Eurasian News Fairway

Русофобия как основополагающий политический вектор тбилисских реваншистов

Русофобия как основополагающий политический вектор тбилисских реваншистов
Январь 15
12:00 2009

Анализируя исторический и современный аспект политики официального Тбилиси в отношении Южной Осетии и Абхазии, невольно приходишь к выводу: на протяжении длительного времени власти Грузии прилагали максимум усилий по идеологизированию конфликта с непокорными автономиями (ныне — независимыми республиками) в сугубо антироссийском контексте.

По сути, грузино-абхазское и грузино-осетинское противостояние еще с начала 90-х годов прошлого века переведены «мыслителями» с проспекта Шота Руставели в плоскость исключительно российско-грузинского противоборства. Режим Саакашвили даже в настоящее время (с его жесткими, но необратимыми реалиями) не намерен рассматривать Абхазию и Южную Осетию как самостоятельных политических фигурантов.

При этом издержки процесса суверенизации (каковые безусловно имели и будут иметь место в таком противоречивом регионе как Южный Кавказ) рассматриваются как «наследие советского и российского прошлого» (политолог З.Каданишвили). В соответствии с этой логикой, все возникшие в начале 1990-х годов и ныне «замороженные» (за исключением, разумеется, абхазского и югоосетинского вариантов) конфликты видятся официальными грузинскими политологами не иначе как «преодоление имперского опыта…».

Одновременно Тбилиси делает хорошую мину при плохой игре: демонстративно игнорируется бьющий в глаза факт интенсивной американизации Грузии.

Вполне естественно, что в данной ситуации Москва совершенно справедливо трактует активизацию политики США и НАТО на Южном Кавказе как главный и, по сути, единственный вызов и интересам Российской Федерации, и взаимовыгодным российско-грузинским отношениям как таковым.

Данная оценка практически еженедельно подкрепляется воинственными заявлениями грузинских политиков и официальных лиц о «скором содействии» Соединенных Штатов и Североатлантического альянса решению проблемы территориальной целостности Грузии (имея в виду военную поддержку Вашингтона и Брюсселя в возвращении «взбунтовавшихся автономий» после вступления РГ в НАТО).

При этом грузинская сторона категорически отвергает саму мысль о том, что одним из региональных центров силы на Кавказе и, прежде всего, для самой Грузии должна стать именно Россия. Причины достаточно прозрачны: политическая ситуация в бывшей закавказской союзной республике, мягко говоря, далека от стабильности и устойчивости. Такие основополагающие признаки государства как единый и неделимый суверенитет, единые общая внешняя граница и сбор налогов для РГ в данный момент ни в коей мере не свойственны.

Еще до событий августа 2008 года было совершенно очевидно, что градус самостоятельности Абхазии и Южной Осетии будет постоянно расти даже в условиях нерешенности вопроса о государственной самостоятельности этих двух бывших грузинских автономий. Агрессия же Тбилиси (как и ее катастрофический провал) и порожденные ею последствия (признание РА и РЮО Россией) скачкообразно усилили угрозу дальнейшего территориального распада Республики Грузия.

Так, вновь активизировались сепаратистски настроенные власти района Квемо-Картли, населенного этническими азербайджанцами. Не менее напряженная обстановка складывается и в Давахетии — регионе компактного проживания на территории РГ этнических армян.

Из этого, казалось бы, грузинским властям следует сделать совершенно очевидный вывод о том, что самой-то России (с ее опытом 2-х тяжелых чеченских кампаний) крайне выгодно иметь в качестве соседа государство, власть которого в состоянии предотвратить превращение той или иной части своей территории в полигон и «базу отдыха» для террористов. И что поэтому Москва естественным образом не заинтересована в развитии процесса дробления Грузии. Однако, похоже, такой подход совершенно неприемлем для администрации Саакашвили.
Как верно отмечает ряд оппозиционный грузинских политологов (М.Чанутрия, И. Кахвенадзе, И.Брамидзе), окружение президента и сам лидер нации в своем милитаристическом угаре не хотят, да и не могут осознать два принципиально важных момента:

Первый — вернуть Южную Осетию и Абхазию в юрисдикцию Тбилиси уже никогда не получится, чему доказательство — история с самопровозглашением сербской автономией Косово государственной независимости. Шум, поднятый мировым сообществом вокруг данной ситуации, постепенно утих, и Приштина уверенно обустраивается в международных делах в статусе равного игрока.

Второй — только нормализация (не на словах, а на деле) отношений с Россией может убедить Москву отказаться от возможной поддержки грузинских сепаратистов «нового поколения»… поскольку в противном случае «Грузию ждет территориальный кризис, развал на мелкие удельные княжества и поглощение последних более сильными приграничными государствами».

Действительно, можно сколько угодно критиковать Россию за поддержку, говоря формализованным юридическим языком, абхазского сепаратизма. Но открытые пророссийские настроения подавляющего большинства абхазского народа (как, кстати, и проамериканские в случае с Косово) и его желание видеть в роли гарантии суверенитета только Российскую Федерацию — факт, оспариванию не подлежащий.

N.B. Во время августовских событий в Грузию из Абхазии ушли исключительно представители грузинского этноса (или себя к нему произвольно относящие). Но в потоке беженцев ни один из экспертов не выявил лиц югоосетинской (о точности названия можно спорить) национальности. Для сравнения: во время 2-й чеченской кампании в Россию только за одну неделю боев ушла почти треть ногайского и чеченского (!) населения…

Немаловажным обстоятельством для Саакашвили должен был бы стать и тот факт, что при всех многочисленных обвинениях России со стороны Запада в «рецидивах имперского мышления», ни США, ни Европа так и не смогли вплоть до августа 2008 года представить хоть сколько-нибудь проработанные проекты по разрешению (или хотя бы подходов к разрешению) грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. Равно как и, кстати, по профилактике т.н. «латентных конфликтов» (противостояние аджарской элиты с Тбилиси, проблема крупной армянской общины в Джавахетии, вопрос о репатриации турок-месхетинцев и т.д.).

Увы, но все доводы разума минуют нынешнее политическое руководство Грузии. И это можно объяснить, с точки зрения автора, только одним: возжелавший реванша грузинский истеблишмент (под мудрым руководством ставленника Вашингтона) избрал в качестве основополагающего политического вектора русофобию. И ее же — как основной инструмент выстраивания взаимоотношений с НАТО и лично США, прилагающими максимум усилий на пути превращения республики в форпост Альянса на Южном Кавказе.

Теги

Об авторе

Джанашвили Вахо

Джанашвили Вахо

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.