Eurasian News Fairway

Прелюдия к глобальному противостоянию

Прелюдия к глобальному противостоянию
Сентябрь 23
12:00 2005

Преамбула

Эволюция политических образований «мега» уровня, как и их нарастающее противостояние, подвержены совершенно объективным факторам и условиям, основополагающими из которых безусловно является неустойчивая структурированность и, соответственно, историческая непродолжительность существования наиболее крупных «имперских систем».

Нарастание внутренних «элементных» противоречий, появление комплекса негативных воздействий со стороны внешних оппонентов, нарастание внутриорганизационной косности и потеря мобильности внешнего реагирования — все это объективно ведет к развалу тоталитарных структур. Даже при наличии временных тактически продуманных «оздоравливающих вливаний» в такого рода структуру в виде новых нетрадиционных компонентов.

Перед нашими глазами — простой пример: усиливающаяся деградация не только «блоковых» гигантов типа НАТО, но и тех внешне устойчивых межгосударственных конгломераций, кои обеспечивают (финансово, материально, дипломатически) их существование.

Закоснелось и самоуспокоенность в ранее приобретенном статусе «мирового монстра», уже не ожидающего каких-либо сторонних потуг на утвердившийся с его помощью «однополярный формат» мирового сообщества, и полная неготовность результативно противостоять нарождающимся крупномасштабным конкурентам — основная предпосылка краха «геополитических имбицилов» (С.Крудье, «Вызовы XXI столетия»).

При первом явном сигнале о появлении подобного конкурента (в нашем случае — Шанхайской Организации Сотрудничества) серое вещество престарелого монстра делает неуклюжую попытку проигнорировать это «инородное тело» в привычном политическом окружении. Но когда внешняя рецептура начинает сигнализировать об опасности — монстр просто теряется (хотя и сохраняет способность придавить непрошенного гостя всей тяжестью своей туши).

Часть I

Все сказанное — не ново и давно известно. Да и, пожалуй, не нужны были бы столь громоздкие афоризмы для описания назревающего в нашем мире глобального противостояния, если бы базовые элементы последнего не были бы сами столь же громоздки и пока что неповоротливы.

Применительно к реалиям — намечающаяся схема противостояния: Северо-атлантический альянс и ШОС.

Кому в Шанхайской Организации будет отведена главная роль — уже ясно: треугольнику «Россия-Узбекистан-Китай». От остальных государств Центральной Азии — участников ШОС — будут требовать лояльности и понимания. Добиться этого будет несложно. Почему? А по следующим причинам:

Нурсултан Назарбаев не заинтересован в усилении западного присутствия в Центральной Азии не меньше, чем Ислам Каримов. Кроме того, казахстанскому руководителю постоянно внушают, что его страна может стать следующей площадкой для революционного эксперимента. Для Эмомали Рахмонова же любые революционные процессы в Таджикистане чреваты возобновлением гражданской войны в республике и потерей власти.

Наконец, уже сам факт присутствие новоизбранного президента Кыргызстана Курманбека Бакиева на последних саммитах Организации еще раз продемонстрировало, что после свержения Аскара Акаева Кыргызстан по-прежнему остается в сфере влияния своих соседей и России (разве что стал менее управляемым). А «излишняя» демократичность отличала Кыргызстан и в акаевские времена, к этому соседи уже привыкли.

Наконец, остается страна, не входящая в ШОС и вообще как-то игнорирующая российские внешнеполитические усилия, — Туркменистан. Однако последние действия Сапармурада Ниязова на газовом фронте ясно продемонстрировали, что Туркмения готова играть в общую с Россией игру, в том числе и по удушению нелояльных Кремлю режимов на востоке Европы. За Туркменбаши можно быть спокойным.

Вместе с тем, было бы ошибочно недооценивать мускулы стареющего «монстра» — США с сложившийся вокруг них под эгидой антитеррористической операции военно-политической структуры.

Не будем забывать, что, требуя после 11 сентября 2001 года от всех наций занять определенную позицию (по принципу «или с нами или против нас»), Соединенные Штаты по существу создали военную коалицию, которая включала на тот момент среди прочих все основные государства мира, что стало беспрецедентным случаем в истории.

США также сформировали новые союзы с политически сомнительными (опять же — на тот момент и именно для России) режимами типа Узбекистана. Даже так называемые «преступные режимы» (Судан, Ливия) выразили готовность к сотрудничеству. Только некоторые страны (в частности, Ирак) воздержались от выражения поддержки войны с терроризмом, хотя бы только дипломатично. Таким образом, различные формы военной помощи США предложили 136 государств.

Согласно данным самого Белого дома, не менее 90 стран в различной форме участвовали в кампании против терроризма, сделав возглавляемую Вашингтоном коалицию (и это надо признать) самой большой и наиболее мощной коалицией из когда-либо существовавших, а 27 стран направили вооруженные силы для участия в операции «Несгибаемая свобода» в Афганистане.

Вместе с тем, как признают американские аналитики, «непомерные масштабы и размах американского военного развертывания и действий после сентября 2001 года, в сочетании с возрождением национальной гордости в таких странах как Китай, Индия и Россия (тенденция, обозначившаяся в начале 90-х годов) может иметь нежелательные побочные последствия для Вашингтона…» (John Sraud).

Так, активные шаги по развитию военного сотрудничества с Россией предпринимают уже не только азиатские страны СНГ, Китай и Индия, но и такие «нестабильные страны с неявным будущим» как Пакистан, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

В этой связи Москва явно дает понять имеющимся и потенциальным геополитическим союзникам, что не стоит уступать американскому давлению и «показывает растущую напористость во внешней политике, особенно среди своих соседей…».

И действия Кремля уже имеют достаточно конкретные результаты. Например, то, что говорил Ислам Каримов (во время своего последнего визита в Москву) относительно Запада не оставляет никаких сомнений в том, что внешнеполитическая переориентация одного из азиатских лидеров на Россию уже состоялась.

Кстати, весьма важным — а, может быть, и определяющим — обстоятельством для нашей стороны стало то, что Китай в случае с Андижаном практически полностью разделил позицию Российской Федерации. Возможно, причина в том, что нынешнее поколение китайских руководителей еще не забыло, как гневно (и, вместе с тем, безрезультатно) отреагировал Запад на подавление студенческих акций в Пекине.

Можно смело сказать, что если для Москвы Андижан — первая удачная пощечина заокеанским организаторам всевозможных «цветных» революций, то для Пекина — опосредованное (применительно к внешней политики) повторение Тяньаньменя. Очевидно, что как Россия, так и Китай одинаково не заинтересованы в появлении в Центральноазиатском регионе режимов, не только ориентирующихся на Запад, но и пытающихся внедрить у себя демократию западного образца. Тем более, что подобные попытки могут привести к появлению в ЦАР новых радикальных исламских режимов.

Разумеется, говоря о «новом евроазиатском драконе» (как уже окрестили ШОС журналисты «The New York Times»), не стоит забывать о проблеме «лояльности» (или, наоборот, «нелояльности») ряда участников этой центральноазиатской концессии:

Назарбаев, Рахмонов и Бакиев руководят государствами, весьма нестабильными с точки зрения противостояния элит. И в случае резкого крена в одну сторону противоборствующая группировка вполне может использовать ситуацию в собственных целях.

В большей степени это касается именно Э.Рахмонова. Вспомним, как Таджикистан — самая бедная страна образованного после распада Советского Союза СНГ — пытался с пользой для себя проводить курс геополитического шатания. Хотя, в отличие от соседних Киргизстана и Узбекистана, из размещения американской военный базы на его территории после событий 11 сентября 2001 года ничего не вышло, Рахмонов, тем не менее, продолжал заигрывать с американцами.

Нынешний поворот в сторону России, с одной стороны, обусловлен явными тесными контактами между США и оппозицией самому Рахмонову. С другой стороны, Москва, намекнув на возможность введения виз для таджиков, понимает: данная акция затронет не только ориентированных преимущественно на Россию предпринимателей, но и почти каждую таджикскую семью. Тем более, что шести миллионов жителей Таджикистана почти 1 миллион работает в РФ в качестве самых дешевых и, большей частью, нелегальных гастарбайтеров.

Хотя сравнивать казахскую нестабильность с киргизской, а таджикскую с казахской пожалуй не стоит: все же это не та твердая почва, на которой выстраиваются сильные геополитические союзы.

Часть II

Безусловно, что «стареющий монстр», ощущая в мышцах все меньше и меньше гибкости, стремился и будет стремиться найти новые способы обуздания «неугомонных новичков». Лучшая иллюстрация — предложенная командой Д.Буша т.н. «доктрина превентивной войны» («ДПВ» — совокупность оперативных упреждающих ударов по государствам, входящим в «ось зла», без особых на то санкций ООН).

Однако здесь-то мировой жандарм просчитался со всей очевидностью:

Большинство стран Западной Европы и Юго-Восточной Азии открыто заявили (прямо скажем: на радость ШОС), что «ДПВ» может привести к противоположному эффекту: дальнейшему распространению оружия массового поражения и увеличению числа региональных конфликтов. В качестве примера традиционно приводится ситуация, сложившаяся вокруг Индии и Пакистана — стран, обладающих ядерным оружия, отношения между которыми традиционно напряжены. Если одно из этих государств хотя бы частично реализует идеи «Доктрины Буша», то это может привести к открытому ядерному противостоянию между ними. С другой стороны, если у государства нет ядерных арсеналов, то оно может попытаться создать его просто в целях самообороны.

Одновременно, со стороны даже провашингтонских экспертов хором прозвучала мысль: страны мира, стремящиеся к политическому равновесию, могут объединиться против Соединенных Штатов Америки, стараясь ограничить их всемирное доминирование. При этом упоминается фактическое объединение усилий России, Германии и Франции, выступивших против начала войны в Ираке без санкции Совбеза ООН.

И, наконец, США, обладающие крупнейшей экономикой мира, «совершенно очевидно не смогут долгое время нести тяжесть расходов на операции, подобные иракской» (вспомним, что данная агрессия по началу рекламировалась именно как «апробирование на практике „Доктрины превентивной войны“…».).

Кроме того, многие американские эксперты указывают, что в результате реализации «Доктрины Буша» кардинально изменился международный имидж США. Так, Майкл Линд, аналитик «New America Foundation», считает, что «Ирак стал еще одной «темной страницей» истории США — наряду с истреблением индейцев, рабовладением и расовой сегрегацией. Ныне Соединенные Штаты перестали воспринимать как страну-освободительницу. Она приобрела имидж страны-оккупанта…».

Однако, говоря о Шанхайской Организации Сотрудничества как потенциальном «полюсном оппоненте» США и НАТО, не стоит преждевременно делать далеко идущие прогнозы. Уже хотя бы потому, что эта внешне стройная схема «регионального единства» в Центральноазиатском регионе пока что не прошла настоящего испытания на прочность. Испытания настоящего, а не на уровне робких комментариев в адрес Вашингтона: когда, мол, уберете ваши базы с нашей территории…

Во-первых, неопределенной остается китайская позиция. Ну совпали российские и китайские взгляды на Андижан, а дальше-то что? Экономические позиции двух стран в современном мире, в том числе и на западном рынке, не сравнимы, и Пекин просто не может позволить себе серьезной конфронтации с Западом.

Кроме того, в России у Ху Цзиньтао конкретные экономические интересы, которые не всегда приятны его российским собеседникам. Чего стоит только одна официально провозглашенная Пекином программа по «социально-экономическому освоению» (точнее — миграционной экспансии) восточно-сибирских и дальневосточных территорий Российской Федерации!

И если Москва нацелена прежде всего на военно-техническое партнерство с Поднебесной, то г-на Ху Цзиньтао интересуется преимущественно сотрудничеством в приграничных регионах — то есть, по сути, увеличением китайского «пассажиропотока» на Дальний Восток и поставками российских энергоносителей.

Так что, как не крути, но нарождающееся глобальное противостояние проходит только еще вступительную фазу. Вот что будет, когда сия прелюдия прозвучит до конца?!…

Теги

Об авторе

Fairway

Fairway

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.