Eurasian News Fairway

Российский союзник в Центральной Азии

Российский союзник в Центральной Азии
Февраль 08
12:00 2011

ТаджикистанТаджикистан был, остается и будет ближайшим стратегическим союзником России не только в Центральной Азии, но и в СНГ. Между двумя странами сложилось тесное взаимопонимание, прежде всего в военно-политических вопросах, как на международной арене, так и на уровне Содружества. Двухсторонние отношения носят особый стабильный характер.

Важно, что подавляющее большинство политических сил и населения Республики Таджикистан относятся к Российской Федерации  дружественно. В этом отношении ситуация выглядит даже лучше, чем, к примеру, в славянских республиках — в Украине и в Белоруссии, а также в Азербайджане, где активно и открыто действуют радикальные националистические, антироссийские организации.

Многие таджикские политики свидетельствуют: народ Таджикистана помнит, какой вклад внесла Россия в прекращение гражданской войны. К тому же сотни тысяч таджиков (по усредненным оценкам — около 800 тыс. человек) зарабатывают на хлеб в РФ, учат русский язык, впитывают русскую культуру. Это очень значительная часть населения. В республике проживает всего около 6,5 миллионов человек. К тому же, выезжающие на заработки, это, в основном, работоспособные мужчины — кормильцы, пользующиеся авторитетом в патриархальных семьях.

Что касается геополитики, то, как полагает старший научный сотрудник «Объединенного бюро политических прогнозов» Асим Равази, активность США в прикаспийских государствах, вытекающая из объявления Кавказа и Центральной Азии зоной их стратегических интересов, порождает очаги напряженности, сталкивается с интересами России в этом регионе. Сами государства центрально-азиатского региона начинают тяготеть к различным союзам, в которых военно-политические задачи тесно переплетаются с экономическими или довлеют над ними.

Так Узбекистан ранее входил в организацию ГУАМ (на тот момент — ГУУАМ), пользующуюся покровительством НАТО. Соседний Таджикистан, как уже сказано, — союзник Москвы. Казахстан и Киргизия лавируют между интересами Альянса и России: сохраняют «теплые» отношения с североатлантическим блоком и наряду с Таджикистаном, Беларусью, Россией и де-факто Арменией являются членами ЕврАзЭС (Евроазиатское экономическое сотрудничество). Туркменистан придерживается политики нейтралитета.

Кроме того, Таджикистан, Киргизия, Казахстан, Узбекистан вместе с Китаем и Россией входят в «Шанхайскую организацию сотрудничества» («ШОС»). При этом все центрально-азиатские республики являются членами СНГ.

Такая многовекторность их позиций в геополитических играх ведет к неустойчивости ситуации в регионе, ослабляет интеграционные процессы как внутри него, так и в Содружестве в целом. Примером могут служить напряженные отношения между Узбекистаном и Таджикистаном. На этом фоне скоординированное взаимодействие Москвы и Душанбе в ЕврАзЭС, ДКБ и ШОС несомненно способствует сглаживанию противоречий и сохранению российских позиций в Центральной Азии.

Что касается вторжения американцев и их союзников в Афганистан и Ирак, то оно никак не отразились на российско-таджикских отношениях, что наглядно служит подтверждением устойчивости их внешнеполитических взглядов.

Нынешнее и планируемое массированное военно-политическое присутствие США на Ближнем и Среднем Востоке в перспективе по многим причинам ослабит их аппетит к Центральной Азии. По прогнозам «ОБПП», стратегическая вовлеченность Соединенных Штатов в регионе ЦА будет сокращаться, а России, напротив, — расти. Так что ни при каких обстоятельствах РФ не должна терять тот багаж конструктивного сотрудничества с Таджикистаном, который накопился за последнее десятилетие. Он очень пригодится в развитии интеграционных процессов в центрально-азиатском регионе и в СНГ в целом.

В то же время политологи уверены в том, что двухстороннее сотрудничество необходимо развивать глубже. Главная беда   Таджикистана — нерешенность социально-экономических проблем. Следует напомнить, что накануне распада СССР он уже занимал последнее место в Союзе по основным социально-экономическим показателям. Гражданская война отбросила его развитие еще на десятилетия назад. Ущерб от нее исчисляется миллиардами долларов. Самостоятельно возродить утерянное очень сложно. Уехали специалисты, многие производственные мощности разрушены или устарели, не хватает инвестиций. Однако в сфере экономического сотрудничества делается крайне мало.

В этом направлении требуется выработать специальную программу. Для этого достаточно профессионалов в России и в Таджикистане. Программа должна строиться с учетом ошибок непродуманной индустриализации РТ в советскую эпоху и, в то же время, с учетом советского продуктивного опыта естественного разделения труда между республиками. Новое распределение производительных сил требует корректировки в зависимости от условий окружающей среды, хозяйственных укладов и традиционных ценностей, соотношения сельского и городского населения, демографических процессов в двух государствах.

Если медлить с экономикой, ситуация и для Москвы, и для Душанбе будет осложняться. Исследования ученых «ОБПП» показывают, что в основе в внутритаджикского конфликта, вспыхнувшего в 1992 г. лежали, прежде всего, острейшие социально-экономические и связанные с ними экологические проблемы. В наиболее концентрированном виде из всех южных республик здесь проявились такие «пожароопасные моменты», как неразвитость горных районов, перенаселенность долин и городов, бедность, насильственные или вынужденные миграции, монокультурная направленность сельского хозяйства и сырьевая направленность промышленности, функционирование крайне опасных для местных экосистем индустриальных производств, быстрый демографический рост, возрастающая нехватка водно-земельных, продовольственных и энергетических ресурсов.

Вызревшее в ходе конфликта мощное оппозиционное исламское движение выражало, прежде всего, протест против разрушения устоявшегося веками жизненного уклада, безработицы, произвола властей, коррупции, засилья в госструктурах отдельных региональных элит и многих других бед. С воевавшей исламской оппозицией «Движением исламского возрождения Таджикистана» удалось найти общий язык. Но в республике набирает силу новая оппозиционная исламская организация — «Хезб-ут-тахрир». Причины старые — социально-экономические. Не решая их, бороться с исламским радикализмом и экстремизмом бессмысленно. Чем больше он будет набирать силу в Центральной Азии, тем больше будет забот и для России. И в этом регионе, и на своей территории. Борьба с терроризмом, экстремизмом, наркобизнесом — это борьба с последствиями. В то время как на первый план должны выноситься усилия по предотвращению порождающих их причин. А эти причины прежде всего — внутренние, доставшиеся в наследство от советской эпохи, а также порожденные в постсоветское время. И никто их кроме совместного тандема Россия-Таджикистан не решит.

Из сказанного следует главный вывод: Таджикистан, и не только он, вступает в начале второго десятилетия XXI века в полосу постоянной нестабильности, то возрастающего, то затухающего экономического и политического кризиса. В этой связи перед Россией встаёт задача выработки совершенно новой политики по отношению к Таджикистану, учитывающей все те новые явления, которые проявились в последние годы.

Теги

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.