Eurasian News Fairway

Киев мечет громы и молнии (или что проморгали на Майдане незалэжности)

Киев мечет громы и молнии (или что проморгали на Майдане незалэжности)
Март 04
12:00 2006

Смешно, но Киев все чаще мечет громы и молнии по поводу неких «оккупационных планов» России на Крымском полуострове, вещая о «незаконности» нахождения в Крыму российской военно-морской базы, о «информационной войне» Кремля «против законно избранного Меджлиса крымских татар», нарушении на территории полуострова «прав коренных этносов» и так далее.

Что же, однако, на деле?

Первое.

Майдан незалэжности, похоже, склонен не замечать волнующие всех здравомыслящих людей грубейшие нарушения прав русских в сфере вероисповедания, а так же факты вандализма на Крымской земле по отношения к каноническому Православию со стороны ряда мусульманских экстремистов при попустительстве правоохранительных органов Украины.

Как известно, высшее руководство Украины культивирует т.н. «УПЦ Украины-Руси Киевского патриархата» во главе Денисенко (Филаретом). Недавно этот гражданин посетил и Крым. Поскольку его не признают Православные Христиане, он встретился лидером т.н. татарского Меджлиса М.Джамилевым. Результат этой встречи — выход Крымского Муфтията из Межконфессинольного Совета и публичное осуждение установки памятных Поклонных Православных Крестов, приуроченных к 2000-летию Рождества Христова. После этого в Крыму начались варварские действия по уничтожения этих Крестов, названные прессой «крестоповалом».

Ни один из виновников этих актов вандализма не ответил по закону. И другие акты вандализма со стороны воодушевляемых татарским Меджлисом, как нападение на здание ВС Крыма татарскими экстремистами, избиение и обливание бензином работников милиции и т.д. не нашли должного отклика со стороны украинских правоохранительных органов. Лишь только недавно в Джанкойском городском суде получили символическое условное наказание татарские (меджлисовские) организаторы перекрытия железной дороги. И этот законной приговор был тут же охарактеризован татарской общественностью как «политическое покушение на права татарской этнической группы» (требующей, кстати, для себя особых национальных прав и привилегий).

И поэтому нет ничего удивительного, что вся сложившаяся ситуация в отношении прав русских и российских соотечественников на полуострове вынуждает публично ставить вопросы о правовом статусе русского народа в Крыму и на Украине, а так же о придании Автономной Республике Крым статуса Русской национальной автономии — Республика Таврида.

Второе.

Все чаще и чаще звучат тревожные голоса о том, что вся внешнеполитическая деятельность Турции направлена на объединение под своим протекторатом всех мусульманских тюрко-язычных народов. И с этим трудно не согласиться. Тем более что это может в ближайшей перспективе «трансформировать» крымско-татарский фактор в серьезную проблему для самого официального Киева и создать угрозу национальной безопасности Украины.

Один из наиболее тревожных моментов состоит в том, что, не имея собственной общины в Крыму, Турция все более откровенно работает с крымско-татарским населением как со своей собственной диаспорой, опираясь на крымских татар в проведении своей геополитической стратегии в Причерноморье. В этих целях Анкара использует не только общность языка и культуры двух народов, их исторические связи, но и акцентирует тот факт, что в конце ХV века крымские ханы признали свою зависимость от османских султанов, и религиозная жизнь полуострова на протяжении трех столетий ориентировалась на Турцию. Причем упор делается на то, что религиозные и культурные связи турок и татар «разорвала Россия после покорения Крыма, после чего начался отрыв крымских правоверных от исламского мира…».

Турция одновременно является главным внешнеполитическим партнером Меджлиса (лидер — Мустафа Джемилев) и осуществляет сотрудничество с ним практически по всем возможным направлениям конфессионального сотрудничества.

Для официальной Анкары Крым всегда являлся районом жизненно важных интересов, и усиление ее влияния на полуострове вдумчивые эксперты давно расценивают в качестве одной из приоритетных стратегических задач турецкого руководства в его внешнеполитической деятельности.

Сама же турецкая сторона и не думает это скрывать. Так, по словам Чрезвычайного и Полномочного Посла Турции на Украине Аджара Гермена, «вопрос о том, насколько хорошими будут отношения Турции с Украиной, непосредственно связан с Крымом».

Не будем забывать и то обстоятельство, что под патронажем Анкары осуществляется вся пантюркистская деятельность Меджлиса. Представители крымских татар регулярно участвуют в многочисленных мероприятиях и форумах общетюркского характера. Поддерживается тесная связь с крымско-татарскими меджлисами Турции, где их насчитывается более десяти, а также Германии, Румынии, Болгарии, Литвы, США. Еще постановлением третьей (внеочередной) сессии 2-го курултая крымско-татарского народа (декабрь 1993 г.) признано целесообразным создание сети представительств Меджлиса в столицах ряда государств, в первую очередь в Ташкенте, Москве, Анкаре и Нью-Йорке. При этом указанная внешнеполитическая активность осуществляется органом, не получившим на Украине официальной регистрации.

Очевидно, что Турция крайне заинтересована в укреплении позиций крымско-татарской автономии, которая, в свою очередь, позволит ей контролировать Крымский полуостров и будет принимать меры по активизации сепаратистских настроений среди татарского населения.

Но очень похоже, что подобная активность Меджлиса и его тесные связи с Турцией не вызывают какой-либо обеспокоенности на Майдане незалэжности. Официальный Киев до сих пор не осознал, что «потенциальные союзники в сдерживании русского большинства в Крыму» (Ю.Тимошенко) превращаются в самостоятельную непредсказуемую силу, а политические амбиции татар в регионе становятся агрессивными и растут быстрыми темпами…

Зато становится все более и более очевидным, что Украина в обозримом будущем не сможет решить социально-экономические проблемы крымско-татарского населения полуострова, что будет также способствовать развитию конфликтной ситуации в регионе, вести к усилению сепаратистских тенденций и укреплению отношений Меджлиса с исламским миром. При этом официальный Киев в интересах сохранения территориальной целостности Украины ни при каком варианте развития событий не пойдет на какие-либо серьезные уступки возглавляемой Джемилевым организации, включая признание татар «титульной нацией» Крыма.

И вряд ли может успокаивать временная неготовность татарского населения Крымского полуострова к широкомасштабным сепаратистским акциям и выдвижению в ультимативной форме тех или иных требований к официальному Киеву. Это пока что объясняется весьма простым (но, опять-таки, временным!) обстоятельством — незначительной пропорцией татар в составе населения Крыма и некомпактностью их проживания на территории региона.

Вместе с тем, учитывая высокую рождаемость в крымско-татарском этносе, их постоянный приток на полуостров из республик СНГ, а также тенденцию к выезду из Крыма русскоязычных жителей, через 10–15 лет татары могут составить от 40 до 50 % всего крымского населения и доминировать по своей численности над русскими, украинцами и другими нациями более чем в половине районных центров. Последнее еще более усиливает угрозу серьезных сепаратистских и межэтнических столкновений.

На сегодняшний день уже можно попытаться сделать прогноз возможных «сценариев» развития все более возрастающего уровня конфликтности в регионе:

Сценарий I. Массовые выступления населения Крыма в результате серьезного обострения социально-экономической ситуации.

В этом случае крымские татары вступят в борьбу за свое социальное и экономическое положение под сепаратистскими лозунгами и используют критическую ситуацию для завершения процесса создания собственной автономии силовыми методами, руководствуясь пропагандируемым Меджлисом (с подачи Анкары) тезисом: «Только независимая исламская крымско-татарская республика может обеспечить интересы коренного населения Крыма».

Сценарий II. Инспирирование криминальными структурами полуострова столкновений русских с татарами с целью вытеснения последних из ряда сфер экономики и торговли полуострова.

Очевидно, что при таком развитии событий правоохранительные органы Украины не смогут обойтись без использования силовых методов, и каждая из противоборствующих сторон будет рассматривать себя в качестве «несправедливо пострадавшей» и считать, что власти обеспечивают интересы ее противников. Татарское население в силу своего специфического положения более болезненно воспримет действия МВД РУ, объясняя негативное отношение к себе со стороны властей этнической близостью украинцев и русских. В данной ситуации возможны организованные массовые сепаратистские выступления татар и «встречное» применение с их стороны силы.

Сценарий III. Инициативные (неспровоцированные) силовые действия правоохранительных органов Украины против крымских татар в виде репрессий, приведших к человеческим жертвам.

В случае развития обстановки в указанном направлении со стороны крымско-татарского населения возможны (в том числе и спровоцированные заинтересованными в этом антисоциальными элементами) террористические акты, захваты заложников и т.д., что вызовет ответную реакцию властей и еще более обострит ситуацию, направив ее в русло широкомасштабного сепаратистского конфликта.

Сценарий IV. Массовые выступления русского населения за отделение Крыма от Украины, его независимость или присоединение к России.

При данном варианте исполнительная и законодательная власть полуострова будет парализована, крымские татары станут «третьей силой» в конфликте. Поскольку же защита ими территориальной целостности Украины будет равнозначна отказу от требований по созданию собственной автономии, татары будут скорее всего руководствоваться тезисом о том, что только они могут претендовать на эту территорию, поскольку являются «коренной нацией». Их действия будут направлены как против русских, так и против украинцев (что до предела обострит конфликт между ними) с целью провозглашения собственного независимого государства и использования международных организаций для юридического обоснования своих прав на Крым.

Что крайне важно — во всех четырех «сценариях» нельзя исключать возможность дипломатического вмешательства в сепаратистский конфликт Турции (возможно и других мусульманских государств), что придаст последнему затяжной характер и открытую происламскую направленность.

Причем на сегодняшний день Анкара, соблюдая дипломатический статут, не скрывает своего отношения к Крыму как к части мусульманского мира на территории СНГ. Отсюда и проистекает активизация турецкого влияния на ситуацию в автономии. Отсюда же — демонстративное отношение официальной Анкары к крымскому региону как к приоритетной зоне своей экономической и религиозно-идеологической экспансии.

И похоже, что это обстоятельство на Майдане незалэжности проморгали. Да и как тут не проморгать, когда есть куда более серьезное занятие — метания грома и молний в адрес «хищной России»…

Теги

Об авторе

Куляба Борис

Куляба Борис

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.