Eurasian News Fairway

Основные составляющие крушения мифа (США в Афганистане и Ираке)

Основные составляющие крушения мифа (США в Афганистане и Ираке)
Сентябрь 07
12:00 2005

Ну что же, кажется, что крушение мифа о «непобедимости» Соединенных Штатов (точнее — их военной машины) стало все более и более отчетливо приобретать обвальный характер. Мифа, изначально взращенного на дутых амбициях парадигмы однополярного мира. Мифа, отразившего всю, прямо скажем, реакционно-милитаристскую суть современного политического режима США. Режима, возомнившего себя в состоянии править судьбами многих народов этакой железной рукой, прикрываясь как фиговым листком демагогией о «борьбе с терроризмом».

И что самое поразительное (а может — наоборот логичное): так называемая «антитеррористическая борьба» Вашингтона и его союзников по НАТО с «международным терроризмом» уже обернулась для того же Ирака гибелью стольких мирных жителей, что потери Америки 11 сентября 2001 года — просто ничтожная величина по сравнению с аналогичным показателем в этой азиатской стране.

Более того: попытка имплантировать «западную демократию» в традиционно исламское государство обернулось (с точностью до наоборот) многократной активизацией исламских радикалов-фундаменталистов и многократным расширением социальной базы общенародного освободительного движения против американских оккупантов.

Многие аналитики уверены в том, что иракская кампания не только ослабила Соединенные Штаты, но и спровоцировала приток фанатиков-террористов из соседних государств, став полигоном террористического обучения для исламистов. Экстремисты прекрасно понимают: пребывание американских и коалиционных войск не может длиться вечно. И если они удержат ситуацию крайней нестабильности и опасности для рядовых иракских граждан еще несколько лет на нынешнем уровне, Белому дому рано или поздно придется решать вопросы с выводом своих военных подразделений.

Вместе с тем, объективно нарастающая в государстве волна терроризма (шахиды-смертники и т.д.) не только размывает безопасность в Ираке: она наглядно демонстрирует всему мусульманскому миру неспособность (хотя и горячее желание) самой Америки развязывать с позиции силы важные для нее геостратегические узлы.

Похоже, что Вашингтон не сумел (или просто не захотел) извлечь должных уроков из Афганистана. И, тем самым, повторно наступил на геополитические грабли, услужливо ему подставленные пентагоновскими стратегами и сенатскими ястребами старого закала (еще помнящими позорный уход США из Вьетнама).

Как и в любом процессе, «мифокрушение» имеет свои собственные, весьма своеобразные составляющие (части). Каковы же они для Соединенных Штатов?

1. Не говоря уже о позорном факте охраны афганского президента Карзая исключительно силами американских коммандос, правительство Афганистана не контролирует обширные регионы, в которых мало что изменилось со времен талибов. Разве что местные моджахеды и полевые командиры сохраняют относительную лояльность к правительству Карзая, однако такая ситуация может быстро измениться, если центральные власти попытаются вмешиваться в положение дел на местах.

2. Проведение лицемерных «всенародных» выборов (как в Афгане, так и в Ираке) под тотальным контролем американских вооруженных сил — убогое рекламное представление, последствия которой будут мгновенно ликвидированы на следующий день после вывода военной группировки США.

В частности, международное экспертное сообщество уже совершенно открыто говорит о том, что недавние иракские выборы, которые должны были подтвердить установление в этой стране «представительского и устойчивого правительства», несмотря ни на что, больше выглядели как политическая рекламная акция. Ведь всем вполне понятно: если бы, например, американцы решили сегодня вывести свои войска, уже завтра такое правительство «народного доверия» просто упало бы под натиском террористов.

Пока эти выборы лишь больше заострили вопрос: как долго еще будет необходимо присутствие американцев в этой стране? Разве могут большинство иракцев считать законным правительство, которое не только не способно прекратить продолжающееся насилие, но и появлением своим обязано желанию и воле «партнеров» из США?

3. С треском провалилась широко разрекламированная Вашингтоном кампания по уничтожению в Афганистане очагов производства наркотического зелья:

Приведенное силами американских военных к власти правительство Хамида Карзая не смогло реализовать ни одного из масштабных проектов по реконструкции страны, особо — в части предложения дехканам альтернативы выращиванию опиумного мака. К концу 2005 года, по оценкам специалистов, производство опиума может превысить 500 тонн, так как практически все сельское хозяйство страны переориентировано именно на выращивание опиумного мака.

Производство наркотиков, по некоторым данным, сейчас составляет 60 процентов валового национального продукта Афганистана. Согласно статистическим данным, существование более 350 тысяч афганских семей — около 10 % населения — целиком и полностью зависит от выращивания опиума или торговли им. Таким образом, последние меры правительства в этой сфере наносят ощутимый урон национальной экономике.

Стало совершенно очевидно, что попытка США победить наркобизнес силовыми методами наркобизнес полностью сорвалась: для афганских фермеров не появилось более доходной альтернативы посевам мака. Ибо без последнего обнищание афганских крестьян молниеносно усилится и приведет к кризису в тех сферах бизнеса, которые непосредственно не связаны с наркоторговлей. Причина в том, что главные инвестиции в сферы транспорта, строительства, коммуникаций и реконструкцию крупных объектов и создание новых рабочих мест идут из сумм, заработанных на наркотиках.

И вовсе не зря правительство Хамида Карзая все чаще обвиняют в получении прибыли от наркоторговли, которая, по самым скромным оценкам, приносит ежегодный доход в 2,6 млрд. долл. США в год.

4. Уже в самой Америке правительственные эксперты приходят к выводу, что поспешное вмешательство президента Джорджа Буша в афганские и, особо, иракские дела может иметь отрицательные последствия как для американского дипломатического влияния, так и для военного авторитета Америки в мире. При реально сложившейся ситуации не исключено, что разрешение противостояния может завершиться быстрым и унизительным для Запада выводом войск коалиции и началом в Ираке гражданской войны.

5. Для большинства жителей Ирака и Афганистана американское присутствие не принесло ожидаемой стабильности и процветания, а ассоциируется только с грубой силой, которой так и не удалось полностью переломить ситуацию в свою пользу. Таким образом, это присутствие стало не решением, а лишь составной частью так и не решенной проблемы.

Америка начинает признавать, что война в Ираке проиграна. Появляются утечки в прессе о составленных аналитиками трёх сценариях возможного развития событий в этой стране: их можно условно назвать очень плохим, ужасным и катастрофическим. Одновременно, как водится, появляются намёки, что во всём мол виноваты евреи (это, мол, агенты «Моссад» навязали Штатам войну). И антиизраильские выпады последнего месяца — это только присказка, сказка может оказаться самой неожиданной.

Как считают эксперты самой американской «International Research Group», остаться единым государством Ирак теперь, видимо, может только в том случае, если его возглавит даже не «Хусейн-2», а «бен Ладен-2». Либо Ирак может стать государством формально единым, а реально контролируемым многочисленными местными полевыми командирами, подобно нынешнему Афганистану. Но даже это формальное единство может удерживаться только присутствием иностранных войск. Если таковых не станет, то либо это исламское государство объединиться под руководством упомянутого «бен Ладена», т.е. жестокого диктатора с радикальными исламскими взглядами, либо получится Ливан 70-х (война всех со всеми), причём с постоянными выплесками вовне, не только на соседей, но и на весь мир.

США уже не скрывают, что хотят видеть в Ираке иностранные войска для замены изнемогающих своих. Проблема в том, что посылать их некому. Войска ООН — понятие абсолютно абстрактное, причём было таковым всегда. В такую же абстракцию превратились сегодня войска НАТО — европейцы не готовы не то, что оккупировать ближневосточную страну, но даже защищать самих себя.

Сейчас на первый план выдвигается вопрос все большего ослабления Соединенных Штатов в военном и финансовом плане из-за агрессии в Ираке. И, соответственно, все четче вырисовываются перспективы дальнейшего американского присутствия в этом государстве. Основная — невозможность для официального Вашингтона (точнее — его интеллектуальная неспособность) изменить саму парадигму иракской кампании, что приведет к ее продолжению значительно дольше, чем будет продолжаться второй президентский срок Джорджа Буша. Высасывая из Америки еще сотни и сотни миллиардов долларов, кампания не даст в итоге инициаторам прогнозируемого желаемого эффекта.

Здесь надо особо подчеркнуть, что такого кредита времени у Буша-младшего со всей очевидностью нет, и потому его администрации придется выработать стратегию выхода из иракского кризиса раньше, чем в массовом сознании американских граждан вызреет резкое неприятие этой войны. Однако, схема поэтапной передачи контроля над страной самим иракцам с привлечением предварительно обученной армии и полиции превращается во все более явный блеф: их дееспособность и по сей день под большим сомнением, и очень трудно поверить, что, рекрутировав такими методами в силовые структуры «новобранцев свободы», США смогут вверить им судьбу будущего Ирака.

Хотя прогнозируется и другой вариант:

В иракском государстве будет повторён вариант Боснии, которая сегодня представляет собой полностью независимую сербскую часть и псевдоконфедерацию хорватов и мусульман. В случае с Ираком тоже сделают три части — сирийскую, иранскую и курдскую. Последняя, будучи реально независимой, будет формально считаться частью формально существующего Ирака, то есть не станет центром притяжения для курдов турецких, иранских и сирийских.

В результате Америка, как считают в аналитических кругах США, уйдёт «на свободу с чистой совестью», замкнув своих врагов (Сирию, Иран, ваххабитов, саддамитов) друг на друга.

Правда, очень маловероятно, что Сирия и Иран будут простыми подрядчиками Соединенных Штатов. Гораздо вероятней, что они могут согласиться на прямой делёж Ирака. Сирия возьмёт западную часть страны, получив, таким образом, то, чем её обделил Аллах — нефть. Иран же станет объединителем шиитов, взяв под контроль южные районы страны, в т.ч. священные для шиитов Наджаф и Кербелу.

Часть нынешних иракских партизан (как сторонников Саддама, так и исламистов) продолжат партизанскую войну против новых оккупантов, однако это уже будет проблемой Дамаска и Тегерана, а не Вашингтона. Кстати, нет особых сомнений, что сирийцы зачистят Фаллуджу от арабских «братьев» на порядок более жестоко, чем янки.

Но в чем же была, мягко говоря, главная ошибка Штатов, приведшая к появлению, а теперь и крушению мифа об «американской непобедимости»? Прежде всего — в стремлении любой ценой избавиться от неистового Саддама, возобладавшем в свое время в умах представителей истеблишмента США. Именно это решение обрекло американцев на бесконечную борьбу на Ближнем Востоке с туманными перспективами.

Вопрос же о наличии (отсутствии) у иракского диктатора оружия массового уничтожения был на самом деле вторичен. Просто нужно было найти causus belli, и его нашли. (Кстати, не нам с нашим «польским», «финляндским» и «прибалтийским» опытом пенять Вашингтону на такую топорную работу.)

Куда более важный просчет был допущен неправильной постановкой диагноза для определения болезни пациента Хусейна. Американцы начали свою «контртеррористическую операцию», повторив почти как под копирку ошибки своих российских коллег. Американские лидеры к терроризму отнеслись не как к одному из политических средств в достижении той или иной цели, а как к цели конечной, то есть с терроризмом стали бороться как с целью. Между тем терроризм — не самоцель, а всего лишь один из способов политического насилия, один из инструментов в политической борьбе.

Терроризм — это тактика политического (а не криминального) действия, для которой характерно использование идеологически мотивированного насилия в разных формах. Но в любом случае, исламский терроризм — средство для достижения политической цели, победы «мира ислама» над «миром войны». Таким образом, Штаты сами себя загнали в определенную ловушку.

«Худшие времена для дурного режима наступают тогда, когда он делает попытки исправиться», — писал автор классического исследования об американской демократии Алексис де Токвиль. Во времена Алексиса де Токвиля и американской демократии эпохи «токвилевского» анализа таких понятий, как «гуманитарная интервенция» и «ось зла», еще не существовало. В противном случае можно было бы сформулировать вопрос по-иному: «А что бывает с дурными режимами, когда их пытаются исправить извне, немало не заботясь о рассмотрении внутренних, имманентно присущих этому режиму особенностей?»

Но до постановки подобного вопроса применительно к Афганистану и Ираку в Вашингтоне в том момент явно не доросли. И теперь пожинают плоды своей беспрецедентной авантюры, самый горький из которых — унизительное крушение мифа о «непобедимости» Соединенных Штатов. А в ближайшей перспективе, бог даст, и мифа об «устойчивой однополярности» (читай — гегемонизма США) современного мира.

Теги

Об авторе

Кучеров Евгений

Кучеров Евгений

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.