Eurasian News Fairway

На пути к новому региональному альянсу

На пути к новому региональному альянсу
Октябрь 02
12:00 2005

Нет смысла в очередной раз убеждать кого-либо в необходимости сближения Российской Федерации и Исламской Республики Иран. Тем более что при формировании политического курса России и Ирана на Среднем Востоке необходимо иметь в виду, что наступивший век — это не только эпоха глобализации, но и вместе с тем и эра регионализации, которая предполагает более тесное единение государств, расположенных в непосредственной близости друг от друга.

Ну а необходимость укрепления военного потенциала двух наших стран со всей очевидностью вытекает из самой геополитической ситуации в Центральной Азии, сложившейся в результате обострения обстановки в Афганистане и Узбекистане, хрупкого мира в Таджикистане, существующих и перспективных военных угроз безопасности России, Ирана и других государств региона.

Вместе с тем обеспечение мира и стабильности в Центральной Азии — проблема комплексная, следовательно, решать ее надо с помощью хорошо продуманных дипломатических, экономических и других мер.

И, похоже, это начали понимать многие ведущие международные финансовые структуры. Наглядный пример — изменение «иранской» политики Всемирного банка: инвестиционное подразделение ВБ — Международная финансовая корпорация (IFC) — объявило о своей первой с 1974 года инвестиции в экономику ИРИ. Выделенные Корпорацией 2 млн. долларов будут вложены в 20 % акций лизинговой компании «Karafarin Leasing», создаваемой совместно с иранским «Karafarin Bank» и французским «Natexis Banque Populaires». Еще 3 млн. Всемирный банк предоставит Karafarin Leasing в виде кредита.

Однако, даже несмотря на символический объем вложений, намерение ВБ тут же вызвало жесткую критику со стороны США. Иран, по понятным одним американцам причинам, относится ими к т.н. «оси зла» и, по мнению многих политологов, может стать следующим после Ирака объектом американской агрессии.

Всем давно видно, как официальный Вашингтон чрезвычайно болезненно реагирует на любые попытки сотрудничества с Тегераном третьих стран. При этом, обещая построить АЭС в другой стране пресловутой «оси зла» — Северной Корее, Америка отчаянно противится аналогичным планам РФ в Иране. Вообщем, логикой даже из приличия не пахнет в вашингтонских политиканов.

Поэтому правильно утверждают ведущие российские политологи: решение респектабельного международного финансового института — Всемирного банка — свидетельствует, что «никто, кроме США, не видит греха в сотрудничестве с Ираном. Наоборот, инвестиции позволят интегрировать Иран в мировую экономическую систему, вывести его из состояния экономической и политической изоляции, а также отчасти контролировать иранские финансовые потоки…» (Е.Солодовников).

Кроме того, принятие этого решения без оглядки на мнение Вашингтона свидетельствует о том, что Соединенные Штаты, еще недавно доминировавшие во многих международных экономических организациях, теряют свое былое влияние.

Для российской же стороны вполне приемлемой формой сотрудничества с ИРИ, призванного обеспечить взаимную безопасность и осуществить прорыв в социально-экономическом развитии, могла бы быть особая региональная организация, созданная по типу Европейского Союза. Разумеется, создание подобной структуры — отнюдь не программа действий завтрашнего дня, поскольку к пониманию важности учреждения такой организации необходимо прийти всем потенциальным ее участникам.

И столь же несомненен тот факт, что при существовании более тесного союза России и Ирана Вашингтон вряд ли посмел столь бесцеремонно сыпать угрозами в адрес Тегерана. Да, США оказывают давление на Иран, чтобы установить полный контроль над стратегическими регионами и коммуникациями. Однако в случае развязывания агрессии против ИРИ Россия может столкнуться с серьезными последствиями такой акции: война придет на границы РФ. Хотя Иран не несет какой-либо опасности для мирового сообщества. И многие выдвинутые иранской стороной мирные инициативы были поддержаны не только исламскими государства, но и европейскими странами.

По вполне понятным причинам ни Москва, ни Тегеран не заинтересованы в присутствии американских войск в Центральной Азии и Закавказье. Россия открыто разделяет подход иранской стороны, согласно которому «страны региона должны совместно, без участия иностранных держав обеспечить безопасность региона».

Центральная Азия — жизненно важная для наших стран зона, где, к сожалению, отмечается отсутствие успехов в урегулировании ряда региональных конфликтов и, прежде всего, конфликта в Афганистане. Среднеазиатские республики бывшего СССР, порой принято называть «евразийскими Балканами», учитывая, в первую очередь, их конфликтогенный потенциал.

Помимо же Соединенных Штатов в создании иранско-российского альянса (в котором, как минимум, один из партнеров имеет ядерное оружие) явно не будет заинтересован Израиль.

Еще бы: когда гвоздем программы на параде в Тегеране становится баллистическая ракета «Шехаб-3» под знаменем с надписью «Мы сотрем Израиль с карты» невольно призадумаешься. Тем более что такие ракеты опасны для Израиля даже с неядерной начинкой, а строят их иранцы, как предполагается, со скоростью 20 штук в год.

Кстати, уровень проблемы возможного нанесения израильской стороной точечных ударов уже не тот, что был в 1981 году, когда израильтяне вполне успешно отбомбились по иракским объектам, а также разрушили единственный саддамовский реактор и тем похоронили угрозу разработки иракской ядерной бомбы. Теперь Израиль не рискнет ввязаться в прямой двусторонний военный конфликт. Ему потребуются силы США. А США потребуются тревоги Израиля, чтобы оправдать вмешательство в дела региона. Так плавно, будто бы само по себе, дело идет от психической атаки к авианалетам.

(Подобная вероятность, говоря словами М.Булгакова «тем более вероятна», поскольку она соответствует уже заматеревшему стилю Соединенных Штатов: под флагом стабилизации нести самую сокрушительную дестабилизацию. Месяц-другой бомбардировок и ракетных обстрелов так запужают и обессилят страну, что она, в конце концов, скажет: «Такой аятолла нам не нужен…». Кстати, объектов для атак намечено аж 125 штук. При этом выдвинуто «остроумное» предположение, что ядерные производства замаскированы в центральных кварталах городов.)

Но ведь нельзя игнорировать очевидное: если Америка решит атаковать Иран, она столкнется с единым оппозиционным фронтом. Шансы Израиля на построение мира, прими он участие в этой кампании, уменьшились бы до минимума. Также нарушился бы процесс превращения Ирана в свободное общество. В результате масштабный конфликт между США и ИРИ оказался бы куда более страшным бедствием, нежели появление у иранской стороны ядерного оружия.

А набивший оскомину вопрос «нужны ли Ирану атомные электростанции?» давно получил утвердительный ответ от множества зарубежных и российских экспертов: да нужны! И нужны именно потому, что Иран — одна из самых обеспеченных энергоресурсами стран мира. Именно поэтому и нужны. Напомним замечание Менделеева о том, что «топить нефтью — то же самое, что жечь в печке ассигнации». Атомная энергия позволит Тегерану пускать на продажу больше нефти, больше газа, не только при этом богатея, но и становясь необходимой, а потому неуничтожимой частью мировой системы.

И еще один аспект: Иран способен, а может быть и хочет иметь не меньше ядерных боеголовок, чем Израиль. Банальное желание. Когда Индия и Пакистан вооружались друг против друга атомными бомбами, мировая общественность реагировала на это довольно индифферентно. К странам, которые прежде имели ядерные программы, относят Алжир, Аргентину, Белоруссию, Бразилию, Казахстан, Ирак, Ливию, Румынию, ЮАР, Украину. А Венесуэла не так давно заявила, что желает обзавестись национальной программой атомной энергетики и готова обратиться за поддержкой к Ирану (можно не сомневаться в том, что еще одна страна будет заподозрена в попытке создать ядерное оружие).

В геополитическом же плане Исламская Республика Иран для Российской Федерации — ворота в Центральную Азию, поэтому мощь и стабильность этой страны, в определенной степени повышает, безопасность и стабильность во всем регионе. Вполне очевидно, что в случае распространения сферы действия НАТО на каспийский регион, военные угрозы Ирану могут исходить как со стороны Турции и новых ее возможных союзников в постсоветском пространстве, так и с моря, со стороны ВМС США, дислоцированных в настоящее время в Персидском заливе и их ближайших сателлитов.

И еще одно: Москва и Тегеран связаны общей бедой наступающего американского гегемонизма и само провидение подсказывает нам стать союзниками.

В пору своего расцвета шах Ирана Реза Пехлеви либерализовал экономику. В далеких его планах было сделать Иран пятой страной в мире по уровню производства. Но, возможно, он не учел, что обратная сторона либерализации откроет дорогу и явлениям массовой западной культуры — принять которые мусульманское общество оказалось неготовым… В итоге шаха смели. Но новое исламское государство унаследовало экономические замыслы поверженного монарха.

Бурные события исламской революции, захват американских дипломатов и долгое их заточение в здании посольстве, срыв операции, предпринятой Соединенными Штатами для их освобождения, надолго законсервировал в мире представление о том, что конфликт с мировым лидером заложен в самую основу внешней политики Ирана. Но когда имеешь дело с прагматиками — а кто нынче не прагматик! — нужно оставить (и Тегеран оставил!) зыбкую почву антиамериканских настроений.

А вот Германия, кстати, все более откровенно демонстрирует свою независимость от авантюрно-стратегических инициатив Вашингтона. Подтверждением тому — заявление канцлера Герхарда Шредера о том, что если переговоры с ИРИ по поводу прекращения иранской ядерной программы будут сорваны, на Тегеран должно быть оказано «исключительно экономическое давление». И далее — еще более конкретно: «Военная агрессия против Ирана категорически исключена». Посмотрим, как отреагируют Штаты на столь неожиданный дипломатический пассаж своего европейского союзника по НАТО!

Но ни в коем случае нельзя упускать из виду, что, добиваясь реализации своих целей в Каспийском регионе, США и их союзники стремятся и будут стремиться впредь разобщить прикаспийские государства. Они порой небезуспешно направляют свои усилия, прежде всего, на то, чтобы добиться подмены национальных интересов постсоветских государств эгоистичными интересами отдельных бизнес-компаний.

Подытоживая, можно с уверенностью говорить о том, что в создавшихся условиях установление мира и стабильности в Закавказье, Центральной Азии, Каспийском регионе и защита жизненно важных интересов России и Ирана должны выступать в качестве высших приоритетов двух стран. Такая постановка вопроса настоятельно диктует проведение нашими государствами такого курса, который бы предусматривал обязательство обеих сторон воздерживаться от односторонних шагов, способных привести к ухудшению отношений между Москвой и Тегераном.

Ну а что касается перспектив создания юридически оформленного регионального альянса — будущее покажет. Одно очевидно: дружить надо в первую очередь с географическими соседями.

Теги

Об авторе

Салимханов Гаджи

Салимханов Гаджи

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.