Eurasian News Fairway

Госпожа Зурабишвили, о чем это вы ?

Госпожа Зурабишвили, о чем это вы ?
Сентябрь 02
12:00 2005

Вряд ли кого-либо из специалистов сильно удивил отказ МИДа Грузии признавать посла по особым поручениям Министерства Иностранных Дел РФ, главу российской части Смешанной Контрольной Комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта Михаила Майорова в качестве участника комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта.

Как и не удивило последовавшее вслед за этим распоряжение самого министра иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили сотрудникам МИД прекратить всяческие контакты с М.Майоровым.

Ведь еще ранее г-жа Зурабишвили, выступая в национальном парламентt, сообщила, что она обратилась к послам государств Евросоюза, аккредитованным в Тбилиси, с просьбой расширить мандат и увеличить численность наблюдателей ОБСЕ в зоне грузино-осетинского конфликта.

Да и что там министр иностранных дел, когда аж целый Парламент Грузии 13 августа 2005 года принял заявление о том, что «недопустимо возложение миротворческой миссии на страну, политические интересы которой находятся в противоречии со справедливым и окончательным урегулированием грузино-осетинского конфликта…». Грузинские парламентарии, похоже, абсолютно уверены, что Российская Федерация «реально представляет не миротворца и посредника, а одну из сторон в конфликте, которая делает все для сохранения опасного статус-кво…».

(То есть Россия — «одна из сторон в конфликте»? Если так, то сколько же другие «стороны» — особенно сама Грузия — протянут супротив нас на поле брани? Ну полнейший идиотизм!)

Отсюда и демарш г-жи Зурабишвили, ничтоже сумняшеся возложившей ответственность за обострение обстановки в зоне грузино-осетинского конфликта не на кого-нибудь, а именно на российские миротворческие силы, которые «не способны выполнить возложенную на них миссию…».

Сделанное же несколько ранее в Москве министром Георгием Брамидзе предложение демилитаризовать зону конфликта в Южной Осетии, оставив в ней только миротворческие части, вспоминается ныне как откровенный фарс, игра на публику. Причем не только фарс, но и как провокационная попытка заручиться поддержкой российской стороны в «демилитаризационном» начинании, дабы через какое-то время во всеуслышание призвать в конфликтную зону расширенное количество наблюдателей ОБСЕ.

Кстати, говоря об этих самых пресловутых наблюдателях, хотел бы сослаться на размещенную на вашем сайте статью Аркадия Гусмана «Военно-политическая забывчивость — вещь опасная». Автор совершенно верно подмечает следующее обстоятельство: «Запад игнорирует тот факт, что за все время существования операции ОБСЕ по мониторингу его наблюдателям не удалось зафиксировать ни единого нарушения российско-грузинской границы. Наблюдатели даже не заметили переход через границу отряда чеченских боевиков Р.Гелаева, напавших на Ингушетию в 2002 году».

Кроме того, операция ОБСЕ всегда служила хорошей ширмой для Грузии. Когда Россия выставляла претензии в том, что на территории грузинской республики концентрируются чеченские боевики, «в Тбилиси мгновенно ссылались на наблюдателей от ОБСЕ, которые заявляли, что никаких боевиков на грузинской территории нет».

А.Гусман также приводит одну просто анекдотичную ситуацию:

Как известно, состав мониторов был интернациональным, в основном кадровые военные и пограничники. По условиям мандата они были обязаны не иметь оружия. Так вот, первая же группа т.н. «мониторингового патруля» стала свидетелями перехода границы чеченской бандой. Полные благородных чувств, мониторы радостно доложили об этом в Вену. Грузинская делегация среагировала однозначно: «Будете так работать, закроем! Зачем нам мониторы, которые нас сразу же грязью поливают! Нет никаких боевиков в Грузии и быть не может…».

Это к разговору об истинных причинах горячей любви команды Саакашвили и Зурабишвили к наблюдателям ОБСЕ.

Все мы помним, что в последнее время грузинское руководство активно обсуждало идею полной замены российских подразделений войсками других государств (особо — Украины; не от этого ли такая братская любовь Саакашвили к Ющенко?), либо использования таких войск наряду с российскими миротворческими силами. Последние, однако, в очевидно второстепенном статуте.

Однако не будем забывать и другое: изменение мандата российского контингента и ввод в зону конфликта дополнительных войсковых частей из других государств требует согласия обеих конфликтующих сторон. Абхазия же выступает против подобного развития событий, так как считает, что оно приведет к дальнейшему обострению ситуации. И настаивает, чтобы РМС «выполняли лишь те задачи, которые определяются имеющимся у них мандатом…».

Одновременно абхазские власти высказывают недовольство тем, что российские миротворцы не могут предотвратить проникновение в Гальский район грузинских диверсионных групп (что, между прочим, совершенно не входит в число определяемых мандатом МС задач).

И, как верно отмечает научный консультант Центра Карнеги Георгий Снегуров, господин Саакашвили почему-то забывает, что с 2001 года дополнительной причиной обострения грузино-российских (как и грузино-абхазских) отношений стал т.н. «чеченский фактор»: попытки чеченских боевиков закрепиться в неконтролируемых Сухумскими властями приграничных с Россией районах Абхазии, превратить их в свою тыловую базу и открыть «второй фронт» на территории северокавказских республик привели к расширению зоны нестабильности на Кодорское ущелье (населенное сванами и прежде относительно спокойное) и прилегающие к нему районы.

С момента ввода миротворцев грузинские власти добивались расширения их деятельности с целью придания полицейских функций по охране грузинского населения вне 12-километровой зоны безопасности в Гальском районе, а также настаивали на том, чтобы миротворческий контингент «обеспечил безопасность массового и единовременного возврата грузинских беженцев в места их прежнего проживания…».

Между прочим, некоторые вполне авторитетные специалисты Министерства Обороны Республики Грузия подтверждают:

Настоящее название и статус «российских миротворческих сил» — «коллективные силы по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта». Этот мандат был выдан всему (!) Содружеству Независимых Государств, «но в итоге российская сторона вынуждена действовать в Абхазии одна, потому что коллеги РФ по СНГ не представили своих воинских контингентов, чем поставили Россию в достаточно сложное положение…». Формально миротворческие силы в Грузии «не имеют к Российской Федерации как государству никакого отношения — просто Москва честно выполняет свои обязательства в рамках действующего мандата…».

Но ретроспектива про миротворцев — это так, больше к слову.

Возвращаясь же к основной теме, можно констатировать, что состоявшиеся недавно в Москве российско-грузинские переговоры не принесли никаких реальных результатов. Очевидно, что Грузия твердо намерена решить проблему непризнанных республик силовым путем. Призыв к вводу международного миротворческого контингента является не более чем попыткой избавиться от российских миротворцев. Выгнав их грузинские власти воспользуются ситуацией для того, чтобы захватить Южную Осетию.

Возможно, отсюда и сделанное несколько позже грузинским госминистром по урегулированию конфликтов Георгием Хаиндравой заявление о том, что грузинская сторона «готова предпринять односторонние действия в зоне грузино-осетинского конфликта», если очередное заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК) «не даст результатов…».

Что же г-н Хаиндрава понимает под этими самыми «результатами»? А под «результатами» госминистр мыслит некие таинственные «подобающие меры» (что стоит за этим определением — убей бог не понимаю!). Впрочем, цитата: «Если после …. заседания СКК не будут приняты подобающие меры по урегулированию ситуации, мы будем думать о том, как работать в рамках закона в рамках единой страны…» (читай — что захочем, то и сделаем).

В этом ключе вполне «логичны» и действия самих грузинских силовиков в отношении миротворческого контингента РФ. В частности, конфискация 12 августа груза, следовавшего к месту дислокации подразделения российских миротворцев. Конфискация, гораздо более созвучная со словом «провокация», поскольку обе автомашины с грузом имели четкие опознавательные знаки, свидетельствующие об их принадлежности к миротворческим силам в зонах конфликтов и соответствующие сопроводительные документы.

Иной точки зрения на российские миротворческие силы (РМС) придерживается южно-осетинская сторона. Как считает президент непризнанной Республики Южная Осетия Эдуард Кокойта, РМС, действующие под руководством Смешанной Контрольной Комиссии, «являются эффективным рычагом воздействия на ситуацию в регионе… однако грузинская сторона стремится сломать традиционно сложившийся формат СКК, пытаясь ввести в него третьи силы…».

Итак, налицо комплексная акция грузинского руководства по выдворению российских миротворцев. Цель (как совершенно точно сформулировал Кокойта) — перевести решение грузинско-осетинского конфликта в силовую плоскость и оккупировать Южную Осетию.

Впрочем, аналогичные «подготовительные» действия официального Тбилиси фиксируются и на ином «горячем» направлении — абхазском. Именно так военные эксперты склонны рассматривать открытие Министерством Внутренних Дел Грузии регионального центра сил специальных операций МВД по Самегрело и Земо-Сванети (расцененное командованием самих российских миротворцев как противоречащее Московскому соглашению о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 года, в части, касающейся нахождения вооруженных сил в зоне безопасности и ограничения вооружения).

Странное совпадение, но этот центр создан именно на бывшей базе незаконного вооруженного формирования «Белый Легион», осуществлявшего на протяжении 11 лет террористические и диверсионные акты на территории Гальского района Абхазии, в результате которых погибли тысячи мирных граждан, сотни сотрудников абхазской милиции и военнослужащие миротворческих сил СНГ.

Так в какую же, условно говоря, концепцию укладывается вся эта провокационная возня официального Тбилиси? Да в ту, которую столь недвусмысленно озвучил во время своего первого официального визита в Соединенные Штаты Михаил Саакашвили, попытавшийся максимально убедить американскую администрацию в своей полной лояльности Вашингтону. В ходе встречи с государственным секретарём США Колином Пауэллом он передал последнему некий «меморандум», в котором содержались предложения нового грузинского руководства по «совместному (с США, разумеется) противодействию проникновения России на Кавказ…».

В ходе встреч в Соединенных Штатах Саакашвили неоднократно затрагивал (в привязке к России) тему «территориальной целостности Грузии» и пытался получить поддержку Белого Дома в своей решимости «энергично содействовать решению этого вопроса». Саакашвили, в свою очередь, дали понять, что США готовы поддержать эти усилия и разделяют его озабоченность «давлением России на Кавказ…».

Вот и весь ответ про «концепцию».

Так о чем это вы, госпожа Зурабишвили, пытались сказать, отдавая вашим МИДовским клеркам распоряжение прекратить всяческие контакты с послом по особым поручениям Министерства Иностранных Дел РФ, главой российской части Смешанной Контрольной Комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта Михаилом Майоровым? Уж не о том же ли самом?

Если так, то искренне восхищаюсь вашим гражданским мужеством: надо же столь иезуитски подгадить собственному Президенту!

Теги

Об авторе

Сосошвили Эдуард

Сосошвили Эдуард

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.