Eurasian News Fairway

Тяжкие вериги военно-политической «девственности»

Тяжкие вериги военно-политической «девственности»
Февраль 04
12:00 2006

Не так давно на одном из международных семинаров известный румынский политолог Роман Дариеску высказал весьма оригинальную (и точную по сути) мысль о том, что нынешнее поведение руководства Североатлантического Альянса напоминает "жеманство застарелой девицы, осознающей свою перезрелость и, вместе с тем, патологически боящейся потерять единственный предмет своей спесивости — невинность…".

Вот уж точнее не скажешь… «Невинность» (в толковании натовских стратегов) — в смысле неприкасаемости и этакой «недотрожности» со стороны каких-либо международных структур и альянсов. Восприятии себя чем-то единственным и неповторимым в современном мироустройстве. Особенно после ликвидации главного военно-политического «искусителя» НАТО — Варшавского Договора, попортившего Брюсселю много нервов, но так и, к великому сожалению, и не успевшего… Сами догадываетесь — чего обычно не успевают сотворить с девственниками (в международном военно-политическом контексте, разумеется).

Да вот беда — меняется нынешний мир! Причем меняется в сторону категорического отрицания сварливых и временами весьма агрессивных «блоковых недотрог», возомнивших себя пупом Земли и воспретендовавших на безоговорочное подчинение себе всех и вся. Все громче и все активнее заявляют о себе бывшие участники того самого столь нелюбимого ранее натовцами Варшавского Договора. И отмолчаться Альянсу на подобные заявления становится все труднее и труднее.

Простой пример — история развития взаимоотношений НАТО с пока еще молодой Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ, в которую, как известно, вошли шесть из 15 бывших советских республик), созданной всего лишь 13 лет назад, в последней четверти 1993 года.

Переждав определенный этап, юридически необходимый для официального признания ее Организацией Объединенных Наций в статусе региональной организации в области безопасности (что и произошло в конце 2004 г.), «мини-Варшавский пакт» стал наблюдателем при Генеральной Ассамблее ООН. И с этого времени началось самое интересное.

Первым делом Совет коллективной безопасности (высший орган ОДКБ) принял решение поручить генеральному секретарю Организации Договора о коллективной безопасности Николаю Бордюже «вступить в контакт с генеральным секретарем Организации Североатлантического договора». В диалог, который сам по себе напрашивался с учетом близости принципиальных позиций, официально заявленных организациями по вопросу противодействия современным угрозам и вызовам.

Для зондирования ситуации Бордюже было настоятельно рекомендовано акцентировать внимание натовских «коллег» на возможности плодотворного сотрудничества по таким архиважным направлениям, как региональная и международная безопасность, противодействие международному терроризму, незаконному обороту наркотиков и оружия, организованной преступности, нелегальной миграции и т.д.

Вообщем, ничего такого нового, что не было бы уже отражено в глобальной военно-политической доктрине, стратегических концепциях и многочисленных оперативно-тактических планах Североатлантического Альянса.

Исходя из поставленной задачи, генсек ОДКБ направил письмо с предложением о сотрудничестве своему атлантическому коллеге Я. Де Хоопу Схефферу, ответа на которое по-первости, разумеется, не получил. Но не очень расстроился, бодро поясняя журналистам при каждой удобной возможности, что, мол, натовцам «сложнее, чем нам, понять: мир сегодня совершенно другой».

И ведь действительно: не будем забывать то крайне важное обстоятельство, что на протяжении достаточно длительного исторического периода нынешние государства-члены ОДКБ были противниками НАТО. И что Брюсселю требовалось пройти через совершенно конкретную «психологическую ломку» (Н.Бардюжа) на пути к осознанию утраты своего почти что сложившегося статуса мирового военного гегемона. Можно только посочувствовать.

А тут еще сам генсек Организации Договора о коллективной безопасности подлил масла в огонь растрепанных чувств Альянса, на полном серьезе заявив, что он как лицо, наделенное полномочиями «не считает установление взаимодействия с НАТО жизненно необходимым аспектом» для возглавляемой им организации. Поскольку «в мире достаточно структур, с которыми ОДКБ сотрудничает весьма плодотворно».

Кстати, здесь Бордюжа ни капли не лукавит: в современном мире, стремительно уходящим (к искреннему негодованию и огорчению Соединенных Штатов) от гипертрофированной однополярности, действительно предостаточно упомянутых генсеком структур, с коими можно и должно устанавливать отношения долговременного, равноправного и результативного партнерства.

В этом перечне — и ОБСЕ в лице его Антитеррористического подразделения (АТП), в ходе консультаций с руководством которого были обсуждены все перспективные направления и формы сотрудничества. Так, секретариат ОДКБ посетили генеральный секретарь ОБСЕ, руководитель АТП, координатор Рабочей группы ОБСЕ по вопросам пограничной безопасности. Они согласовали совместные шаги в вопросах, касающихся безопасности, борьбы с наркоугрозой, создания контртеррористической сети, усиления контроля за распространением ПЗРК, взаимодействием пограничных, таможенных, миграционных служб. ОДКБ, в свою очередь, приняла участие в подготовке главного документа ОБСЕ последних лет — «Стратегия реагирования на угрозы безопасности и стабильности в XXI веке».

В этом перечне — и структуры Содружества Независимых Государств: Исполком СНГ, Антитеррористический Центр (АТЦ), Межправительственная комиссия Содружества по вопросам противодействия незаконной миграции, Межпарламентская Ассамблея СНГ и др.

В этом перечне — и ЕврАзЭС, с которым ОДКБ еще в октябре 2004 г. подписала Протокол о взаимодействии секретариатов двух организаций, предусматривающий регулярный обмен информацией и документами, представляющими взаимный интерес, экспертную помощь, создание при необходимости совместных рабочих групп (имеются в виду тесные партнерские отношения в таких вопросах, как пограничная политика, экспортный контроль, противодействие отмыванию нелегальных доходов).

В этом перечне — и это принципиально важно! — Шанхайская Организация Сотрудничества как совершенно конкретный (что в НАТО уже осознали) военно-политический блок, два основных члена которого — Россия и Китай — обладают мощным ракетно-ядерным потенциалом.

Причем налаживание партнерских отношений между Организацией Договора о коллективной безопасности и ШОС осуществляется решается последовательно и весьма результативно. А иначе и быть не может, поскольку организации, имеющие большую общую зону ответственности, решают целый ряд схожих задач, что диктует необходимость координации их усилий.

Большинство аналитиков уверено, что именно объединение потенциалов ОДКБ и ШОС не только позволит координировать действия и избежать дублирования, но и «будет способствовать укреплению многополярности современного мира».

И еще один немаловажный аспект взаимоотношений между ОДКБ и НАТО — сугубо военно-стратегический. Здесь надо вспомнить вот о чем:

Во-первых, о возможности превентивных ударов — причем, не ядерных — российское военное руководство заявило только после того, как в декабре 2002 года об этом первым сказал Джордж Буш.

Во-вторых, к «оси зла» Соединенные Штаты относят не только Иран, Сирию, Северную Корею, но и Белоруссию (объединение с которой есть для РФ вопрос жизненно важный), и за океаном все громче раздаются голоса о том, что и Россию пора бы включить в эту ось.

Поэтому к прямому конфликту с США и НАТО (упаси господь, конечно!) наша страна может приблизится даже ранее, чем это предполагают самые оптимистично настроенные военные эксперты…

Известно, что все свои мероприятия по военному строительству Соединенные Штаты и Альянс в целом проводят под девизом борьбы с мировым терроризмом. Однако ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе стратеги не дают четкого определения этому понятию. Практически во всех доктринальных документах военного ведомства Америки и в основополагающих документах НАТО оно настолько размыто, что под это определение вполне можно подвести как ячейки экстремистов, так и целые государства.

Например, регулярно организуемые под этим девизом Альянсом совместно с младшими прибалтийскими «братьями» учения на Балтийском море. «Борьба с международным терроризмом» Соединенных Штатов Балтике? Абсурд! Но в равной степени и совершенно реальный факт (имеются ввиду учения).

Вот поэтому и раздаются все чаще с российской стороны голоса, что, мол, России пора прекратить игру с американцами на одном поле и без обиняков покинуть т.н. «антитеррористическую коалицию». Покинуть и громко заявить хотя бы о нейтралитете в конфликте между США и исламским миром…

Логика в подобных призывах, разумеется, есть. Ведь совершенно очевидно стремление Вашингтона выставить нашу страну, как сказал Э.Хаттингтон, «на форпост столкновения двух цивилизаций». Однако эти логические построения, к сожалению, незавершены. Разве, следуя данной логике, Москве не требуется публично и ясно сказать, что в Чечне и вообще на Кавказе Россия сражается не с «международным исламским терроризмом», а с внутренним бандитским сепаратизмом? Только так и не иначе!

(Кстати, совершенно недопустимо соединять эти два категорически несовместимых понятия — «ислам» и «терроризм». Это столь же нелепо, как изрекать перлы о «терроризме христианском», «терроризме иудейском» и «терроризме буддистском». Другое дело, что ислам, являясь одной из 4-х основных мировых религий, имеет в отличие от них несравненно более жёсткий дисциплинарный кодекс и конфессиональные идиологемы, что в определенных ситуациях облегчает вовлечение в противоправную деятельность наиболее радикально настроенную часть мусульманской уммы. Но это — тема для отдельного и очень серьезного разговора.)

Так что Североатлантический альянс, стремясь «бросить Россию по танки» в той самой борьбе с международным терроризмом и при этом явно игнорируя инициативы ОДКБ по развитию честных партнерских отношений, продолжает демонстрировать свою неспособность избавиться от стереотипов холодной войны.

Да и вообще-то, кто кого должен просить о взаимодействии? Особенно принимая во внимание тот неоспоримый факт, что у НАТО нет ни малейшего мирного, гражданского потенциала. Как совершенно верно отметил вице-президент Академии геополитических наук генерал-полковник Леонид Ивашов (в недавнем прошлом — начальник Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ): «У альянса сегодня нет возможности перевести операцию из военной стадии в полицейскую и далее в гуманитарную. У НАТО есть только одна способность — проводить военные операции».

А у Организации Договора о коллективной безопасности спектр применения куда как шире! Так, например, помимо собственно военной составляющей в формате Организации сотрудничают министерства внутренних дел государств — членов ОДКБ, структуры госбезопасности, а также антинаркотические, антитеррористические ведомства и т.п. В перспективе просматривается создание гуманитарных, спасательных и санитарно-эпидемиологических структур.

И что, казалось бы, нам не сотрудничать? Ведь враг-то, по словам самого Вашингтона, у нас один! Ан нет, сохраняющиеся тяжкие вериги военно-политической «девственности» Альянса все еще затуманивают ему видение самых элементарных вещей. Ей богу, жаль.

Об авторе

Сняткович Игорь

Сняткович Игорь

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.