Eurasian News Fairway

Северный Кавказ, этнополитика и… казаки: что общего?

Северный Кавказ, этнополитика и… казаки: что общего?
Июнь 11
12:00 2003

Услышав географический термин «Кавказ» у нас невольно возникают ассоциации — Грузия, Дагестан, Азербайджан… Да вот только мы частенько забываем что Кавказ — это еще и Северный Кавказ. А последний — это Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края, Адыгея, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская республики, т.е. тот регион, который называется «западный сектор» Северного Кавказа (для краткости — ЗССК).

Причем регион самостоятельный в силу его единого геополитического положения, высокого экономического потенциала, развитой транспортно-коммуникационной системы, близости к государственной границе, социально-этнической структуры населения, а также однотипности социально-экономических, политических и этнополитических процессов. Вот только насчет «однотипности» этнополитических процессов — не все так просто. Слишком много этносов проживает на этой достаточно ограниченной территории, и слишком неоднородна их историческая судьба.

И как всегда в таких случаях, эксперты ищут ту «силу», которая может консолидировать эту разноязыкую, ершистую людскую вольницу. Ищут и, похоже, нашли: почти единогласно в качестве такой «силы» называются казаки. Точнее — казачье движение Северного Кавказа. Ну что ж, может и так.

А теперь попробуем вполне серьезно проанализировать: что такое на сегодняшнее казачье движение на Северном Кавказе, как оно соотносится с политическими и государственными институтами России, на какой социальный и этнический статус претендует и, в целом, каковы его этнополитические перспективы

Казачье движение на Северном Кавказе (СК) политически оформилось в 1991 г. К этому времени первоначально провозглашенные культурные и социальные задачи движения отошли на второй план, и цели казачества стали наполняться политическим содержанием.

Формирование казачьих организаций и структур было ускорено рядом факторов: распад СССР и политический кризис в России, усиление миграционных потоков из ближнего зарубежья в южнороссийский регион, рост русского национализма, провозглашение суверенитета и государственные преобразования в республиках Северного Кавказа, самопровозглашенная независимость Чеченской республики и вооруженные конфликты в регионе.

В настоящее время казачьи организации существуют во всех субъектах Федерации на СК, т.е. на территории существовавших в начале XX в. Терского казачьего войска, Кубанского казачьего войска и Всевеликого войска Донского.

Точных статистических сведений (по крайней мере, официально опубликованных) о численности казачьих структур в данном регионе на сегодняшний день не имеется. По данным различных источников, она составляет от 250 до 400 тыс. чел. По информации Главного Управления казачьих войск при Президенте Российской Федерации, в России насчитывается около 5 млн. потомков казаков, из которых более 300 тысяч объединены в 435 казачьих организаций.

Появление первых политических заявлений казачества о необходимости защиты русскоязычного населения на Северном Кавказе явилось результатом утверждения этнократических режимов в республиках, и, прежде всего, открытой дискриминации этнических русских в Чечне. Возрождающееся казачество превратилось в политическую силу, претендующую на осуществление властных функций. Вследствие этого деятельность казачьих организаций стала одной из определяющих характеристик политический жизни Юга России, специфической региональной проблемой.

Первым документом, в котором был определен правовой статус казачества, стал Закон РФ «О реабилитации репрессированных народов» (1991). В ст.2 говорится, что «репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество)…». В Указе Президента РФ «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества»" (1992) казачество также трактовалось как исторически сложившаяся культурно-этническая общность, в отношении которой необходимо восстановление исторической справедливости.

Данные опросов населения, проведенных в казачьих регионах Северного Кавказа в 2000–2002 г.г. свидетельствуют о неоднозначности подходов к вопросу самоидентификации казачества Юга России. Только 8,6% опрошенных указали на то, что казаки являются особым народом, для 21,4% они выступают как сословие; 60% отнесли казачество к культурно-этнической общности, а 10% — к членам общественной организации. Даже при экспертном опросе атаманов не было зафиксировано полного единства по этому вопросу. Очевидно, что понимание сути казачества прямо определяет выбор путей его возрождения.

На первом этапе формирования казачьего движения Юга России идеей, объединяющей Донское, Терское и Кубанское войска стало восприятие казачеством себя как отдельного народа. Одновременно с формированием идеи суверенизации кавказских народов началась пропаганда концепции о специфически отличном от великорусского этногенезе казачества, а, значит, его особом статусе и в настоящее время. Эта концепция оказалась привлекательной для определенных сил в казачьем движении, поскольку в условиях этнической конкуренции на социально-экономической почве доказала свою эффективность следующая идеологическая модель:

— борьба за приобретение статуса коренного народа на определенной территории или в регионе;

— провозглашение суверенитета этнической группы как средства давления на федеральные органы власти и другие субъекты политической жизни региона с целью достижения определенных привилегий;

— в результате силового давления или компромисса с центром — доминирование на данной территории (контроль за распределением власти и собственности и т.д.) или получение гарантий учета своих интересов при распределении власти и собственности.

В 1991 г. на базе этой идеи было создано Кавказское линейное войско (атаман П.Федосов), которое располагалось на исторической территории Кавказской линии (территории республик Северного Кавказа и района Кавказских Минеральных вод). Непосредственное соприкосновение линейного казачества с коренными народами вызвало необходимость определить принципы их взаимоотношений не только на бытовом, но и на политическом уровне.

К переговорам линейного казачества и горцев подключились донские, терские и кубанские казаки. В результате в Ставрополе (1993 г.) было подписано Соглашение «О принципах сотрудничества и взаимопомощи» между Казачеством Юга России и влиятельной в то время Конфедерацией народов Кавказа (КНК), в соответствии с которым казачество признавалось одним из равноправных народов Северного Кавказа.

На встречах представителей КНК и казачества была впервые высказана идея, которая, по мнению аналитиков, не отвечает потребности стабилизации взаимоотношений официальной Москвы и северо-кавказского региона, но может стать объединяющим фактором для националистических сил ЗССК — «необходимость обезопасить себя от политической непоследовательности федерального Центра и создания для этого системы коллективной безопасности народов Северного Кавказа». Причем участниками этой системы должны были стать организации, созданные по этническому принципу.

В результате обозначилась перспектива: Северный Кавказ, включая Абхазию, Дон, Ставрополье, Кубань (как казачьи территории) и Калмыкию, становится российским регионом, имеющим самостоятельную (т.е. независимую от Центра) систему коллективной безопасности. Отношения между народами строятся на основе Договора о дружбе и сотрудничестве, который должен быть ратифицирован на Съезде народов Юга России и Северного Кавказа.

Развитие тенденции территориально-этнического самоопределения казачества было прервано подписанием Указа Президента Российской Федерации «О реформировании военных структур, пограничных и внутренних войск на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и государственной поддержке казачества» . В нем казачество рассматривалось уже как вид государственной службы.

В восприятии коренного населения региона Указ Президента, по существу, декларировал возвращение казачеству особого сословного статуса, что усилило межнациональную напряженность на Северном Кавказе. Лидеры казачьего движения, настаивавшие на необходимости утверждения этнического статуса казачества, вступили в противоречие с установками Москвы и постепенно стали заменяться более лояльными. Так, в июне 1996 г. было распущено Кавказское линейное войско, поддержавшее тезис об этнической самоидентификации.

По мнению аналитиков, именно с этого события в казачьем движении начался раскол, одним из оснований которого до сих пор является вопрос о самоидентификации казачества — в качестве народа или сословия.

Одновременно, признание за казачеством этнического статуса в правовом и политическом плане сформировало и продолжает создавать для федеральных властей значительное количество серьезных проблем.

После принятия Закона РФ «О реабилитации репрессированных народов» последовали заявления казачества о необходимости внесения изменений в административно-территориальное устройство Юга России, воссоздания административных казачьих образований, введения атаманского правления, общинного землепользования и т.д. Особенно остро встал вопрос о территориальной реабилитации казачества и выдвигаемых им территориальных претензиях.

Так, несмотря на организационную и идеологическую разобщенность донского казачества, общим для него было требование о восстановлении исторических границ Области Войска Донского, «наследницей» территории которого является Ростовская область. Для этого требовалось изменить административные границы Воронежской и Волгоградской областей РФ и государственные границы Луганской и Донецкой областей Украины.

Радикальные представители КД до сих пор поднимают вопрос о создании Донской республики в составе России. Краснодарский край территориально наследует границы дореволюционной Кубанской области, в составе которой находился Майкопский отдел Кубанского казачьего войска. В настоящее время он оказался на территории Адыгеи, вышедшей в 1991 г. из состава Краснодарского края, что вызвало недовольство части казачьего населения, которое до настоящего времени требует присоединения казачьих районов к Краснодарскому краю.

Казачество Карачаево-Черкесской Республики входит в состав Кубанского войска. Атаманы республики неоднократно делали заявления о желании административного воссоединения со Ставропольским краем (зеленчукские и урупские казаки) или Краснодарским краем (баталпашинские).

Казаки Терского казачьего Войска (Ставропольский край) настаивают на решении вопроса об отделении от Чечни исторических казачьих территорий (Наурского, Шелковского, Надтеречного районов Чеченской Республики) и включении их в состав Ставропольского края в качестве Терской области.

О воссоединении со Ставропольским краем много раз заявляли казаки Моздокского (Северная Осетия-Алания), Терско-Малкинского (Кабардино-Балкария) и Кизлярского (Дагестан) отделов.

По утверждению специалистов, наиболее актуальной проблемой для казачьих структур ЗССК явилось вступление в Государственный реестр казачьих обществ, нормативной основой которого стал Указ Президента Российской Федерации «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации» (9 августа 1995 г.). Госреестр на федеральном уровне определил правовой статус казачества как особой формы государственной службы.

Взаимоотношения казачества с властью связаны с неоднозначным восприятием казачеством Государственного Реестра казачьих обществ в Российской Федерации и отношением к этому документу и к казачьему движению властей субъектов Федерации на Северном Кавказе.

Существенную роль во взаимоотношениях с властными структурами играет также расположение казачества на «русских» или «нерусских» территориях. Так, если руководители Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев видят в реестровом казачестве силу, которую можно использовать для укрепления собственных политических позиций и как рычаг влияния на другие политические силы, то руководством республик казачество воспринимается как оппозиция.

Предвыборная борьба за пост глав северокавказских субъектов Федерации несколько изменила ситуацию в направлении встраивания казачества во властные структуры органов власти республиканского и местного уровней (РСО-А, КЧР).

Значительная часть казачества недовольна следующими положениями госреестра:

1. В соответствии с условиями вхождения в госреестр, Уставы и кандидатуры атаманов отделов, расположенных на территории субъектов Федерации, должны согласовываться с руководством исполнительной власти на местах. Таким образом, руководство республик получило дополнительный рычаг давления на казачество. Результатом этого стал раскол в казачьем движении на лояльных и оппозиционных казаков.

2. Госреестр отвергает претензии казачества на статус самостоятельного народа (выводя его за рамки Закона « О реабилитации репрессированных народов»), фактически предоставляя ему правовой статус привилегированного сословия.

3. Госреестр воспринимается казаками как средство контроля за политической деятельностью казачьих организаций, поскольку распространяет на реестровых казаков законодательно закрепленные для госслужащих ограничения на участие в работе политических партий и движений.

4. Включение в реестр казачества без учета национально-этнической принадлежности трактуется православной частью казаков как попытка размывания казачьего движения.

Руководством субъектов Федерации Реестр также оценивается неоднозначно. Так, правительство Кабардино-Балкарской Республики высказывает недовольство им в связи с общей межнациональной напряженностью в КБР и считает, что «предоставление льгот одной из этнических групп может расцениваться остальным населением как ущемление их прав». Опасения осложнить внутриполитическую ситуацию в республике (с учетом существующей проблемы балкарского и кабардинского народов) служат основанием для нежелания подписать Устав Терского казачьего войска Президентом КБР В.Коковым.

Проблема создания режима наибольшего благоприятствования «лояльному» казачеству видна на примере Республики Северная Осетия-Алания, где помимо Владикавказского казачьего отдела, состоящего из казаков-славян, создано Осетинско-Аланское войско. Сложившаяся ситуация рассматривается славянской частью казаков Терского войска как способствующая дискредитации идеи казачества в республике. Сегодня казачество республик Северного Кавказа организационно включено в Терское казачье войско и Кубанское казачье войско. Подобная форма организационного деления, основанного на исторических традициях, порождает определенные противоречия, вызванные тем, что руководство войск расположено на территориях Ставропольского (Пятигорск) и Краснодарского (Краснодар) краев, а задачи, стоящие перед казачеством республик, отличаются от проблем кубанских и ставропольских казаков.

Наиболее остро проблемы вхождения казачества в Госреестр видны на примере Терского казачьего войска. До Указа Президента РФ о Госреестре в структуру Терского казачьего войска (ТКВ) входили казачьи отделы, расположенные на территории Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Ставропольского края. В настоящее время происходит структурная реорганизация, следствием которой является распад ТКВ.

Так, неоднозначность целей, функций и содержания Реестра, а также несогласованность позиций Атамана ТКВ В.Шевцова и Президента КБР В, Кокова явились причиной того, что Терско-Малкинский казачий отдел (ТМКО), расположенный на территории республики, не вошел в Госреестр. Часть Терского казачества, высказывая недовольство В. Шевцовым, считает его «промосковски ориентированным» атаманом, «не отстаивающим интересы казачества» и поддерживаемым только близким окружением.

В итоге, по мнению многих специалистов, ситуация в республиках заставляет казачество искать пути сохранения собственного статуса, пытаться избежать размывания своей этнической специфики, внося в Уставы «выгодные» для себя положения.

Так, руководители ТМКО, взяв за основу типовой Устав, внесли в него коррективы, которыми, в частности, предусмотрено, что казаками станичных обществ могут быть граждане Российской Федерации, исповедующие православную веру, достигшие 18-летнего возраста и относящие себя к казакам (ст. 17 Устава ТМКО). Ими высказываются надежды на то, что принятие Устава и реестризация казаков предоставят определенные гарантии безопасности казачества в Кабардино-Балкарии.

Казаки Кизлярского округа (Республика Дагестан) вошли в Госреестр в составе Терского казачьего войска, включив в списки около 2,5 тыс. чел. Они относятся к Реестру положительно, расценивая его как признание государством казачества в качестве реальной составной части общества. Тем не менее, они не согласны с утратой статуса политической организации.

Свою специфику имеет ситуация в казачьих отделах, расположенных в Адыгее (Майкопский отдел) и Карачаево-Черкесии (Баталпашинский, Зеленчукско-Урупский отделы) и входящих в состав Кубанского казачьего войска. Подобно казакам Кабардино-Балкарии, оппозиционное майкопское и зеленчукское казачество в числе факторов, сдерживающих вхождение в Госреестр, рассматривает запрет для госслужащих на политическую деятельность.

По оценке экспертов, к числу способов преодоления сложившейся ситуации можно отнести:

— сохранение казачьих структур в качестве общественных организаций;

— реализация на практике предусмотренных Законом экономических льгот для реестровых казаков (общее требование казачества республик Северного Кавказа);

— конкретизация и «юридическое наполнение» основных положений Указа о Реестре в части порядка участия казаков в различных видах государственной службы (в основном это касается казаков, проживающих в городах) и выдачи им беспроцентных ссуд (расплывчатость указанных положений является на сегодняшний день одним из основных сдерживающих факторов вступления части КД в Госреестр).

Специалистами отмечается, что местные органы власти субъектов Федерации на Северном Кавказе скептически относятся к программе организации казачьей службы: поскольку казаки наибольшее предпочтение отдают службе в составе подразделений погранвойск, Министерства обороны России, природоохранной деятельности, считая менее значимыми для себя формами госслужбы производство и переработку сельхозпродукции. Несовпадение приоритетов казачества и органов власти на местах удается преодолевать, как правило, только в периоды проведения предвыборных кампаний. Стремление представителей властной элиты получить дополнительные голоса и структуры, поддерживающие их предвыборные программы, заставляет налаживать деловое сотрудничество с руководством казачьих обществ.

В настоящее время в Краснодарском крае действуют два Кубанских казачьих войска под руководством атаманов В.Громова и Е.Нагая. На территории Республики Адыгея оба кубанских войска имеют Майкопский отдел (атаманы А. Тарасов и Н.Бурхайло), в Ростовской области одновременно существуют два Всевеликих войска Донских (под руководством атаманов В.Хижнякова и Н. Козицына). Сохраняется раскол Терского войска (атаманы В.Шевцов и В. Храбрых). После утверждения Указом Президента РФ Устава Терского казачьего войска (1997) углубился раскол между Ставропольским и Терским казачьими войсками. Потерпели неудачу попытки сформировать Терско-Ставропольское казачье войско.

Вот такая вот раскладка. Что и говорить — ситуация достаточно сложная и даже порой не поддающаяся прогнозированию. Вместе с тем, видимо можно говорить о том, что, несмотря на существующий комплекс нерешенных правовых, экономических и социально-политических проблем казачье движение Северного Кавказа (в частности — «западного сектора» СК) может и должно быть использовано федеральным Центром в качестве одного из основных факторов стабилизации этнополитической и конфессиональной ситуации в указанном регионе.

Последнее же особо актуально с учетом событий в Дагестане, Чечне и, в целом, продолжающегося усиления на территории ЗССК влияния крайне-радикальных течений ислама.

Теги

Об авторе

Старцева Ирина

Старцева Ирина

Связанные статьи

1 комментарий

  1. Влад
    Влад Июнь 16, 11:14

    У автора статьи Старцевой Ирины, явно туго с географией. Дагестан по её представлению не на Северном Кавказе, зато включила туда Ростовскую область. Смешно конечно. Но дальше читать не стал.

    Ответить

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.