Eurasian News Fairway

«Скрестить коня и трепетную лань…» …Желали бы многие, и руководство Молдовы — не исключение

«Скрестить коня и трепетную лань…» …Желали бы многие, и руководство Молдовы — не исключение
Август 27
12:00 2004

Предложенный Приднестровской Молдавской Республикой вариант создания федеративного государства является для Республики Молдова реальной возможностью выйти с хорошим лицом из не очень хорошей игры.

Вряд ли сегодня найдется более актуальная тема для размышлений на постсоветском пространстве, чем межнациональные, а лучше сказать, межэтнические конфликты. Тема эта возникла в конце 80-х годов недавно минувшего столетия с кровавых войн. Тогда их было принято называть «столкновениями». Видимо, в массовом сознании они должны были ассоциироваться с дракой прутьями и кольями между молодыми жителями двух микрорайонов какого-нибудь захолустного города или двух деревень.

После того как наиболее воинствующие представители враждующих сторон в Нагорном Карабахе, Грузии, Молдове, в республиках Средней Азии поняли, что Россия не собирается мириться с военными действиями вблизи своих границ, да еще с помощью оружия советского (читай: российского) производства, в буквальном смысле разворованного в период развала, а затем распада Советского Союза, что российские миротворческие войска — не продукт мифотворчества, а международное сообщество официально не поддержит ни одну их конфликтующих сторон, финансовая же поддержка тех или иных воинствующих сил той или иной отдельно взятой страной, не имеющей никакого отношения к территории бывшего СССР, не есть панацея, а весьма призрачная мечта, боевой пыл угас. Но приготовления к возможным вооруженным действиям не прекратились. Лишь осложнились тем, что нынче вооружение не своруешь, а на покупку достаточного для развязывания войн его количества экономика ни одной из бывших ССР не тянет. Даже с учетом помощи со стороны зарубежных спонсоров. «Горение» перешло в состояние «тления», а «пожаротушение» сменилось профилактикой политическими средствами.

Наиболее «пожароопасным» регионом сегодня является Республика Грузия, ситуацию в которой мы попытались рассмотреть в публикации «Три фронта — не слишком ли много?» («Региональный Информационный Фарватер»). Несколько более мирно дело обстоит в Республике Молдова, но в какой мере это относительное спокойствие можно назвать миром, насколько «пожароопасность» по берегам Днестра ниже, чем, в Грузии, сказать трудно. Прогнозы вообще, а политические прогнозы особенно — тема неблагодарная.

Конфликты в РГ и РМ, как и на всем постсоветском пространстве, идентичны по своим этногеографическим и историческим причинам. Разница не столь уж принципиальна. В данном случае — у молдавского президента Владимира Воронина несколько больше амплитуда политического раздвоения между Европейским Союзом (читай: НАТО, а значит, США) и Россией, чем у грузинского. В свою очередь, Михаил Саакашвили более жесток и решителен в своих военно-политических телодвижениях. Возможно, в частности, по причине своего возраста — более молодого как с точки зрения биографии, так и политически. Да и противник у Тбилиси жестче. Кавказ — дело жесткое. И фронта в Грузии два с половиной, а не один, как вдоль Днестра.

Обстановка же в Молдове несколько сильнее затрагивает интересы России, поскольку здесь гораздо больше этнических русских, чем на теперь уже практически бывших, ныне не подвластных Грузии, но формально ее территориях. К тому же, пространство к западу от Черного моря является географическим стыком, буфером между сегодняшним европейским почти конфедеративным образованием и зоной особого российского геополитического внимания.

Парадокс ситуации, сложившейся в последние годы в РМ состоит в том, что решительный курс на интеграцию в ЕС взяла пришедшая к власти в результате убедительной победы над демократами-центристами Петра Лучинского на выборах в парламент в начале 2001 года Партия коммунистов Республики Молдова. И многие политологи ломают головы над этим парадоксом.

Здесь хочется посочувствовать всем людям с коммунистическим прошлым — и тем, кто остался в коммунистической «одежде», и тем, кто резко, с негодованием, но без покаяния, сбросил ее с себя. От прошлого просто так не освободишься — сия истина известна всем. Это удается немногим и требует выполнения определенных условий, останавливаться на которых мы здесь не будем.

Создается впечатление, что молдавские коммунисты сами не ожидали такого успеха на выборах 2001-го и стали правящей партией, не будучи готовыми к такому повороту своей судьбы. И это не удивительно. Исторический опыт показывает, что в нетоталитарных государствах левые партии гораздо лучше себя чувствуют в роли оппозиции, когда у политических деятелей нет государственной ответственности, ответственности перед всей нацией за принимаемые на партийных «тусовках» решения.

А здесь вот пришлось принимать те, за которые придется отвечать перед избирателем. И получается некое политическое раздвоение. С одной стороны, коммунистам не по пути с капиталистами. Построить коммунистический капитализм или, если хотите, капиталистический коммунизм пока удалось лишь в Китае. Да и то неизвестно, как долго этот нонсенс еще продлится. Кроме того, В. Воронина и его соратников связывают традиционные узы с Россией — воспитание не зачеркнешь одним движением карандаша. С другой стороны, уж больно сладок западный пирог, и не одна Молдова слюнки глотает.

Кстати, о Китае. За молдавским президентом замечен живейший интерес к конфуцианской модели общественного устройства, основой которого является неизменность и жесткая преемственность государственного партийного руководства, когда на смену одному «великому кормчему» приходит другой, преемник из числа одного или нескольких бонз, подготовленных предыдущим «человекобогом» в качестве возможных наследников. Известно также, что В. Воронин, несмотря на обретение прозападной ориентации, оставаясь, все-таки, довольно убежденным коммунистом, является сторонником основных направлений внешней и внутренней политики Китая.

Тут мы обязаны и о себе самих упомянуть — ведь и в России тоже у многих «разъезжаются ноги» между демократией и конфуцианством («Дан приказ: правой — на Запад; левой — в другую сторону-у-у… ой!»).

Быть может, президент РМ лелеет мечту о «двух Молдовах», подобно «двум Китаям». Ведь благодаря поддержке Вашингтоном «двойной» модели, на Тайване произошло «экономическое чудо».

Мечты о «чудесах», с первого взгляда, небезосновательны. К моменту развала Советского Союза Молдавская ССР стала оазисом благополучия и процветания среди остальных 14 республик. Но те, кто жил в те времена в СССР и помнит все особенности советской экономики, могут иметь другой взгляд на данную ситуацию. Сегодняшняя завышенная оценка экономических возможностей молдавской государственности не учитывает былую бесконкурентность народного хозяйства на 1/6 части суши, в том числе сельского, во времена, когда черноземные полосы с урожайным климатом являли собой островки благоденствия в «стране очередей». Но ничто не вечно в этом мире, а искусственно созданное — тем паче.

Как бы то ни было, но к сегодняшнему дню мы имеем о стороны Кишинева подобострастные расшаркивания перед Западом, стыдливо-опасливые взгляды в сторону Москвы и вытирание ног о ПМР и ее население.

«Удобным» для руководства Молдовы стало событие, коему было посвящено основное внимание в ходе 56 сессии Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 2001-го, а именно, авиационные атаки террористов в США 11 сентября того же года. Выступая на сессии, министр иностранных дел РМ Николай Дудэу со всем искусством дипломата привязал друг к другу акции «Аль-Каиды» и стремление ПМР к независимости. Ну и, пользуясь случаем, не преминул попросить финансовую помощь для решения экономических и социальных проблем своей страны. И попутно попроситься в непостоянные члены Совета Безопасности.

Видимо, сей «артобстрел» с высокой международной трибуны стал сигналом к интенсификации идеологической подготовки резкого поворота Кишинева в сторону Запада.

Впоследствии обработкой сообщества развитых стран, прежде всего США, занялся лично сам президент РМ. В конце 2002 года в Вашингтоне В. Воронин продемонстрировал во всем блеске свой «развод» с Москвой, предложив Дж. Бушу подписать совместное заявление. В тщательно отредактированном Кишиневом тексте в сем документе красной нитью пролегла озабоченность российским военным присутствием в постсоветских странах. В частности, в Приднестровье.

А как же иначе? Иначе В. Воронину в Западном полушарии предложили бы экскурсионно-развлекательную программу и не более того. Ибо присутствие России за ее пределами — единственная тема, благодаря которой Вашингтон ведает о существовании такого государства как РМ, единственный рычаг, с помощью которого Кишинев надеется уговорить Штаты осуществлять давление на Тирасполь.

В период кровавых событий начала 90-х руководство Молдовы ориентировалось на Румынию, с которой молдаван связывают этнические корни. Это вам уже не изучение, лежа на диване, трудов великого древнекитайского философа и политической практики его нынешних последователей. Но южный «брат» не столь уж силен экономически, не так много «весит» в мировом табеле о рангах, и его уж никак не сравнить с «братьями» русских, украинцев, белорусов, населяющих Приднестровье.

К тому же, экономически и политически малозначительной Румынии достался большой букет собственных проблем в наследство от режима Чаушеску. Не имея в качестве достижений ничего особенного, кроме некогда мощного внутреннего аппарата подавления, страна не могла долго нести бремя поддержки своего северного «родственника». Поняв, что помощь с юга слишком мала для военной и политической победы над мятежным Приднестровьем, Кишинев обратил свои взоры к ЕС — НАТО. И подходящий повод нашелся — всемирная борьба с терроризмом.

Однако оленя из осла не сделать; сколь по лбу ему ни бей, шишки в прекрасные ветвистые рога не трансформируются. Связать законные политические требования приднестровцев с кровожадными инстинктами арабских террористов не смог бы и сам Бен Ладен, даже если б ему вдруг почему-то очень сильно этого захотелось.

Руководство РМ, похоже, сейчас находится в политическом тупике. Западу Молдова нужна лишь как плацдарм в его мягком, разумеется, варианте неподалеку от российской территории. И как один из прецедентов отпада осколка бывшего СССР. Нефтью там не пахнет, нефтяные и газовые трубы проложить в свое время забыли, а значит, основное топливо для подогрева активных действий по оказанию военно-политической и сколько-нибудь значительной финансовой помощи «союзникам» отсутствует. Как бы последние ни раскланивались в сторону захода солнца. О поддержке со стороны России даже мечтать нет никакого смысла, пока не будет осуществлено право ПМР самостоятельно решать вопрос о своем политическом статусе, и национальные меньшинства внутри самой Молдовы не получат равные с коренной нацией возможности участия в жизни государства. А для китайской ориентации нужны тысячелетия «этнической тренировки».


Виталий Александров, независимый журналист, г. Пермь.

Теги

Об авторе

Хайцлер Евгений

Хайцлер Евгений

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.