Eurasian News Fairway

Иранский марафон

Иранский марафон
Январь 27
12:00 2011

Анализируя последнюю круговерть вокруг Исламской Республики Иран, невольно приходишь к некоторым выводам (хотя, возможно, достаточно спорным).

Взять, к примеру, 2 вопроса: взаимоотношения Ирана и его извечного недруга Государства Израиль плюс проблема гипотетической иранской ядерной бомбы.

Скажем честно: Тегеран не слишком-то волнуется об Израиле (а уж тем более о «палестинских братьях», которым за это время команда Ахмадинежада, кажется, и гроша ломаного не выделила). Волнует иранских лидеров совсем другое — положение Ирана относительно системы координат арабского мира. И в данном контексте Израиль — всего лишь разменная фишка, хотя фишка и весьма опасная для Тегерана в силу нежной дружбой Тель-Авива с США.

А чтобы стать политическим лидером упомянутого арабского мира, у ИРИ есть много оснований — начиная с населения в 70 миллионов человек, одной из наиболее серьезных армий на Ближнем Востоке (больше — только в Египте) и заканчивая колоссальными энергоресурсами. Вот для повышения своего авторитета и нужны и пресловутая «иранская бомба», и поджигание словесного фитиля рядом с этой бомбой. Кстати, поэтому президент и бряцает языком задолго до того, как у него эта бомба может появиться по Настоящему. Когда она — Настоящая ! — еще будет (говорят, не ранее, чем через 5–6 лет), а политический авторитет как воздух требуется Сейчас. И отсюда — полная транспарентность основных движущих мотивов иранской внешней политики: прежде всего -стремление к региональному доминированию.

А как же, спросит въедливый читатель, насчет патологической ненависти потомков Измаила (Исмаила) к семени Исаака? Ненависти, возникшей еще на заре формирования обоих суперэтносов?

Да, действительно, забывать мифологическую историю не стоит. И автор делать это вовсе не намерен. Тем более что для профессиональных теологов совершенно очевидно: согласно книге «Бытие», являющейся мировоззренческой основой трех мировых вероучений — христианства, иудаизма, ислама, — Бог (Яхве, Аллах) предопределил халдеянку Сару в качестве жены родоначальника израильского и будущих мусульманских народов Авраама (Абрахама, Ибрагима). А египтянке Агари досталась лишь роль служанки, изгнанной к тому же из дома с малолетним Измаилом.

Похожая участь постигла и детей наложниц: «И отдал Авраам все, что было у него, Исааку. А сынам наложниц, которые были у Авраама, дал Авраам подарки и отослал их от Исаака,  сына своего, еще при жизни своей на восток, в землю восточную…» (Быт. 25; 5–6).

Все это так. Все это очень верно. Но опять возвращаемся к Сегодняшней нужде Тегерана в собственной авторитарности среди отнюдь не потомков египтянки Агари:

Слово «сегодня» уже действительно набило оскомину. Как и его синонимы, расшвыриваемые опять-таки сегодня направо и налево. Тогда все «сегодняшние» процессы появились далеко не сегодня; вопрос только стоял в разное время и разных местах о степени генезиса того или иного процесса. Так, политизация, огосударствление, военизация (а временами и секуляризация!) ислама  происходили с самого его зарождения, т.е. с 620 г. нашей эры, причем не по, а вопреки откровениям Аллаха, доведенным до широкой страждущей общественности пророком Магометом (он же — Мохаммед, Мухаммед, Махмуд).

Конечно, Саудовскую Аравию, Египет и Ирак совершенно не вдохновляет перспектива «политического лидерства» Ирана — хоть с настоящей, хоть со словесными бомбами. Ну что ж, обычная борьба за существование. Как сказал один мой знакомый политолог; «Тегеран рвется вперед, окружающие мрачно усмехаются…».

Создается впечатление, что к настоящему времени даже самому отъявленному политическому хулигану в Исламской Республике Иран стало ясно: не только случай гипотетического ядерного конфликта с участием ИРИ окажется для последней самоубийством, но даже в казалось бы заурядной гонке ядерных вооружений перспектива для Ирана — проигрыш. Проигрыш, на каковой просто-напросто обречена любая относительно небольшая страна, не имеющая реальных политических сюзеренов (надеюсь, что Россия в число таковых входить на собирается) и упрямо сохраняющая на своем идеологическом вооружении доказавшую свою историческую проигрышность глобальную ксенофобию. Будь то расизм, нацизм, ленинизм (как яркий вариант  ксенофобии классовой), будь то исламизм.

Все это, кстати, не отменяет того, что Махмуд Ахмадинежад (кстати, не семит, не араб, а перс) является, видимо, ярым и свято искренним антисемитом. Да, для него ритуальные проклятия в адрес Израиля — это в значительной степени политический бизнес, пиар. Но есть, одновременно, и нечто сугубо личное, на всеобщее обозрение не выставляемое…

Есть и другой, внутренний, так сказать, компонент «антиизраильской политики» иранского лидера.

Для большинства политологов последние год-полтора стало совершенно очевидно, что президент ИРИ работает языком зачастую не только «на экспорт», но и на внутреннее потребление. Проклятиями и угрозами в адрес Израиля он, как положено в Иране, поднимает свой рейтинг, замазывает какие-то щели в своей внутренней политике, консолидирует общество по принципу «давайте дружить против».

Вопрос: разве эти угрозы объективно не осложняют международное положение его государства? Да, безусловно осложняют. Значит, это его или вообще не волнует, или, во всяком случае, волнует куда меньше, чем собственная популярность внутри страны.

И потом, не будем спешить отнять у Ахмадинежада способность к здравым рассуждениям типа: «Запад реагирует в конце концов не на мои слова, а на наши ядерные работы. И если работы идут, то что бы я там ни говорил, они от нас не отстанут. Ну да, своими речами я даю им «дополнительный повод». Даю — ну и черт с ним! Поскольку на одной чаше весов этот самый «дополнительный повод», а на другой — реальная дополнительная популярность в народе…». Понятно, что перевешивает!

История действительно показывает, политическое хулиганство не может продолжаться слишком долго. Хотя, разумеется, определение «слишком» в историческом контексте весьма и весьма расплывчато. Думается, что иранская сторона  (а точнее — ее всенародно избранный лидер) отдает себе отчет в том, что гонка ядерных вооружений — и тем более открытый вооруженный конфликт с использованием последних — это действительно заведомый проигрыш, чреватый полной национально-государственной катастрофой.

Именно поэтому многие политологи все чаще расценивают заявления, сделанные за последние месяцы иранским президентом в адрес Израиля, США, МАГАТЭ, Совбеза ООН и «большой европейской тройки» как «агрессивно-провокационную риторику с геополитическим прицелом». Именно так! Но провокации КОГО и на ЧТО?

Агрессии в риторическом камуфляже, перемноженной на провоцирующие интонации, у лидера Ирана действительно — хоть отбавляй! И Израиль, мол, надо с политической карты стереть, и нехорошая Европа в случае чего поплатится на полную катушку, и Соединенные Штаты свою «зеленую» (читай — исламскую) революцию с ходу заполучат…

Но здесь необходимо вспомнить не столь давно (осень 2007 г.) прошедшее событие — весьма эффективный по результатам II Саммит прикаспийских государств, состоявшийся именно в Тегеране и именно по настойчивой инициативе М.Ахмадинежада… Мероприятие, практически полностью легитимизировавшее Иран в сообществе граничащих с Каспием стран (преимущественно членов СНГ) и продемонстрировавшее США-НАТО недопустимость решения своих проблем с Тегераном вооруженным путем. Политика? Да, и еще какая! Чего только стоит принятое (опять-таки по инициативе иранской стороны) решение о недопустимости военного присутствия в акватории Каспийского моря военных кораблей под флагами НЕкаспийских государств.

Здесь же — весьма эффективная по воздействию на чувства простых людей юридическо-правовая кампания, развернутая Тегераном и его адвокатами во всем мире против применяемых к ИРИ «двойных стандартов»: почему Израилю или Пакистану можно иметь Бомбу, а Ирану нельзя? А ведь действительно: почему? Несправедливо, однако!

Тем более что в Пакистане от месяца к месяцу нарастает движение откровенно отмороженных исламских экстремистов и в арифметической прогрессии возрастает число террористических актов. Последний — покушение на Беназир Бхутто, жутким итогом которого стало более 130 погибших и сотни раненых. И этому-то Пакистану МАГАТЭ и все прочие не возбраняют иметь термоядерное оружие? (Кстати, логика действительно просто железная.)

Поэтому напрашивается ответ: ни Государство Израиль, ни гипотетическая ядерная бомба — не есть самоцели для Махмуда Ахмадинежада (отнюдь не такого бестолкового, как привыкли писать о нем западные СМИ). Расчет достаточно прагматичен и при ближайшем рассмотрении ясен: вывести Исламское Государство Иран в когорту тех держав, которым предоставлено (или которые просто захватили) право вершить судьбы мира.

А населения и запасов энергоресурсов у ИРИ на это хватит с избытком.

Теги

Об авторе

Снегуров Георгий

Снегуров Георгий

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.