Eurasian News Fairway

Политические аппетиты не знают границ

Политические аппетиты не знают границ
Ноябрь 21
12:00 2004

Острова, состоящие почти из одних камней,
являются главным камнем преткновения…

Основная проблема российско-японских отношений в последние дни получила очередной импульс. Причиной, а точнее — поводом этого явилось ставшее уже знаменитым выступление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и последовавший за этим одобрительный комментарий Президента РФ Владимира Путина.

Проблема эта отнюдь не нова и хорошо известна всей мировой общественности. В частности, свои рассуждения на данную тему сегодня публикуют практически все средства массовой информации (как печатные, так и электронные), известные политологи и экономисты, ну и уж непременно политические деятели всех рангов.

Поэтому есть смысл вкратце восстановить историческую подоплеку всего этого вопроса. Не для «просвещения просвещенных», а, так сказать, для «затравки». Итак, фактура:

По Симодскому трактату 1855 г. Россия получила суверенитет над всеми островами Курильской гряды, за исключением четырех островов: Кунашира, Итурупа, Шикотана и Хабомаи. В 1875 г. Россия передала Японии все Курильские острова в обмен на отказ Японии от претензий на Сахалин. В 1904 г. Япония напала на Россию, началась русско-японская война. В 1905 г. по Портсмуртскому миру Россия была вынуждена уступить Японии Южный Сахалин.

На Ялтинской и Потсдамской конференциях (1945 г.) США и Великобритания признали право СССР на Курильские острова и Сахалин. В августе 1945 г. СССР вступил в войну с Японией, Красная Армия овладела Южным Сахалином и Курильскими островами. На мирной конференции в Сан-Франциско в сентябре 1951 г. Япония подписала договор, по которому отказывалась от всех территорий, полученных ею по Портсмутскому договору 1905 г., в том числе и от Курильских островов. СССР договор не подписал.

В 1956 г. в Лондоне Н.Хрущев предложил передать Японии Шикотан и Хабомаи (см. рисунок) после подписания мирного договора при условии ликвидации на японской территории иностранных военных баз, однако это условие не было принято США.

Это, как говорится, «голые» факты. Но что за ними? А в том числе и то, что сама-то Япония вступила во II Мировую войну именно в качестве агрессора. Похоже, что это обстоятельство уважаемый премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми предпочитает не вспоминать. Причем вступила практически одновременно на 2-х направлениях: западном, юго-западном и, несколько позже, на третьем — атака военной флотилии США, базировавшейся на базе Перл Харбор и прилегающей акватории Тихого океана.

Конкретно же против СССР военные (не спровоцированные нами!) действия были развернуты еще накануне Второй Мировой — вблизи дальневосточных рек и озер. Потерпев сокрушительный разгром от советских войск, возглавляемых Георгием Константиновичем Жуковым (в то время еще не маршалом), японская сторона была вынуждена отказаться от своих прямых агрессорских планов в отношении СССР.

Последнее обстоятельство, в полной мере доведенное до руководства Советского Союза легендарным Рихардом Зорге, позволило СССР снять с Дальнего Востока значительное количество дивизий на западные фронты. Но моторизированные подразделения Квантунской армии «дразнили» Москву до самого конца войны, будучи в полной готовности вновь перейти советскую государственную границу.

Таким образом, своими агрессивными потугами Япония настроила против себя практически все Тихоокеанское сообщество (очень уж хотелось Токио заменить «белый империализм» своим собственным, доморощенным — «желтым»).

Так что когда, в полной мере разобравшись с нацистской Германией, союзники на полную катушку занялись милитаризированными сегунатами, капитуляция последних стала неотвратима. Со всеми вытекающими из этого последствиями.

В результате победители договорились о следующем «разграничении полномочий»: Соединенные Штаты займутся «решением государственного, политического и экономического устройства» (точнее — переустройства) повержнного противника; Советский Союз же в качестве контрибуции получит 3 южных острова Курильской гряды — Кунашир, Итуруп, Шикотан и островную группу Хабомаи.

Что ж, логика была проста и совершенно очевидна: за агрессию надо расплачиваться. Расплачиваться территориально-географически. И здесь японцам явно повезло: расплата произошла отнюдь не за счет их собственных земель, а бывших исконно российских территорий.

И, тем не менее, как уже было сказано, в 1956 г. в Лондоне генеральный секретарь ЦК КПСС Хрущев выступил с инициативой передачи Японии Шикотана и островной группы Хабомаи, но при обязательных условиях: предварительное подписание мирного договора и ликвидация в стране «восходящего солнца» иностранных военных баз. Несмотря на то обстоятельство, что США категорически отказались признаться последнее условие, Токио на подписание соответствующей Декларации пошло! Пошло публично и официально! (Известная Совместная Декларация 1956 года).

Но последующее развитие событий показало, что Япония, оправившись от шока поражения в войне, активно развернуло против нашей страны новую войну — «холодную». Восточному игроку этой, с позволения сказать, «шахматной партии» стало ну очень жаль тех 2-х островов, не подпадавших под инициативу Никиты Сергеевича. И не только островов, но и акваторий, славящихся богатейшими рыболовными промыслами.

Нет смысла напоминать, сколь беспардонным образом японские суда, открыто поощряемые властями своей страны, нарушали и продолжают нарушать не только границы эксклюзивной шельфовой промысловой зоны РФ, но и самой государственной границы Российской Федерации.

И не стоит удивляться нынешней реакции премьер-министра Японии г-на Дзюнъитиро Коидзуми на совершенно естественное заявление первых лиц России о том, что наша страна «готова в полном объеме выполнить Декларацию 1956 года».

Напомним: что, рассматривая Россию как государство-последователь СССР, российское руководство открыто сказало: РФ должна выполнить обязательства, оговоренные в рассматриваемом документе. «Мы признает эту декларацию», — заявил министр С.Лавров, подчеркнув при этом, что «реализация данного документа безусловно потребует диалога между обоими государствами».

Официальный же представитель МИД России Александр Яковенко признал, что для решения проблемы заключения мирного договора с Японией «потребуется еще немало усилий». При этом, продолжил дипломат, «российская сторона исходит из того, что такое решение должно быть приемлемым для обеих сторон, одобрено парламентами и общественностью России и Японии и отвечать их национальным интересам».

Комментируя содержание Совместной декларации 1956 года, Яковенко напомнил, что Декларация, «во-первых, прекращала состояние войны, во-вторых, восстанавливала дипломатические отношения между двумя странами и, наконец, предусматривала продолжение переговоров по мирному договору». Поэтому, отметил сотрудник МИД, «декларация является одним из важнейших документов, заложивших базу для развития российско-японских отношений».

А какова была реакция Коидзуми? Уважаемый премьер мгновенно и в крайне агрессивном тоне заявил: «Наш курс неизменен — если не будет ясной определенности в отношении возврата четырех островов, мирный договор не будет подписан…». И при этом уточнил: «Мы рассматриваем возврат двух островов как твердо установленный факт, но это не значит, что Япония на этом остановится…».

Вот так! Уже всех четырех, а вовсе не двух, официально оговоренных в упомянутой Декларации. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Слава богу, что от России еще и весь Сахалин в придачу не потребовали…

И очень важно следующее: заявление Сергея Лаврова недопустимо расценивать как некую готовность РФ без колебаний подарить Токио Шикотан и Хабомаи. Все с точностью до наоборот: российское руководство высказало готовность приступить к реализации ранее подписанного официального международного соглашения. Причем приступить с условием предварительного двустороннего переговорного процесса.

Естественно, что ни о каких «вкраплениях» в Декларацию дополнительных территорий Российской Федерации разговора не идет и идти не может. Странно, неужели японский премьер этого не осознает?

Другой момент. Наши отечественные аналитики точно отметили: с какой стати именно Москва должна быть заинтересована в мирном договоре, почему именно она должна идти на уступки? Тем более что основания для недоверия к Японии у России имеются более чем веские: еще не забыта японская оккупация Дальнего Востока в период Гражданской войны, а также планы японской военщины в конце 30-х — начале 40-х годов захвата всей Сибири. Да и размещение иностранных военных баз в годы «холодной войны» едва ли способствовало улучшению двусторонних отношений.

А сам же мирный договор, по убеждению властей того же Сахалина, «ровным образом ничего не прибавит и не убавит»: российско-японское торгово-экономическое сотрудничество все более расширяется, дипломатические отношения поддерживаются на должном уровне, приближается начало реализации энергетического проекта «Сахалин-1» и т.д.

(Однако хотелось бы отметить, что отсутствие упомянутого договора не есть положительное в геополитическом плане для нашей страны явление: нет официального мирного договора — нет официального (т.е. юридического!) мира. Нет последнего — нет гарантий для международных инвесторов, потенциально готовых вкладывать средства в развитие инфраструктуры той же Сибири и Дальнего Востока.)

Что же касается активно муссируемого в российской прессе вопроса т.н. «отторжения национальных территорий», то хотелось бы сослаться на нашего политолога И.Преображенского, чрезвычайно уместно приведшего известную на Востоке историю образования государства Хунну (ранее пересказанную Львом Гумилевым в его «Истории народа Хунну»).

Согласно краткому пересказу этой исторической притчи, основатель державы Хунну принц Модэ захватил власть, построив вначале жесткую дисциплину, а затем убив своего отца. Соседний же народ дунху, узнав о междоусобице, решил воспользоваться ею и потребовал в виде дани коня и любимую жену Модэ. Старейшины в негодовании хотели отказать, но Модэ отдал и то, и другое. Тогда дунху потребовали неудобную для скотоводства и необитаемую полосу пустыни. Старейшины хуннов сочли, что из-за столь ничтожного и никем не востребованного куска территории незачем затевать спор. Но Модэ заявил: «Земля есть основание государства, как можно отдавать ее?!». И всем, советовавшим отдать, отрубил головы. После этого он пошел походом на дунху. Они не ожидали нападения и были на голову разбиты…

Применимость данной притчи в отношении к сегодняшней внешней политике России очевидна.

Об авторе

Александров Виталий

Александров Виталий

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.