Eurasian News Fairway

Некоторые проблемы экономических отношений России со странами балтийского региона

Некоторые проблемы экономических отношений России со странами балтийского региона
Январь 30
12:00 2004

Торгово-экономические отношения России со странами Балтии занимают важное, хотя и не первоочередное, место во внешнеэкономической политике РФ. Среди этих пяти стран наибольший прогресс в данной сфере достигнут в отношениях с Финляндией, имевшей в советский период особый статус во внешней торговле нашей страны по сравнению с государствами Запада.

Для Финляндии российский рынок тогда был одним из главных и позволял развиваться производству во многих отраслях, включая судостроение, строительство, мебельную, пищевую, текстильную промышленность. Торговля с Советским Союзом в отдельные годы достигала более четверти стоимостного объема всей внешней торговли Финляндии. С уровня 18 млрд. финских марок товарного экспорта в год в середине 80-х г.г. эта торговля снизилась к 1991 г. до 5 млрд. На долю России в 1992 г. пришлось лишь 3% финского экспорта.

Вступление Финляндии в ЕС ускорило резкое сокращение торговли с бывшим СССР, на который ранее приходилось 26% финского экспорта, а сегодня — 7%.

После распада СССР и разгосударствления внешней торговли России для финской экономики наступили трудные времена, произошло сокращение объемов производства в ряде отраслей, возросло количество безработных. Обвальное сокращение торговли с восточным соседом имело своим следствием рост безработицы в Финляндии на 50 тыс. человек. Являясь ассоциированным членом ЕС, Финляндия в 1992 г. подала официальную заявку на вступление в Евросоюз. Ранее она не решалась этого делать, чтобы не потерять своих привилегий в торгово-экономических отношениях с СССР.

Несмотря на недостатки в развитии торговли с РФ, финская сторона ожидает, что наибольшие темпы роста экспорта будут достигнуты в отношениях с Россией и другими бывшими странами СЭВ, входящими в регион ЦВЕ.

Вступление Финляндии в ЕС повлияло на ее экономические отношения с Россией. В дополнение к объективным трудностям развития торговли с РФ после распада СССР Хельсинки намеренно увеличивало долю стран ЕС в своей торговле в ущерб России. Несмотря на длительные традиции двустороннего сотрудничества, Финляндия, в отличие, к примеру, от Германии, практически не вкладывала прямых инвестиций и не предоставляла кредитов России на протяжении 90-х г.г. За этот период финская сторона инвестировала в экономику РФ порядка 400 млн. доларов, что произошло в основном за последние два-три года. В целом до вступления в ЕС в 1995 г. эта страна не стремилась развивать экономические связи с Россией.

Однако после вступления в Евросоюз, столкнувшись с новыми требованиями и ограничениями в рамках этого структуры, финны начали постепенно расширять торговлю с Россией и делать все большую ставку на российский рынок. К примеру, 25% продукции финской стройиндустрии экспортируется в нашу страну.

В этом плане вступление в ЕС можно рассматривать как фактор стимулирования восстановления прежних объемов с этой страной. Тем более, что Хельсинки остается вне блока НАТО.

Таким образом, процесс вступления Финляндии в ЕС и его последствия важны для России при анализе перспектив наших экономических отношений со странами Балтии как будущими членами Евросоюза. Вступление балтийских стран в ЕС может привести к восстановлению утраченных размеров торговли с Россией, однако это произойдет после того, как данные страны сознательно уменьшали долю торговли с Россией. Москва не оставит без внимания и политику стран Балтии в отношении вступления в НАТО.

Финляндия стала членом ЕС в 1995 г. вместе со Швецией и Австрией. Все три страны не являются членами НАТО. В период до вступления финская сторона в значительной мере переориентировала свою внешнюю торговлю на ЕС. Как известно, все страны-кандидаты могут рассчитывать на членство в Евросоюзе только в случае приоритетности рынка последнего в их внешней торговле. Переходный период для Финляндии — от срока подачи заявления до вступления в ЕС — был коротким, поскольку страна уже давно равнялась на Евросоюз в своей экономической политике и законодательстве. Хельсинки никогда не практиковала командную экономику, от которой пришлось отказываться балтийским республикам.

Вступление Финляндии в ЕС на первом этапе не принесло стране желаемого экономического роста. В то же время ей не оставалось другого выбора, поскольку традиционные экономические связи с Россией были нарушены. После первых двух лет пребывания в ЕС экономический рост в этой стране был минимальным. В то же время, если говорить об итогах 2003 г., то финская экономика развивалась динамично: увеличение размера ВВП составило 3,9%, что выдвигает страну на одно из первых мест среди 15 стран союза по темпам экономического роста (средние темпы в ЕС в 2003 г. — меньше 2%). Одним из факторов роста экономики стало расширение торгово-экономического сотрудничества с Россией и балтийскими республиками (особенно с Эстонией), а также с другими государствами ЦВЕ.

Уже в 2000 г. экспорт товаров Финляндии в страны бывшего СССР превысил рекордный показатель 80-х г.г. и достиг отметки в 19 млрд. финских марок. Из них 11 млрд. приходилось на Россию и 5 млрд. — на Эстонию. Характерной особенностью финского экспорта в Россию является господство в нем малых и средних предприятий. Осторожное отношение крупных компаний к развитию экспорта в РФ дополняется и низкой заинтересованностью финского капитала в осуществлении инвестиций в нашу экономику. Пока главное внимание уделяется инвестициям в создание сбытовой сети для финских товаров.

Несмотря на рост товарооборота в структуре товарного импорта Финляндии, необходимо отметить сокращение доли стран бывшего СССР, которая в середине 80-х г.г. превышала 25%. Отметим, что к 1990 г. эта доля сократилась до 10%, затем после ее снижения до 8% в 1992 г. вновь превысила уровень 10% лишь в 1997 г. Причем доля России в последние годы находилась в рамках 6–7%. В конце 90-х г.г. Финляндия резко сократила объемы закупки российских энергоносителей. Раньше они составляли 80% в структуре финского импорта из нашей страны, а сейчас — немногим более 40%. В советский период Финляндия получала российскую нефть по ценам ниже мировых, однако, к сожалению, это не было учтено при решении проблем российского долга этой стране.

Как считают в Финляндии, в ближайшие годы можно ожидать удвоения размеров финского экспорта в РФ. Возрастет также и импорт из России. Особый интерес финская сторона проявляет как в более полном участии в транзите российской нефти, так и в строительстве нового магистрального газопровода — как части «балтийского газового кольца», который должен объединить большинство стран балтийского региона.

При выработке российской внешнеэкономической стратегии в отношении стран Балтии надо учитывать и опыт наших отношений со Швецией. Вступление Швеции в ЕС в 1995 г. перечеркнуло двустороннее торговое соглашение, которое было достигнуто за год до этого (оно предусматривало ряд привилегий в двусторонней торговле, от которых шведская сторона была вынуждена отказаться). С тех пор темпы развития торговли были небольшими. Фактически это говорит о том, что в течение предстоящего периода вхождения стран Балтии в Евросоюз для России нет условий для какого-либо внешнеэкономического маневра в этом регионе, для заключения новых двусторонних торговых соглашений и т.д.

Отсутствие общей границы, разумеется, является тормозом для заметного роста объемов торговли между Россией и Швецией, если сравнивать эту страну с Финляндией или даже с Эстонией и Латвией. Это вызывает, в частности, растущий интерес в Швеции к «более близкой» Калининградской области. В то же время Швеция обладает такими сравнительными преимуществами, как развитие высоких технологий, например, в сфере телекоммуникаций. Шведская компания «Эрикксон» вложила в российскую экономику около 100 млн. дол. и по продажам мобильных телефонов занимает одно из первых мест на рынке России.

В перспективе у России и Швеции есть общие интересы по строительству магистрального газопровода. Швеция, как и многие другие страны ЕС, собирается увеличить долю природного газа в энергобалансе, а к 2010 г. могут быть закрыты все шведские АЭС, что создаст обширный и стабильный рынок сбыта для российского природного газа.

Согласно одному из разрабатываемых проектов, «нитка» газопровода может быть протянута по дну Балтийского моря к шведскому г.Евле, затем пойти мимо Йенчепинга к г.Истад на южной оконечности Швеции. Оттуда газ будет поставляться далее, в Западную Европу. Длина газопровода составит около 650 км. Второе предложение предусматривает прокладку газопровода по дну к г.Норрчепингу. Первый этап может быть осуществлен уже к 2005 г.

Совладельцами компании «Норф трансгаз», которая разрабатывает эти планы, выступают российский газовый концерн «Газпром» и финская фирма «Несте». Одновременно несколько энергетических компаний северных стран изучают возможности создания единой газовой системы с участием Норвегии, Дании, Швеции, Финляндии, России и стран Балтии. Этот проект поддерживается Европейской комиссией.

Европейские эксперты считают, что уже к 2020 г. можно будет построить сеть газопроводов, по которым российский и норвежский природный газ начнет поступать через финскую и шведскую территорию в Западную Европу. Инвестиции в создание базовой сети составят около 30 млрд. шведских крон (3,7 млрд. дол. США).

Развитие торгово-экономических связей между Россией и странами Балтии напрямую зависит от упорядочения межгосударственных отношений. Перспективы развития отношений с Эстонией зависят от решения вопроса о границах и от смягчения излишней суровости «Закона о гражданстве ЭР», из-за чего значительная часть русскоязычных жителей не может натурализоваться. Неурегулированность отношений с Россией реально означает для Эстонии упущенные экономические выгоды.

По экспертным оценкам, неблагоприятный торговый режим с РФ и усиление позиций конкурентов по балтийскому транзиту приводят к потере Эстонией как минимум 200 млн. дол. в год. Если говорить о границах, то ЭР сама в течение пяти лет предъявляла территориальные претензии к России, а когда эта страна начала прорабатывать вопросы членства в НАТО, то ей срочно захотелось урегулировать вопрос о границах. Еще большую озабоченность в Москве вызывает дискриминационное отношение эстонских властей к русскоязычному населению. Снятие Россией всяких преград в развитии экономических связей с Эстонией, включая расширение масштабов транзита нефти, может произойти в случае существенных подвижек с эстонской стороны в деле гарантирования прав и демократических свобод для русскоязычного населения. Москва теперь может ставить этот вопрос не только в ОБСЕ и Совете Европы, но и в Евросоюзе после вступления в силу Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и РФ.

Если в стратегическом плане Эстония считает своим приоритетом вхождение в ЕС, то ближайшее будущее развития эстонской экономики прежде всего зависит от участия в транзите внешнеторговых грузов России. О важности этой сферы свидетельствует создание правительственной комиссии по транзиту, которую возглавляет премьер-министр. Согласно докладу отдела стратегического планирования Правительственной комиссии Эстонии по транзиту (1996 г.), размер грузового транзита должен возрасти с 9 млн. т. в 1995 г. до 15 млн. т. к 2005 г. К этому периоду эстонские порты смогут перерабатывать 23 млн. т. грузов ежегодно. Эстонские правительственные эксперты считают, что подобное увеличение объема транзита имеет своим условием возобновление экономического роста в России, сохранение открытости российской экономики и успехи Эстонии в конкурентной борьбе за транзит с другими балтийскими странами. Структура транзитного грузопотока через Эстонию будет меняться. Ожидается рост транспортировки нефти и нефтепродуктов, возможно возрастание транзита металлов, удобрений и контейнерных перевозок. Поставки зерна не увеличатся, а перевозки каменного угля сократятся.

Для Эстонии повышенный интерес представляют планы строительства трубопроводной сети от Тимано-Печорского нефтяного месторождения на севере России к балтийским портам. В перспективе объемы поставки сырой нефти достигнут 25 млн. т. ежегодно. Нефть может транспортироваться в российские порты (строящиеся на Финском заливе), Финляндию, Латвию, Эстонию. Для того чтобы ЭР включилась в борьбу за право транзита хотя бы части этой нефти, необходимо проложить ветку трубопровода, поскольку пока российская нефть поступает до эстонских портов по железной дороге.

В случае прокладки трубопровода к эстонским портам Мууга или Палдиски доходы Эстонии от транзита составили бы 150–200 млн. дол. в год. Поставлять печорскую нефть до Вентспилса будет несколько дальше. Однако конкуренты Эстонии (Финляндия, Латвия, Литва) успешно реализуют свои планы модернизации транспортно-портовой инфраструктуры. Россия собирается удвоить пропускную способность Калининградского порта и реконструирует Санкт-Петербургский порт (не говоря уже о строительстве новых). В результате планов стран-соседей Эстония может лишиться 30–40% от современного уровня доходов от транзита.

Среди трех балтийских республик важное место в транзите внешнеторговых грузов РФ продолжает занимать Латвия.

Латвия отличается наиболее крупным в регионе Вентспилским портом, способным перерабатывать 46 млн. т. грузов ежегодно. На транзит приходится 97% оборота. По обороту грузов Вентспилс занимает 12-е место среди всех портов Европы. За последние 35 лет через Вентспилский порт отгружено 700 млн. т. нефти. Ежегодно Вентспилс перегружает 20 млн. т. российской нефти. В отличие от замерзающих портов в Эстонии и Риге Вентспилс является незамерзающим. На нефть и нефтепродукты приходится более 70% грузооборота, что, с одной стороны, говорит о нефтяной специализации как преимуществе перед соседними портами, а с другой стороны — свидетельствует об ограниченности данного порта в отношении обработки других видов товаров и применения других, более современных форм транспортно-портовых услуг (мультимодальных).

После того как в 1998 г. произошло нарастание напряженности в российско-латвийских отношениях (так же как и в Эстонии в связи с ущемлением прав русскоязычного населения), пока не имеются признаки улучшения этих отношений. Ухудшение отношений с Латвией может коснуться не только современной структуры транзита через эту республику, но и затронуть новые проекты. Так, латвийская сторона хотела бы, чтобы именно на ее территории начался российский железнодорожный коридор, соединяющий Москву с Дальним Востоком. Разработанный Министерством путей сообщений Латвии план предусматривал, чтобы 10-й (новый) мультимодальный транспортный коридор (критский) напрямую соединил бы Западную Европу с Россией через латвийские порты. Однако в итоге победила Литва, поскольку 10-й транспортный коридор в ЕС решили прокладывать от порта Клайпеда. В этом отношении и Эстония, и Литва являются конкурентами Латвии. Однако в Латвии убеждены, что ее порты и железная дорога находятся в лучшем состоянии, чем у соседей.

Однако вслед за Литвой латвийское руководство приступило к предварительным переговорам с американскими компаниями об их участии в акционировании латвийского ТЭК.

В отличие от двух других балтийских государств Литва не имеет общей границы с Россией (за исключением Калининградской области), но она также проявляет большой интерес к участию в транзитных перевозках по своей территории. К тому же через Литву проходят автомобильная и железная дороги из РФ в Калининград. Крупнейший в Литве порт в Клайпеде в последние годы наращивает объемы обработанных грузов. Литва рассчитывает и на увеличение своей доли в транзите российской нефти. Для этого там рассматривается вариант строительства еще одного нефтепровода, идущего из Белоруссии. Уже открыт нефтяной терминал в Бутинге, контрольный пакет акций которого (так же как и нефтеперерабатывающего предприятия «Мяжекяй нафта») перешел в руки американской компании «Уильямс Интернешнл». Такое развитие событий заметно уменьшило интерес российских компаний и предприятий в расширении сотрудничества с Литвой в области ТЭК. В течение 2002–2003 г.г. поставки нефти из России в Литву, включая транзит, уменьшались, что обострило и без того серьезные финансовые проблемы в латвийском нефтяном комплексе.

Возможно, более перспективным может стать осуществление проекта строительства новой ветки газопровода из России через Литву в Калининградскую область. В результате литовская сторона могла бы не только получать деньги за транзит, но и увеличить долю природного газа в своем энергобалансе. Вильнюс должен учитывать и предстоящее закрытие Игналинской АЭС, которая дает стране основную часть потребляемой и экспортируемой электроэнергии. Представители Еврокомиссии заявили, что Литва не может рассчитывать на вступление в ЕС при сохранении этой АЭС, построенной еще в советские времена.

В любом случае развитие экономических отношений России со странами региона будет так или иначе связано с перспективами реализации многосторонних проектов, например, строительства газового и электроэнергетического балтийских «колец».

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.