода хороша сама по себе, но, кроме того, еще надо знать, что с ней делать. Я регулярно ездил в Чечню до 1998 года и могу совершенно точно сказать: даже у тех, кто воевал многие годы, не было ни малейшего понятия о том, что делать в случае победы.

Что собственно и дало крайне отрицательные результаты: когда Чечню на непродолжительное время оставили в 1997 году после подписания Хасавюртовских соглашений наедине с собой,  республика за считанные недели превратилась в рассадник бандитизма, терроризма, и бизнеса на похищении людей.

История, казалось бы, дала чеченскому народу шанс на независимость в виде Хасавюртовских соглашений, однако этот «шанс» был безнадежно промотан — как раз теми, кто неплохо воевал и создавал серьезные проблемы России. Хорошие партизаны оказались на тот момент (не путать с настоящим временем!) никудышными строителями, политиками и стратегами.

Свобода — это не цель. Свобода — это средство для строительства нормальной жизни, для развития, для создания ясной перспективы на будущее. Маленький пример: Афганистан не смогла покорить ни одна империя, и страна в этом смысле абсолютно свободная. В то же время, допустим, Пуэрто-Рико — почти официально находится под протекторатом США и почти не является независимым государством. Но позволю себе предположить, что в Пуэрто-Рико рядовой гражданин чувствует себя куда более свободным, чем в Афганистане.

Свобода нации и свобода истинная (личности, СМИ, бизнеса, политики, выборов, и т.д.) — далеко не всегда одно и то же.

Да, сегодня Чечня почти свободна — в том смысле, в котором можно говорить о любом субъекте Российской Федерации как неотъемлемом элементе единой государственной структуры.

Но мы — грузины —  ведь знаем, что мы недалеко ушли от чеченцев. И могу со всей ответственностью заявить, что любая партизанщина в Грузии закончилась бы в любом случае плохо: не имея национально-исторического и морально-психологического опыта подобного рода деятельности, мы, в итоге, получили бы власть боевиков, не умеющих ничего делать.  Хотя, на мой взгляд, последняя (власть боевиков) не намного хуже того цинично-авторитарного режима, которым мы с вами имеем несчастье наблюдать в современной Грузии.

Но какова же альтернатива? И существует ли последняя для грузин как таковая?

Уверен, что существует. И формулируется эта альтернатива, как это ни странно, очень просто:

Жить в мире и взаимоуважении со всеми странами-соседями. Не навязывать свои законы и обычаи тем, кто более не желает делить с Грузией единое географическое пространство и стремится строить свою дальнейшую жизнь самостоятельно.

Чтить международное право, однозначно исключающее из современного политического миропорядка вооруженную агрессию против кого-либо.

С уважением относится к населяющим нашу республику многочисленных этническим меньшинствам (в первую очередь, прекратив дискриминационную политику в отношении азербайджанцев в Квемо-Картли и армян в Джавакхе).

Активно идти на сближение с европейским сообществом (ЕС и т.д.), при этом не вступая ни в какие военно-политические блоки, само участие в которых автоматически предполагает наличие у страны-участника прямых обязательств в случае вступления этого бока в вооруженный конфликт.

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.