Eurasian News Fairway

Экспертные оценки операций ООН по поддержанию мира (в контексте агрессии США в Ираке)

Экспертные оценки операций ООН по поддержанию мира (в контексте агрессии США в Ираке)
Март 25
12:00 2003

Уважаемые интернет-коллеги!

С искренним интересом ознакомился с Вашими аналитическими материалами. Особо — в части, касающейся американо-английской агрессии в Ираке. Если считаете возможным — разместите на Вашем веб-сайте полемические размышления моих коллег-политологов относительно правовой стороны «поведения» США и Великобритании.

Мне лично видится возможным озаглавить эту статью "Экспертные оценки операций ООН по поддержанию мира (в контексте агрессии США в Ираке).

Теперь — по сути:

Московские и отдельные зарубежные эксперты (Аналитический Центр «ARIES» и др.) считают необходимым рассмотреть характер и правомерность операций Организации Объединенных Наций по поддержанию мира (с учетом происходящих в Ираке без санкции Совета Безопасности ООН военных действий).

Напоминая о том, что одной из целей создания ООН было ограничение применения вооруженной силы государствами в международных отношениях, аналитики подчеркивают, что основной принцип современного международного права заключается в запрете применения силы или угрозы силой в международном общении (п. 4 ст. 2 Устава ООН). Этот принцип jus cogens дополняется другим не менее важным: «все международные конфликты и споры должны решаться только мирными средствами» (п. 3 ст. 2 Устава ООН). Применение вооруженной силы допускается только в исключительных случаях, предусмотренных в Уставе

Организации Объединенных Наций:

1) при осуществлении государствами права на индивидуальную и коллективную самооборону в случае вооруженного нападения со стороны третьих государств (ст. 51 Устава ООН);

2) при соответствующем решении о применение силы Совета Безопасности ООН в случае угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии (ст. 39, 42 Устава ООН).

Однако, как отмечают эксперты «ARIES», в мире за последние 15 лет «сложилась опасная тенденция», которая заключается в том, что все чаще применение вооруженной силы при проведении миротворческих операций ООН осуществляется без соответствующей на то санкции СБ ООН. Более того, субъектами применения вооруженной силы, противоречащего международному праву, становятся государства, которые «должны были бы наоборот остановить подобную ситуацию». Эти государства — постоянные члены Совбеза, одновременно входящие в ряд региональных военно-политических блоков (НАТО, ЗЕС) и «узурпировавшие полномочия Совета Безопасности по проведению операций ООН по поддержанию мира не только в отдельно взятом регионе, а во всем мире…».

Анализ вооруженных конфликтов (ВК), начиная с Кореи (1950–1953 г.г.) и заканчивая войной на территории ныне не существующей СФРЮ, показывает, что произошло не только их количественное наращивание, но и качественное изменение (диверсификация) ВК: увеличилось число локальных конфликтов международного и немеждународного характера.

Поэтому государства были вынуждены разработать механизмы предотвращения и разрешения подобных конфликтов в рамках созданного ими же «правового поля». Основной сложностью при разработке подобных механизмов было то, что при их разрешении «фактически невозможно было избежать применения вооруженной силы». Основным условием легитимности применения вооруженной силы было признано санкционирование Совета Безопасности ООН и контроль со стороны ООН и ее структур, в частности — Военно-Штабного комитета (которое впоследствии государства перестали соблюдать).

Одним из механизмов разрешения вооруженных конфликтов с применением вооруженной силы (другое название — «принудительные военные меры») стали операции ООН по поддержанию мира (ОПМ). Изначально ОПМ не предусматривались государствами, учредившими Организацию Объединенных Наций. Поэтому Устав ООН не содержит положений, предусматривающих процедуру их осуществления и контроля над ними. Их создание относится к началу периода «холодной войны» по той причине, что политическое противостояние двух основных политических систем (социалистической и капиталистической) и государств, в них входящих, по сути приостановило эффективное функционирование системы коллективной безопасности ООН (легитимизирована главой VII Устава ООН).

По мнению аналитиков, СССР долгое время «игнорировал проведение ОПМ как таковых». Основной причиной этого являлся тот факт, что войска двух военно-политических блоков (НАТО и ОВД) «никогда бы не объединились под флагом Организации Объединенных Наций для проведения миротворческих операций».

(Впервые термин «операции по поддержанию мира» был введен в 1965 г. Генеральной Ассамблеей ООН. После падения политических режимов в странах бывшего социалистического лагеря число ОПМ возросло. Если за 40 лет деятельности ООН со дня ее образования было проведено 13 «операций», то за последние 13 лет их число превысило 30.)

Анализируя правовой статус «операций по поддержанию мира» и цели, которые они предназначены решать, эксперты затрудняются определить общий для всех ОПМ статус, т.к. он «в каждом конкретном случае зависит от характера и масштаба конфликта, его продолжительности и многих других факторов». Однако, исходя из официальных документов, в которых перед «операциями» ставились определенные цели и задачи, специалисты выделяют следующие категории ОПМ:

1) наблюдение за условиями перемирия, прекращением огня или военных действий;

2) обеспечение разъединения вооруженных сил в конфликте;

3) содействие законному правительству в предотвращении вооруженного вмешательства извне или ликвидации последствий такого вмешательства;

4) недопущение дальнейшей интернационализации конфликта;

5) обеспечение оказания гуманитарной помощи.

(При осуществлении ОПМ под флагом ООН объединяются полицейские подразделения, гражданские наблюдатели, военные части, «что необходимо для комплексного решения существующих в конфликте проблем».)

С учетом изложенного, эксперты подробно рассматривают правовой механизм осуществления «операций по поддержанию мира» в соответствии с международным правом: Согласно Уставу ООН, начиная с момента начала и до конца осуществления «операций» все основные решения, связанные с их проведением, принимаются «исключительно» Советом Безопасности ООН, который вначале принимает решение о посылке в конкретную точку страны контингента Организации Объединенных Наций и предусматривает в резолюции мандат (который обычно продлевается в случае необходимости) этого контингента, его основные задачи.

Однако, данный порядок («нормативное требование») применения принудительных мер с вооруженной силой в виде ОПМ «существует в большинстве случаев только на бумаге…».

В реальности, «в большинстве случаев все происходит с точностью до наоборот»: ООН самоустраняется от осуществления прямой обязанности и права контролировать проведение «операций» уже на первоначальном этапе. После принятия решения о проведении ОПМ, их практическая реализация «почти автоматически» возлагается на отдельные государства или региональные организации коллективной безопасности.

По убеждению аналитиков, это приводит к тому, что подобная практика проведения ОПМ:

— нарушает самый главный вопрос международного права (т.е. само международное право) — существующий порядок применения вооруженной силы;

— позволяет крупным державам «практически безнаказанно» лишать государства-противники права на защиту и «уничтожать их как субъекты международного права».

В данном контексте эксперты «ARIES» анализируют т.н. «миротворческую операцию» в Косово (подразумевая, естественно, ситуацию в Ираке) как «типичный» случай ОПМ, «незаконно осуществленной» под непосредственным командованием стран — членов НАТО:

Причиной данного вооруженного конфликта явились столкновения на межэтнической, религиозной почве, а также политическое противостояние между структурами федеральной власти СРЮ и бывшей автономии Косово.

Согласно Уставу ООН, Совет Безопасности принял несколько соответствующих резолюций, направленных на ликвидацию конфликта политическими средствами. Однако, на той стадии, когда конфликт перешел в открытое вооруженное противостояние (жертвами которого стали около 1,2 млн. беженцев, заполонившие соседние с Югославией государства), СБ ООН «вновь самоустранился» от проведения практической фазы ОПМ. В итоге, страны НАТО «получили карт-бланш для расправы над старым политическим противником», поскольку со стороны Организации Объединенных Наций международный контроль полностью отсутствовал. Тем не менее, Северо-Атлантический Альянс проводил «миротворческую операцию» по-прежнему де-юре от имени ООН.

Результатом подобной ОПМ явились массированные обстрелы территории Югославии, уничтожение практически всех коммуникаций страны, большинства крупных и средних предприятий, жилых домов, более 2000 гражданских лиц.

Однако, по утверждению аналитиков, главный итог данной «операции» заключался в следующем: группа государств получила возможность неограниченного применения силы при полном игнорировании Устава ООН и без санкции Совета Безопасности ООН (мотивируя свои действия «массовыми и грубыми нарушениями прав человека в СРЮ»), что является прямым нарушением международного права.

(Позднее в новой доктрине НАТО государства-участники официально закрепили возможность организации «самостоятельно осуществлять миротворческие операции» (т. е. применять силу за пределами стран-участниц), тем самым практически полностью выведя Северо-Атлантический Альянс из-под юрисдикции Организации Объединенных Наций.)

По оценкам экспертов, уже сама международно-правовая мотивировка и обоснование подобных Соединенными Штатами и странами Западной Европы подобных действий «имеет уголовно-уникальный характер»:

1. Предполагается наличие «невидимого противника», который «стремится дестабилизировать международную обстановку».

2. Введена в правовую доктрину новая юридическая дефиниция — «гуманитарная интервенция», подразумевающая и позволяющая применение вооруженной силы за пределами региональной международной организации коллективной безопасности в отношении любого государства, на территории которого происходят «грубые и массовые нарушения прав человека».

(В современном международном праве официально утверждена норма, согласно которой «проблема прав человека не является исключительным вопросом государства», что предполагает использование различных международных контрольных механизмов по защите прав человека, но в то же время не дает юридического права другим государствам вмешиваться во внутренние дела других суверенных государств.

В связи с увеличением числа вооруженных конфликтов немеждународного характера, которые сопровождаются многочисленными жертвами среди мирного населения, центральное место занимает вопрос о соблюдении норм международного гуманитарного права. В соответствии со ст. 1, общей для всех четырех Женевских конвенций 1949 года, государства обязаны при любых обстоятельствах не только соблюдать, но и заставлять соблюдать международное гуманитарное право совместно и индивидуально. При этом исключены какие бы то ни было соображения взаимности, что означает соблюдение этого международного обязательства и в ходе проведения ОПМ как непосредственно Организацией Объединенных Наций, так и государствами, принимающими участие в их осуществлении.)

По утверждению аналитиков, т.н. «миротворческая операция» в Югославии (и происходящая в настоящее время агрессия в Ираке, реализуемая опять-таки под лозунгом «миротворчества») «стала ярким проявлением политики двойных стандартов» со стороны стран НАТО. С одной стороны, эти государства повсеместно заявляли о «массовых нарушениях прав косоваров» и «их истреблении». Но при этом ими полностью игнорировалось международное гуманитарное право, которое при осуществлении военной акции распространялось не только на албанцев, но и на сербов (прежде всего — право на жизнь).

Другой важной проблемой при проведении «операций по поддержанию мира» специалисты называют фактическую защиту беженцев и перемещенных лиц. Подобная защита гарантируется универсальной Конвенцией о статусе беженцев 1951 г., Женевскими конвенциями 1949 г. и рядом других международных соглашений. Практически во всех резолюциях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН отдельная статья посвящена проблеме беженцев. Однако в каждой конкретной ситуации положение беженцев зависит от различных факторов политического, экономического характера.

Учитывая изложенное и принимая во внимание заявление США о готовности «довести до конца военную операцию в Ираке» без санкции Совета Безопасности ООН, эксперты считают необходимым:

1. Не допустить санкционирование в СБ ООН военной операции США и их союзников в Ираке. В случае несанкционированного начала вооруженной акции:

1.1. Официально на уровне Организации Объединенных Наций констатировать нарушение Соединенными Штатаи основополагающих норм международного права.

1.2. В соответствии с Уставом ООН и Женевскими международными конвенциями 1949 г. квалифицировать действия США как «агрессию против суверенного государства» и, соответственно, сами Соединенные Штаты как «агрессора».

2. Для более эффективного осуществления операций Организации Объединенных Наций по поддержанию мира российским представителям в ООН принять меры к выполнению и соблюдению следующих условий:

2.1. Полное и неукоснительное соблюдение процедуры проведения ОПМ (согласно Устава ООН) при сохранении центрального места Совета Безопасности и «реанимации» Военно-штабного комитета Организации Объединенных Наций.

2.2. Внесение в Устав ООН поправок (или отдельной главы), которая предусматривает порядок проведения ОПМ, а также ответственность ООН и государств, принимающих участие в данных операциях в случае нарушения норм международного права.

2.3. Отказ от политики «двойных» стандартов при проведении ОПМ.

2.4. Детальная отработка практического механизма использования международной системы защиты беженцев для предотвращения гуманитарных катастроф.

Не считаю целесообразным комментировать точку зрения моих компетентных коллег. Единственное, что могу добавить как гражданин и патриот (надеюсь, что последнее — правда): Вашингтон решил испробовать «на излом» международное право. Точнее — реализовать функцию агрессора и отфиксировать при этом: как мировое сообщество среагирует на подобную ипостась США в качестве «мирового жандарма» (к сожалению, мощного и влиятельного СССР уже не существует).

И отфиксировал: беспомощное безмолвие политиков (за исключением РФ, Германии и Франции) + яростные выступления рядовых граждан по всему миру.

Об авторе

Хайцлер Евгений

Хайцлер Евгений

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.