Eurasian News Fairway

Экстремизм — да. Но почему исламский?

Экстремизм — да. Но почему исламский?
Июнь 11
12:00 2003

Уважаемая редакция «РИФа»!

Хочу выразить свою благодарность за то, что Вы поддержали предложенную мной дискуссию по вопросам политизации ислама и опубликовали 2 статьи (под общим заголовком «Радикальный ислам») доктора исторических наук, научного консультанта Центра Карнеги Георгия Снегурова, поступившие на Ваш сайт в качестве отзыва на мой материал «Политизация ислама в России: состояние и перспективы».

Вместе с тем не могу согласиться с рядом принципиальных моментов, содержащихся в работах Г.Снегурова. В частности — с толкованием исламской религии как некоего религиозного учения, априори содержащего в себе зачатки нетерпимости и экстремизма. Посему предлагаю вашему вниманию следующую статью, в которой попытаюсь изложить свое видение данной проблемы.

События 11 сентября 2001 года высветили ряд опасностей, о существовании которых до этого говорилось мало. Одна из них — отношение современной цивилизации к исламской религии и мусульманам в мире.

Религия с давних времен используется для достижения политических и военных целей. Исторически отношения между исламом и европейским христианством были сложные, зачастую враждебные. Со времен крестовых походов европейцам в пропагандистских целях насаждался негативный стереотип ислама. В колониальную эпоху окончательно сложилось представление об исламе, как о репрессивной религии и культуре, которая тормозит развитие.

Отголоски подобных понятий, к сожалению, сохраняются и по сей день. Главы правительств некоторых европейских государств после 11 сентября 2001г. высказывались в адрес ислама как об агрессивной и жестокой религии. Это ставит под некоторое сомнение широко распространенное утверждение о том, что европейская политическая элита разделяет ислам и радикальный исламизм и наводит на мысль об искренности подобных заявлений.

Последние 20–25 лет ислам в сознании людей ассоциируется с негативными или неясными для них явлениями, такими как «исламская революция», «исламский фундаментализм». Пресса всего мира почти ежедневно заявляет о «мусульманских террористах». Но никто (или почти никто) не задумывается о правомерности использования термина «религиозный экстремизм». (В прессе Кыргызстана даже ставился вопрос ««Деликатная» религия или чистой воды терроризм?»).

Самые страшные чудовища рождаются в человеческом воображении. После трагедии в США средства массовой информации запестрели заголовками о войне между христианской и мусульманской цивилизациями, о третьей мировой войне. Строились прогнозы, что теперь стоит только бросить клич «джихад» и орды варваров, которые в историческом прошлом разрушили греко-римскую и другие цивилизации, возьмутся за оружие против христиан.

После 11 сентября усилились антиисламские и антиарабские настроения в мире. В Соединенных Штатах имели место нападения на мусульман и внешне похожих на мусульман людей. Хотя надо отметить, что к чести американцев (имеются ввиду простые люди, а не их политические хозяева), они сумели подняться над сиюминутными эмоциями и заявить о том, что ислам не имеет отношения к международному терроризму.

Западные специалисты оперируют представлением об «исламской угрозе», которое иногда перекликается с основным тезисом «Столкновения цивилизаций?» Самюэля Хантингтона. В большинстве стран мира возникает исламофобия, растет негативное отношение к этой религии. Как это ни странно, но именно в начале нового тысячелетия, нового века высочайших технологий политологам приходится усиленно дискутировать о проблемах свободы вероисповедания и религиозной толерантности.

Несмотря на появления в постполярном (ныне — монополярном) мире возможностей для диалога и сближения позиций, имеются силы, заинтересованные в росте подозрительности и противоречий между двумя глобальными силами в мире — мусульманством и христианством, которых пытаются втягивать в новую борьбу. Имеются «теоретические обоснования» предопределенности, неизбежности конфликта между этими двумя мировыми религиями. Ряд подобных «предсказаний» основаны на анализе политических воззрений некоторых лидеров религиозно-политических организаций и движений в Индии, Шри-Ланке, Египте, Израиле, Палестине и других странах, которых якобы объединяет общий враг в облике западного секулярного национализма. Большинство подобных «пророчеств» в научном плане не выдерживают серьезной критики.

В незатухающем арабо-израильском конфликте, в котором по существу мало религии, в общественное сознание регулярно вбрасывается понятие об «исламском фундаментализме, экстремизме, мусульманских террористах». Истоки конфликта хорошо известны сегодняшним политикам из истории создания еврейского государства на земле Палестины волевым решением больших стран и по так называемой «Декларация Бальфура». Но разве сегодня кто-либо признает, что началом этого многолетнего противоборства арабов и евреев является государственная ложь, свершенная в угоду определенным политическим интересам?

Дело в том, что ни одно правительство, политическое движение, практически любой актер международных отношений не желает выглядеть в глазах общественности собственной страны и международного сообщества противником или нарушителем основных принципов международного права и прав человека. В этой связи они ищут моральные оправдания своего поведения. Вооруженное вторжение на территорию другого государства, террористические акты, бандитские вылазки и другие экстремистские действия аргументируются восстановлением справедливости путем обеспечения безопасности и защиты прав этнического, религиозного меньшинства, хотя в их основе не религиозные или цивилизационные, а сугубо конъюнктурные политические интересы.

Выражения «радикальный ислам», «исламский экстремизм», «мусульманский террорист» вызывают протесты мусульман, которые заявляют, что ислам — религия мира и акты насилия, убийства и самоубийства никакого отношения к мусульманам не имеют. Однако их оппоненты заявляют, что экстремизм присущ исламу, поэтому употребление термина «исламский экстремизм» правомерно. Ряд ученых не согласны с этим мнением и отмечают, что экстремисты прикрываются исламом.

В этой связи особую актуальность приобрел вопрос «радикальный ислам — угроза или фантазия?» Сегодня проблема причастности ислама к международному терроризму вообще и к событиям 11 сентября 2001 года в частности, должна получить четкий и однозначный ответ. Иначе это может спровоцировать реакции этнической неприязни, агрессии, страха перед «чужими». Социологи проявляют беспокойство по поводу высокого уровня ксенофобии во многих странах мира.

Чем обосновываются обвинения типа «международный терроризм — это угроза ислама?» Утверждается, что за штурвалами самолетов, протаранивших Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, сидели мусульмане. Баронесса Маргарет Тэтчер заявила: «Люди, которые уничтожили нью-йоркские башни, были мусульманами. Но я не слышала адекватного осуждения этих актов со стороны мусульманских священников.»

Однако, известные исламские богословы считают, что эти террористы пошли против Корана, который утверждает: «Аллах вам не дает запрета любовь и милость проявлять к тем, кто против веры с вами не сражался, не изгонял из дома вас».

Свое отношение к событиям в США, которые буквально потрясли весь мир, публично выразили практически все известные в регионе религиозные деятели, которые резко осуждали террористов. Глава Духовного управления мусульман Кыргызстана Кимсанбай ажы Абдурахманов утверждает, что исламская религия отвергает такие действия, а мусульмане не поддерживают террористов. Они несут людям не покой, а войну. Другой известный в регионе богослов Мухаммед Хабибулла ажы Залихаев на региональной конференции ОБСЕ и Фонда имени Ф. Эберта заявил, что «ислам осуждает кровопролитие, любые проявления экстремизма. Что касается талибов и других террористов, то их взрастили и вооружали не мусульмане».

Большинство средств массовой информации тиражирует искаженную исламистами точку зрения о джихаде, считая его исключительно как войну мусульман против людей другой веры или неверных. Согласно идеологии исламизма (не путать с исламом!) мусульманин не должен подчиняться неверным, более того, он обязан бороться против них, т. е. объявить джихад.

А что говорится по этому поводу в самой исламской религии? В священном Коране сказано: «Сражайся за Господне дело лишь с тем, кто борется с тобой. Дозволенного грань не преступай. Господь ни в чем не терпит преступленья» (Сура 2, аят 190). Если мусульманину или его религии не объявили войну, если не вторглись на его территорию, то он не имеет права совершать убийства. Далее говорится: «А если враг не прекратил войну — сложи оружие. Но коль они от вас не отойдут, вам мира не предложат и не удержат рук от вас — хватайте их и убивайте».

Таким образом, «джихад меча» возможен только в случае военной агрессии извне. Не допускается джихад по поводу информационной и экономической агрессии. Кроме того, в Коране строго предписана этика ведения войны и наложен запрет на убийство тех, кто не воюет — женщин, детей, стариков и даже мужчин, если они безоружны. То, что совершили международные террористы в США, а ранее в других странах мира, в том числе в Кыргызстане, Узбекистане и России, ничего общего с поступками праведных мусульман не имеют.

Знали ли террористы о том, что в США проживают мусульмане, которые окажутся среди жертв терактов? Полагаем, что знали. США являются наиболее религиозной из развитых стран, где проживает более 4 млн. 350 тыс. мусульман.

Широко распространено мнение о том, что мусульманин готов совершить самоубийство во имя Аллаха в любую минуту. В последнее время появился термин «исламский камикадзе». По мнению муфтия Саудовской Аравии Шейха Абдель Азиза Ас, когда исламисты подрывают себя в ходе тех или иных преступных деяний, они совершают самоубийство. Но в исламе самоубийство категорически запрещено: то, что тебе дано Богом, ты не имеешь права уничтожить. Если ты сделаешь это, тебя ждет божье наказание. Коран гласит: «Не убей ты душу, что Господом твоим освящена была»… Если баронесса М.Тэтчер в чем и права, так в том, что долг каждого мусульманина — решительно выступать против тех, кто под исламскими лозунгами совершает террор.

Идеологи исламизма утверждают, что все молитвы, намазы и другие усилия мусульманина на пути к Всевышнему напрасны, если он подчиняется немусульманину. «Если вы верите в истинность Ислама, то у вас нет альтернативы кроме, как напрячь все свои силы в установлении его господства по всей земле, — пишет известный идеолог и практик исламизма Саид Абул Ала Маудуди. — Вы либо добиваетесь этого, либо отдаете свою жизнь в борьбе за это. Только по этому критерию можно судить об искренности вашей веры».

Исламистские экстремисты в основном ссылаются на собственные интерпретации отдельных аятов священного Корана и Сунны Пророка ислама. По их идеологии мусульманин не только не должен подчиняться неверным, но и обязан против них вести джихад. А неверные — это все, кто не разделяет их точки зрения, в том числе мусульмане и главы государств, «которые руководят не по шариату…». Да, в Коране (25:52) сказано: «Не поддавайся же неверным И этим дай им бой великим боем». Но под «этим» имеется ввиду сам Коран! То есть речь идет об отстаивании своей позиции со ссылками на священную книгу мусульман.

Так, в Коране (2:136) указано: "Скажите вы: «Мы верим в Господа и откровение Его, что было нам ниспослано и Ибрахиму, и Исмаилу, и Исхаку, и Йакубу, и всем двенадцати израильским коленам. И то, что Мусе Бог послал, и то, что даровал Он Исе, и что другим пророкам снизошло — меж ними мы не делаем различий, и лишь единому Ему мы предаемся». И далее (2:139): "Скажи: «Ужель вы станете о Боге с ними препираться, коль наш Господь и ваш — един? Нам — за свои дела ответ держать, а вам — нести ответ за ваши. И в поклонении Ему — мы искренность блюдем».

Коран (4:59) велит: «О вы, кто верует! Вы повинуйтесь Богу и Его пророку, а также тем из вас, кто властью наделен». Согласно тафсирам, «кто властью наделен» означает соблюдение закона и порядка, т. е. призыв к уважению государственных структур. В достоверных хадисах пророка Мухаммада сказано: «Мое наставление вам: бойтесь Аллаха (да славится имя Его) и оказывайте полное повиновение, даже если раб встанет над вами…»

Джихад (усилие) — первоначально понималось как борьба за защиту и распространение ислама. В разработанных позднее концепциях проводится различие между шестью видами джихада от духовного самосовершенствования — «джихад сердца», (Пророк Мухаммад считал его Великим джихадом), а вооруженную борьбу («джихада меча») — малым джихадом, не являющимся для мусульманина главным.

Говоря же об экстремизме и международных террористических организациях, следует отметить тот факт, что определенные враждебные исламу силы умело используют фактор исламизма в собственных интересах. Немало случаев, когда создаются подставные группы, со словом «исламский» в названии, для всякого рода политических провокаций. Цель — вызвать у мировой общественности чувство ненависти к мусульманам, которые выставляются в качестве если не настоящих, то потенциальных экстремистов и террористов.

Но нельзя не отметить и то обстоятельство, что большинство людей в мире уже понимают, что экстремизм чужд истинной исламской религии.

Об авторе

Сайфутдинов Григорий

Сайфутдинов Григорий

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.