Eurasian News Fairway

Жуткие игры с белой смертью…

Жуткие игры с белой смертью…
Ноябрь 02
12:00 2005

Цвет у большинства наркотических средств, как хорошо известно, — белый. Да вот беда: последствия (как личные, так и общесоциальные) — отнюдь другого цвета. Спросите, какого? Давайте порассуждаем вместе.

Да, конечно, человек использовал наркотики всегда, но в первобытных обществах их потребление регламентировалось ритуалом, на традиционном Востоке — обычаем, в демократических государствах их место должен определять закон. Но закон зачастую входит в противоречие с бытовыми и социокультурными нормами.

И «лучший» пример тому — Голландия. Известно, что Королевство Нидерланды (полное юридическое название страны) является своего рода эталоном терпимости в отношении наркотиков. Там потребление наркотиков не считается преступлением.

В кофейнях Голландии официально разрешается приобретение «небольших» доз (до 30 граммов) легких наркотиков — марихуаны и гашиша. Власти государства считают, что лучше взять продажу «легкого» (?) зелья под свой контроль, чем бороться с черным рынком. При этом, правда, утверждается, что, мол, криминальные поставки в эти же кофейни «строго преследуются». Юридически использование наркотиков разрешено лишь в медицинских и научных целях под контролем министерств здравоохранения и юстиции.

К сожалению, опыт Голландии перенимают на другом конце света — в Австралии. С 1 сентября 1998 года Виктория стала четвертым австралийским штатом (после Южной Австралии, Северной территории и Австралийской столичной территории), смягчившим законы в отношении марихуаны. Шеф полиции Виктории Роберт Старлет заявил, что потребители марихуаны, арестованные впервые, не будут подвергаться уголовному преследованию, «если найденная при них доза не превысит 50 граммов…».

Ну а что же с Россией-матушкой?

Да, действительно, на сегодняшний день при все возрастающем сотрудничестве и взаимодействии основных отечественных наркогруппировок и расширении их международных связей в нашей стране пока еще (пока!) не сложился какой-либо явный наркокартель типа «медельинского», который мог бы при определенных условиях начать активно входить не только в экономическую, но и в политическую деятельность.

Это, однако, не означает, что такая опасность отсутствует. Если верить специалистам из МВД РФ, то течение последних 7 лет состоялись по крайней мере шесть встречь руководителей российских преступных группировок с наиболее влиятельными в мире наркобизнеса структурами из США и Латинской Америки. Две из них прошли в Колумбии, три — на островах Карибского бассейна, одна — в США. На них, как утверждают милицейские эксперты, обсуждался вопрос о глобализации сотрудничества в сфере распространения наркотиков и создании благоприятных политических условий для этого на национальном уровне.

Основным партнером российской оргпреступности в наркобизнесе с латиноамериканской стороны является крупнейший колумбийский картель «Кали», специализирующийся в отношении России на поставках кокаина.

О выгоде зарубежных криминальных структур свидетельствует хотя бы то, что в начале 2000-х годов цена 1 грамма кокаина в Москве достигала 200–250 и более долларов при стоимости этого же количества в странах-производителях — 20–30 долларов.

Уже лет десять как стало можно говорить о наркотиках и наркомании открыто, но к ним подходят таким же образом, как к гомосексуализму или к проституции. О наркотиках надо говорить комплексно, иначе никакие (даже самые жесткие) меры ничего не решат. Тем более что мы даже не знаем, чего хотим добиться. И чего добиться можем.

Киргизия, где на семи тысячах гектаров госплантаций для медицинских целей выращивалось более 15 % мирового производства опия, стало местом паломничества наркодиллеров со всего Союза. А бесхозные дикие заросли индийской конопли в Чуйской долине, по мнению специалистов, могли одним сезонным урожаем покрыть потребности и Европы, и Азии. Но, в лучших традициях советской эпохи, сработал принцип «нет постановления — нет проблемы» и «белая смерть» начала своё наступление на одну шестую часть суши.

Хорошо известно, что торговля наркотиками — самый прибыльный бизнес на свете. Ежегодный оборот российского наркорынка составляет более 2,5 миллиардов долларов. Арифметика рынка проста: из десяти килограммов сырца получают около одного килограмма героина, за который оптовые покупатели заплатят «химику-аборигену» в пределах ста долларов. На улицах Москвы за героин хорошей очистки покупателю-наркоману придется выложить 85–90 долларов, но уже из расчета за один грамм (на жаргоне чек). Впрочем, прежде чем московский наркоман приобретет желанный чек, наркотику еще нужно добраться до территории России. А для этого наркокурьерам с грузом «белой смерти» предстоит пересечь не одну центрально-азиатскую страну.

Основная угроза для России и других государств СНГ и Европы исходит из так называемого «золотого полумесяца» — это Афганистан и отчасти Пакистан. Именно здесь производится до 60 процентов поставляемых в мире наркотиков. Большая часть афганских опиатов переправляется в Таджикистан, а уже оттуда дальше — через Киргизию, Узбекистан и Казахстан в Россию, которая оказалась для наркодельцов и прекрасным рынком сбыта, и удобным транзитным путем для переправки смертельного груза в Европу. Именно афгано-таджикский героин и опий и наводняют российский наркорынок.

Афганистан — несомненный лидер в мире по незаконному производству опия и героина. Внутренняя ситуация, которая много лет определялась вооруженным противостоянием, подтолкнула население заниматься выращиванием опиумного мака и производством наркотиков. Для многих афганцев это единственный способ выживания в стране с разрушенной экономикой. Динамика роста производства наркотиков очевидна.

По разным источникам, на территории Афганистана существует более 400 лабораторий для переработки урожаев опийного мака. Причем в основном эти «лаборатории» максимально примитивны. Их оснащение, как правило, ограничивается большой бочкой, котлом, связкой дров, опием-сырцом да небольшим количеством кислоты уксусного ангидрида. Тем не менее это нехитрое оборудование позволяет за сутки сварить от 10 до 20 килограммов коричневой субстанции — химической основы для производства морфина, потом перерабатываемого в героин.

Самый удобный путь переправки произведенных в Афганистане наркотиков в Россию и далее в Европу — через афгано-таджикскую границу. Ее полторы тысячи километров не способны взять под полный контроль ни 11-тысячный контингент российских пограничников, ни местные правоохранительные органы. Переправившись через горную реку Пяндж, афганские контрабандисты — продавцы опиатов — передают свой преступный товар таджикским наркодилерам и, получив обговоренное долларовое вознаграждение, возвращаются домой. А переданному ими героину предстоит отправиться в путь дальше, к российскому и европейскому потребителю.

Захиревшие в Таджикистане промышленность и сельское хозяйство, массовая безработица, невозможность содержать семьи на должном материальном уровне оказались на руку тем, кто, выбрав сферой своей деятельности наркобизнез, набирает армию наркокурьеров. В аналитическом докладе российского Центра стратегического развития «Наркотическая война против России» утверждается, что сегодня в шестимиллионном Таджикистане «только ленивый не занимается наркотиками». Одни по долгу службы и велению сердца, как могут, противостоят этой заразе (таких меньшинство), другие в меру своих потребностей и служебного положения пытаются нажиться на чужой беде (таких подавляющее большинство).

Но вернемся к нашим (российским) баранам.

Пожалуй, наиболее мощный импульс наркотизации России придала глупейшая по своей сути и исполнению антиалкогольная кампания. В деревнях и селах забулькали самогонные аппараты, а на улицах городов стало проще и дешевле купить «косячок» или «колеса», чем бутылку водки. И пока старшее поколение осаждало виноводочные магазины, травилось тормозной жидкостью, молодое поколение все больше запутывалось в сетях наркоторговцев. Последние поняли, что наступил их звездный час и оперативно отреагировали на запросы населения: для постоянных клиентов цены были снижены, а новички получали первую дозу «за счет фирмы».

Отечественные умельцы тоже не сидели без дела. В начале 80-х группа московских и ленинградских студентов-химиков изготовила героин из растительной массы опийного мака. Их «подвиг» десятилетие спустя повторили в Казанском медицинском институте, синтезировав препарат триметил-фентонил, который оказался в пять с половиной тысяч раз сильнее, чем морфин.

Окончательно и бесповоротно торговцы «белой смертью» расправили крылья с развалом Советского Союза (к чему, вероятно, наркобоссы тоже приложили руку). Теперь милиция, спецслужбы и погранвойска, растащенные по национальным квартирам и потерявшие взаимодействие, уже не могли помешать им резвиться на обломках Империи.

Вот уже несколько лет подряд во второй половине июня, накануне Международного дня борьбы с наркоманией, на металлургическом комбинате в узбекском городе Бекабад устраивается церемония публичного сжигания наркотиков. Перед ее началом здесь же, на комбинате, проводят пресс-конференцию для местных и зарубежных журналистов.

Представители правоохранительных органов отчитываются о своей работе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Как ее успех демонстрируются наркотики, изъятые у наркодельцов узбекскими спецслужбами и милицией в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Подходит время начала главного действа церемонии, и вот в жерло металлургической печи летят сотни килограммов «белой смерти». В вареве разжиженного металла они быстро сгорают, олицетворяя спасение жизни сотен, а может, и тысяч тех, кто мог бы себе на погибель употребить эту «дурь».

Однако, как утверждают знающие люди, правоохранительным структурам центрально-азиатских государств удается конфисковать всего лишь около пяти процентов контрабандного наркотика. Несмотря на все усилия правоохранительных органов стран-наркокоридоров, ежегодно в Россию поступает не менее 400–450 тонн наркоты.

Правда, в последние годы государства Центральной Азии получают изрядную международную техническую помощь для перевооружения спецслужб, занятых борьбой с незаконным наркооборотом. Это в определенной степени позволяет надеяться на то, что эффективность их работы повысится.

Знающие люди утверждают: для того чтобы приостановить поток наркотиков в Россию с южного и восточного направлений, недостаточно поставить заслон на ее границах, поскольку сделать их полностью непроницаемыми в силу целого ряда причин просто невозможно. Ожидать же падения производства наркотических веществ в азиатских государствах нереально, учитывая то обстоятельство, что оно сконцентрировано в странах, где продолжаются внутренние вооруженные конфликты и сохраняется нестабильность (Бирма, Афганистан), где государство неспособно контролировать ситуацию или слишком коррумпировано (Пакистан, Вьетнам). Кроме того, наркобизнес является одним из наиболее прибыльных видов деятельности.

А ведь было время (до конца 80-х годов), когда Советский Союз считался страной достаточно благополучной в отношении распространения и потребления наркотиков. Теперь же в России наркотики можно купить везде: на рынках, в метро, на дискотеках, в школах и вузах. В Москве во многих высших учебных заведениях, несмотря на предпринимаемые со стороны руководства вузов усилия, наркомания принимает все более открытые формы.

Распространение наркомании на территории бывшего Советского Союза, и в первую очередь России, происходит угрожающими темпами. Шесть лет назад в России больных наркоманией, по официальным данным, было меньше 40 тысяч. Сегодня, по признанию заместителя главврача НИИ наркологии Минздрава РФ Александра Козлова, этой болезнью страдают «около трех миллионов россиян в возрасте от 13 до 25 лет. В действительности же эта цифра занижена как минимум в три раза».

Согласно же самым пессимистическим оценкам к середине 2000 года количество наркоманов в России перевалило за девять миллионов человек.

Таким образом, с учетом возрастной категории большинства наркоманов (13–25 лет) под угрозой оказывается фактически все новое поколение страны. Практика показывает — за 365 дней один бывалый «наркоша» приобщает к употреблению героина, кокаина или марихуаны почти десяток новобранцев. Если «чума ХХ века» такими темпами будет распространяться по России и дальше, то через десять лет в нашей стране каждый пятый гражданин не сможет обходиться без наркотиков.

Приходится признать: общественное сознание в России до сих пор не выработало целостного подхода к этой проблеме.

И чем обернутся для нашей страны эти жуткие игры с белой смертью уже в ближайшей перспективе — можно только догадываться.

Теги

Об авторе

Сайфутдинов Григорий

Сайфутдинов Григорий

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.