Eurasian News Fairway

Агрессивная риторика с геополитическим прицелом

Агрессивная риторика с геополитическим прицелом
Март 20
12:00 2006

Агрессивно-провокационная риторика с геополитическим прицелом… Именно так многие политологи все чаще расценивают заявления, сделанные за последние 2 месяца иранским президентом Махмудом Ахмадинежадом в адрес Израиля, США, МАГАТЭ, Совбеза ООН, «большой европейской тройки» и т.д.

Агрессии в риторическом камуфляже, перемноженной на провоцирующие интонации у лидера Ирана действительно — хоть отбавляй! И Израиль мол де надо с политической карты стереть, и нехорошая Европа в случае чего (т.е. при передаче «ядерного досье» ИРИ в Совбез ООН) поплатится на полную катушку, и Соединенные Штаты свою «зеленую» (читай — исламскую) революцию с ходу заполучат…

И вот шокированная до нельзя старушка Европа опускает руки и не может никак взять в толк: что это — безответственная болтовня провокатора президентского уровня, рассчитанная на откровеннейший самопиар, или этакая тонко продуманная политика, ставящие некие таинственно-угрожающие цели? Цели, европейским обывателям (да что уж там обывателям — многим политикам!) совершенно чуждые, необъяснимые и от того еще более тревожные…

А тут еще зловредная Россия стала активно разыгрывать ближнее-восточно-иранско-исламскую карту.

(После визита в Москву руководства печально известного ХАМАСА, Тель-Авив просто-напросто взвыл от злости и недоумения: Москва, мол, с нашими заклятыми врагами-террористами дружеские альянсы раскручивает, плюс отказывается признавать их этими… террористами.

Европейский политический бомонд тоже по этому поводу в недоумении очами поводит, но, будучи натасканным в европейской дипломатии, старательно делает вид, что «поддерживает миротворческие инициативы Кремля…»).

И невдомек, видно, Большой Европе, Израилю и США в придачу, что Россия для всех них (без исключения) — единственный спасательный круг в том безнадежном омуте проблем, в который почти что завела Ближний Восток и Центральную Азию дикая, до предела безрассудная политика Вашингтона и его европейских соратников в этих регионах.

Политика, построенная на силовом внедрении т.н. «общецивилизационных демократических институтов» в полиэтнические азиатские социумы, кои из феодализма-то толком еще не выкарабкались. Политика, разработчики которой попытались с упрямством олигофренов наложить кальку демократических выборных процедур (применительно к Палестине) на откровенных террористов, ставящих своей официальной целью «уничтожение сионистского государства Израиль».

Политика, все более превращающая достаточно мирный до последнего времени Иран в разъяренного волкодава, у которого отнимают по праву принадлежащую ему сочную кость…

А давайте теперь зададимся банальным вопросом: откуда у благодетелей человечества столь болезненная реакция на ими же спровоцированную агрессивность Ахмадинежада, да и в отношении самого Ирана как такового? Или, может быть, политические лидеры Северной Кореи не обещались многократно за последнее десятилетие уничтожить своим хоть и малочисленным, но тем не менее ядерным оружием «в случае любой агрессии» не то что там какой-то Израиль, а саму священную корову — Соединенные Штаты Америки? Или, опять-таки, может почудилась мировому сообществу неоднократно озвученная в середине 90-х устами бессменного кубинского лидера Ф.Кастро угроза «вычистить до основания все побережье Флориды в случае малейшей угрозы американского вторжения на Остров Свободы…»?

А как там на счет широкомасштабных национальных ядерных программ Индии и Пакистана? Да-да, того самого Пакистана, который стараниями Мушараффа до последнего момента поддерживал в 2002 г. талибов в Афганистане. Именно того самого Пакистана, на территории которого в штате Белуджистан в 70- годах XX века была с помощью США развернута подготовка этих самых талибов с целью противодействия советским войскам.

Простите, но совершенно не требуется быть титулованным политологом, чтобы понять элементарную с точки зрения международного права вещь:

Исламская Республика Иран как суверенное, независимое, крупное и быстро развивающееся государство имеет полное право (полное!) на развитие собственной энергетической программы, включая и получение обогащенного урана. Действительно, если Индия и Пакистан могут иметь ядерную энергетику и атомную бомбу, то почему это запрещено Ирану?

Ссылки же на какую-то особую «недемократичность» или «агрессивность» Тегерана здесь не просто не уместны, а звучат как откровенное издевательствот над здравым смыслом: Пакистан или Китай ничем не демократичнее Ирана, однако, эти государства обладают ядерным оружием, и международное сообщество признает их право иметь атомную бомбу.

ИРИ ничем не агрессивнее стран, обладающих ОМУ, и его возможное стремление в будущем иметь это оружие определяется, прежде всего, вполне оправданными опасениями вмешательства в его внутренние дела извне. Действительно, как должны вести себя Ахмадинежад и его администрация, если американские стратеги и теоретики открыто публикуют подробные планы «демократической революции» в Иране, инициируемой и поддерживаемой извне? Учитывая опыт недавних «цветных» революций, эти планы отнюдь не выглядят чисто теоретическими упражнениями.

А Россия как раз больше, чем кто-либо в мире осведомлена о мирном характере ядерной программы Ирана и поэтому не намерена идти на поводу у третьих игроков, этак лавируя между ИРИ, Западом и международными институтами вроде МАГАТЭ и ООН. Причем в Тегеране прекрасно понимают: Москву и ее инициативы Вашингтон очень хотел бы использовать против самого Ирана в качестве своеобразной приманки, чтобы создать видимость альтернативного выхода из сложившейся ситуации, игнорирование которой «чрезвычайно усугубит положение Исламской республики» и создаст дополнительный прецедент для легитимации в глазах мирового сообщества «силового варианта».

С другой стороны, Ахмадинежад прекрасно понимает, что этот вариант в безболезненном для мирового сообщества виде (как в случае с Ираком) по целому ряду причин невозможен, по крайней мере, в близлежащей перспективе. Не говоря уже о том, что на наземную операцию в ИРИ сегодня в мире не решится абсолютно никто. К тому же любой удар по Ирану станет для исламского мира лучшим детонатором, не говоря уже о том, что Тегеран способен достаточно жестко ответить на любую направленную против него агрессию.

Поэтому Иран сейчас поставлен перед нехитрым выбором: либо торговаться с Западом за отказ от промышленного обогащения урана на своей территории по примеру Северной Кореи, либо всеми возможными способами запутать переговорный процесс, максимально затягивая время и делая ставку на то, что Запад испугается первым и рано или поздно отступит сам.

И, наконец, самое главное: какие-такие конкретные, реальные грехи числятся за Тегераном? Какие конкретные (а не мифические типа иракского «химического оружия») угрозы для мирового сообщества от него исходили и исходят в настоящее время?

Может это именно иранская авиация превращала в руины (причем наплевав на Совбез ООН) мирные югославские города и поселки? Может это именно иранская военщина, презрев все правовые международные нормы, осуществила оккупацию Ирака, уничтожив при этом не менее 28 тысяч мирных иракцев (данные американской аналитической группы «Military Research Organization» за август 2005 г.)?

Нет, друзья, что-то не уживается элементарная логика со все более остервенелой антииранской кампанией в США и Западной Европе. Что-то другое стоит за всем этим старательно причесанным геополитическим маразмом, претендующим устами миротворцев из Вашингтона на статус «защитника общечеловеческих демократических ценностей».

А что именно? Боязнь Соединенных Штатов превращения радикального ислама в унитарный геополитический фактор в своей колыбели — на Ближнем Востоке? Что же, вполне возможно. Такая угроза сегодня действительно материализуется на горизонте, когда Исламская Республика Иран делает все возможные и невозможные попытки возглавить лидерство не только в ближневосточном регионе, но и в мусульманском мире в целом.

И не удивительно: учитывая тот факт, что исламизм сегодня повсюду находится на подъеме, Иран, как одна из ведущих держав региона, не может оставаться в стороне от процессов, происходящих сейчас в мусульманских странах.

Но вряд ли чаяния Тегерана возглавить всемирное исламское движение столь тревожат ястребов из Вашингтона. Ну не Иран, так Индонезия — какая разница, коль все равно кто-нибудь возглавит! (Для справки: Индонезия — самая крупная в мире мусульманская страна с населением более 250 млн. человек, повально исповедующим ислам суннитского толка.)

А может США опасаются, что здоровенный кусок побережья Персидского залива с богатым нефтегазоносным шельфом навсегда выпадет из под их контроля? Это уже теплее! Не будем забывать, что Исламская Республика Иран — третья в мире страна по добыче нефти и четвертая по перспективным газовым месторождениям. Похоже, что именно здесь лежат разъяснения всех потуг Белого Дома «демократизировать» Иран и «предотвратить ядерную угрозу» с его стороны. Овчинка выделки, как говорится, стоит!

Да вот беда: при всех самых трезвых военно-политических прогнозах остается один-единственный слабо прогнозируемый фактор — субъективный, завязанный на сугубо личные и непредсказуемые опасения американского руководства по поводу своей политической будущности.

Имеется в виду следующее: если в ближайшие месяцы и годы экономическая и политическая ситуация в США обострится, то американской политической элите в очередной раз понадобится сплотить нацию путем мобилизации против внешнего врага, на роль которого вполне может быть «назначен» Иран. И вот именно тогда любые, даже вполне правомерные и никому не угрожающие действия Тегерана станут поводом для нагнетания истерии вокруг иранской ядерной программы, для обработки общественного мнения в нужном для американской администрации ключе и, наконец, для нанесения ударов по Исламской Республике Иран…

Что тогда произойдет с ситуацией на всем Ближнем и Среднем Востоке (в плане ее дестабилизации, разумеется) — и думать не хотелось бы. Последствия будут в прямом смысле этого слова самыми жуткими для всего мира, включая и открытый «конфликт цивилизаций».

И именно поэтому сегодня для Махмуда Ахмадинежада как никогда актуально объединение вокруг своей страны большей части мусульманских государств, как и Иран не испытывающих к США теплых чувств. Объединение даже посредством использования откровенной агрессивно-провокационной риторики, призванной продемонстрировать всем правоверным несгибаемость духа наследников идей Хомейни. Риторики с откровенным геополитическим прицелом.

Теги

Об авторе

Кучеров Евгений

Кучеров Евгений

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.