Eurasian News Fairway

Азербайджан: есть ли угроза со стороны исламизма?

Азербайджан: есть ли угроза со стороны исламизма?
Июнь 22
12:00 2003

Активизация в Азербайджане исламистов налицо. Они все громче и громче заявляют о себе и в политической сфере.

Никому не секрет, что ударной силой последних массовых акций протеста, как «Объединения проазербайджанских сил», так и в Нардаране, были именно исламисты. Поэтому сегодня многих как внутри страны, так и за рубежом беспокоит вопрос: возможно ли в Азербайджане распространение исламского фундаментализма и установление в ближайшем будущем теократической власти типа иранской?

Если рассмотреть эту проблему поверхностно, то ответ вроде бы очевиден: да, возможно! На первый взгляд, в Азербайджане уже существуют все предпосылки для создания теократического государства иранского типа.

Во-первых, большинство и религиозно активная часть азербайджанского народа является шиитами, как и в Иране. Не случайно, что азербайджанские исламисты имеют прекрасные отношения с официальным Тегераном, открыто симпатизируют политике Ирана в регионе, обвиняют нынешние власти в прозападной ориентации, что, по их мнению, наносит «непоправимый ущерб братским отношениям» с ИРИ. По утверждению азербайджанских спецслужб, исламисты АР активно поддерживаются Тегераном как в идеологическом, так и финансовом отношении.

Во-вторых, несмотря на все заявления правительства о том, что, как говорится, «в Багдаде все спокойно», надо признать, что население республики находится в бедственном социально-экономическом положении. И это при том, что в стране расцветает коррупция, и элита, в буквальном смысле этого слова, занимается грабежом всех возможных богатств страны, безбожно обогащается перед глазами голодающего населения. А, как известно, принцип социальной справедливости является чуть ли не одной из догм ислама.


По сути дела, ислам в данном направлении может с большим успехом подменить профсоюзы, тем более, что, будучи социально-активной религией, ислам призывает верующих к борьбе против несправедливости. Поэтому не случайно, что во время акции протеста в Нардаране на этом этапе были выдвинуты сугубо социальные требования. Но крайне обостренная реакция населения Нардарана, которое, безусловно, находится под влиянием исламистов, на факты социальной несправедливости свидетельствует о том, что эти акции протеста, если их не приглушить какими-либо превентивными мерами, очень быстро могут перерасти в бунт, хотя бы в отдельно взятом поселке.

В-третьих, ведущие партии либерально-демократического толка в АР, независимо от их внешнеполитической ориентации, в степени своей жесткости и последовательности борьбы с нынешней властью с каждым днем все больше и больше не отвечают требованиям предельно радикализирующегося протестного электората. То есть почти все они теряют в рейтинге.

Все вышеизложенные причины, на первый взгляд, играют на руку проиранским шиитским исламистам. Тем более есть пример теократического Ирана. Но не все так просто, даже если рассмотреть пример исламской революции в самом Иране…

Да и в Иране накануне исламской революции социально-экономическое положение населения было почти бедственным. Шахский режим полностью подавил либерально-демократическую оппозицию и почти лишил ее организационной структуры.

А в отношении ислама шах совершил сразу две ошибки:

Во-первых, он собственными руками стал рубить сук, на котором сидел. Он попытался резко ограничить влияние ислама, который всегда был чуть ли не главной идеологической опорой монархического строя и начал репрессии в отношении религиозных деятелей популярных среди населения.

Во-вторых, начав дело, не довел его до конца. Шах не осмелился физически уничтожить репрессированных популярных религиозных деятелей. Часть была арестована, часть, в том числе аятолла Хомейни, оказался в эмиграции. А это значит, что ислам, который после первой ошибки шаха стал частью политической оппозиции, имел популярных лидеров, служивших для народа в качестве знамени. Но и это не все. Он сохранил нетронутым мозговой центр исламистов — ГУМ. Если добавить к этому первичные ячейки в виде мечетей, то становится понятно, почему исламисты смогли стать самой организованной частью политической оппозиции шахскому режиму. Поэтому либеральные демократы были вынуждены пойти на союз с исламистами в борьбе с шахом.

Но даже при такой силе, после свержения шаха исламисты не сразу установили теократический режим в Иране. Напомним, что после шаха первым президентом Ирана стал Банисадр, то есть сугубо светский политический деятель.

Поэтому рассмотрим ситуацию с азербайджанскими исламистами более детально, с точки зрения реальных перспектив прихода к власти. Вот тогда становится ясно, что они лишь в одном схожи с иранскими исламистами: также шииты и также радикальны, то есть готовы к действиям:

Во-первых, организационная структура ислама, как религии, находится в АР в стадии становления. То есть еще не весь Азербайджан охвачена мечетями. Кроме того, не все они (а значит — даже не все шиитские общины) подвластны политизированной части исламского движения. Уже не говорится о том, что в северных и западных районах страны проживают в основном сунниты, которые категорически не приемлют создания в АР шиитского государства. Кроме того, суннитов Западного Азербайджана вообще нельзя считать сторонниками теократического государства.

Далее, доля европеизированного населения в Азербайджане, особенно в городах, очень высока. А эта часть населения вообще с большим подозрением и опаской относится к исламистам. Политизированный ислам иранского толка имеет сильные по сути корни только в пригородных поселках столицы и южных районах страны. Этого недостаточно на сегодняшний день для прихода к власти. Тем более политизированный ислам в южных районах воспринимается большинством азербайджанского общества как нечто, граничащее с сепаратизмом.

Азербайджанские исламисты, в отличие от Ирана, не имеют мозгового центра. А использование возможностей ИРИ, по известным причинам, не прибавляет им авторитета националистически настроенной части шиитского электората. Не секрет, что азербайджанские тюрки из-за проблем с Южным Азербайджаном и имперских амбиций южного соседа всегда с подозрением и недоверием относились к Ирану.

Кроме того, надо учесть, что политизированность пригородных поселков Баку скорее всего имеет временный характер. Будучи всегда глубоко набожным, население этих населенных пунктов, как правило, старалось оставаться вне политики. Да, сегодня в своей основной массе по многим причинам, в том числе социально-экономическим они являются чуть ли не самыми последовательными противниками нынешних властей.

И, наконец, исламисты в своих рядах не имеют популярного лидера, то есть символа для народа. Поэтому они обращают свои взоры на экс-президента Азербайджана Аяза Ниязи Оглы Муталибова. Хотя этот лидер, будучи сугубо светским политиком и цивильным человеком, на первый взгляд, не должен устраивать исламистов.

Здесь определяющую роль играют, как кажется автору, несколько факторов:

Во-первых, местнический. В восприятии населения этих поселков экс-президент является «своим». Надо признать, что сегодня в Азербайджане региональный фактор в определении политических пристрастий играет не последнюю роль.

Во-вторых, для исламистов иранского толка Россия является меньшим злом, чем США, а временами и союзником. А Муталибов проживает в Москве и никогда не скрывал того, что является сторонником более тесных отношений с РФ. Другими словами, на обывательском уровне экс-президент считается пророссийским политиком, точно так же, как Э.Мамедов, И.Гамбар, А.Керимли считаются прозападно настроенными. Хотя надо отметить, что это является очень условным делением. Дело в том, что сегодня среди азербайджанских политиков вряд ли можно найти как однозначно прозападных, так и пророссийски настроенных.

Словом, хотят того или нет, сегодня исламисты играют, как говорится, не на себя, а на чужую руку. И этим кто-то из противников Азербайджана может воспользоваться для дестабилизации политической обстановки «исламистскими руками». Тем более, что при любом развитии ситуации еще долгое время Азербайджану не грозит исламский фундаментализм иранского толка. Да, есть еще и ваххабиты. Но они действуют на более дальнюю перспективу…

После 1993 г. кризис пантюркистских лозунгов стал очевиден и для национал-демократической оппозиции. Они просто перестали пользоваться популярностью. Несмотря на все просчеты правительства (40-процентная безработица и миллионная эмиграция), противников Алиева поддерживает не более трети населения. «Народному фронту» и «Мусавату» не раз грозил раскол. Особо острая полемика шла вокруг программ этих партий. В результате постулаты агрессивного тюркизма были заменены более общими и расплывчатыми формулировками.

На этом фоне естественным стало внимание к исламу. По данным мониторинга независимой прессы, проведенного «Far Centre» при поддержке «Freedom House» (США) в начале 2003 г., из 36 статей, опубликованных в рамках дискуссии о национальной идее, 42,9 % были посвящены исламизму, 14,9 % — азербайджанизму и тюркизму, 20 % — национализму, 17,1 % — коммунизму. Либерализм не набрал и 3 %. Пресса оппозиции всё большее внимание уделяет положению мусульманских меньшинств в Европе, критикует западные страны за культурный империализм и т.п.

Одновременно с этим несколько смягчилось отношение демократов к Ирану и иранскому присутствию. По меньшей мере признание необходимости постоянных и широких экономических и культурных контактов между Баку и Тегераном стало общим местом. Любопытно, что, покидая азербайджанскую столицу в марте 1999 г., посол Ирана Али Рза Бикдели дал прощальный ужин руководству Демократической партии, одной из наиболее оппозиционных Алиеву политических структур.

Однако оппозиция использует ислам примерно в том же ключе, что и власть, делая акцент на историко-культурной общности мусульманских народов, пытаясь с помощью ссылок на религиозные ценности обосновать свою концепцию модернизации.

Для маргинальных, отчужденных от «большого общества» групп столичных интеллектуалов ислам незаменим. Неортодоксальные исламские кружки существуют в студенческой среде (в университете и в Нефтяной академии), «игра в магометанство» вошла в моду у части богемы.

Теги

Об авторе

Шаримов Гусейн

Шаримов Гусейн

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.