Eurasian News Fairway

Избежать ура-патриотизма провокационного толка

Избежать ура-патриотизма провокационного толка
Октябрь 31
12:00 2006

19 октября сего года произошло то, что политический истеблишмент Российской Федерации (впрочем, как и Республики Грузия) ожидал как нечто совершенно однозначно прогнозируемое — официальное обращение парламента Абхазии к президенту России и Федеральному Собранию Российской Федерации с просьбой о признании независимости самопровозглашенной республики и «установлении между РФ и Абхазией ассоциированных отношений». (Хотя подобные обращения в той или иной форме, пусть и не столь официально оформленной, поступали в Москву уже неоднократно.)

Не будет большим секретом сказать, что в российских политических и деловых кругах ждали это обращение с достаточно противоречивыми мыслями и эмоциями.

Ведь на сегодняшний день совершенно очевидно, что Абхазия де-факто обрела за последние 13 лет практически все необходимые и признаваемые мировым сообществом (правда, не по отношению к самой Абхазии) признаки и атрибуты суверенного государства, организация и деятельность которого соответствует критериям демократии, права и социального устройства. И что бы там не говорили оппоненты Сергея Багапша, но в республике действительно в стадии формирования наличествуют демократические институты — развивающееся гражданское общество, независимые СМИ, легальная оппозиция и, как утверждают даже некоторые грузинские юристы, «эффективная правовая система».

Но столь же очевидно, что Абхазия все эти 13 лет являлась и продолжает оставаться частью юридически признанного суверена международного права -Республики Грузия.

(Как, кстати, и Чеченская республика в случае с Российской Федерацией! Хотя подобная аналогия может многим не понравиться. Но ведь аналогии существуют независимо от того, нравятся они или не нравятся. Просто они имеют место быть…)

Как очевидно и то, что Тбилиси будет до конца бороться за целостность государства, невзирая на любые референдумы в «мятежных» автономиях. И если кто-то думает иначе — он глубоко ошибается.

Правда, как ошибается и тот, кто надеется на этакий волшебный молниеносный переворот в массовом сознании абхазов и осетин в сторону беспрекословной готовности вернуться под сень правления команды Саакашвили. Это уже никогда не произойдет.

Но так что же произойдет? И что в нашем конкретном российском случае предпринять, дабы, с одной стороны, не выйти за рамки международного правового поля (как это в свое время сделала Турция, в одностороннем порядке признав самопровозглашенное государство Северного Кипра), а с другой — не бросить на произвол судьбы тех российских граждан, которые составляют большинство населения двух автономий? Вот вопрос вопросов!

Не беря на себя тяжкую ношу окончательного ответа, высскажу лишь отдельные, наиболее существенные, на мой взгляд, соображения по данному вопросу.

В любом случае (и в этом российское экспертное сообщество сходится полностью) для нас Грузия всегда была и должна остаться стратегическим партнером на Южном Кавказе. Это — аксиома. Особенно учитывая существование Северного Кавказа с его конфликтами. А Грузия граничит со всеми северо-кавказскими республиками, в которых, как верно подметил Дмитрий Козак, идет такой пожар, как на торфянике: ничего не видно, а внутри горит.

Грузия — это, безусловно (в желаемом варианте, разумеется) тыловая опора для Российской Федерации. И это, между прочим, понимали русские императоры во время Кавказской войны XIX века, имевшие свой стратегический центр именно в Тбилиси.

Сейчас один из грузинских парламентариев предложил создать совместную группу представителей парламентов двух стран, чтобы обсуждать имеющиеся вопросы, а при них — группу экспертов для подготовки материалов. Причем предлагается, чтобы в эту группу с обеих сторон вошли только те парламентарии, которые заинтересованы в улучшении отношений между двумя странами. Я считаю эту инициативу очень положительной — надо друг с другом разговаривать, надо объяснять.

Следующее. Ни в коем случае нельзя принимать сторону грузинских «оппозиционных лидеров» типа руководителя партии «Имеди» и коалиции «Спасение» Ирины Саришвили, открыто призывающей грузинское население к т.н. «мирной революции», ставящей своей целью «смену власти в стране». И пусть г-жа Саришвили при этом публично клянется в любви «к России и всем русским», клеймит позором Саакашвили лично и его «агрессивную антироссийскую политику»… Сам-то лидер «Имеди» призывает — ни много, ни мало — к открытым антиконституционным действиям, да еще при этом неуклюже намекает российской стороне: я, мол, с вами и на вас рассчитываю…

Далее. В резолюции Совета Безопасности ООН, которая была принята 13 октября в отношении Грузии, члены Совбеза выразили единогласную поддержку территориальной целостности грузинской республики в границах, признанных международным сообществом. Да и помимо Совбеза ни одна страна мира на сегодняшний день даже шепотом не намекнула на свою готовность признать государственный суверенитет Абхазии и Южной Осетии (впрочем, как и Приднестровья).

А это очень симптоматично: международное сообщество все более настороженно относится к появлению новых государств, обретших таковой статус в результате торжества сепаратистских движений или сепаратистских автономий (термин «сепаратистских» употреблен мною в нейтрально-юридическом, а отнюдь не эмоционально-оценочном плане).

Так с чем же столкнулось в данной ситуации политическое руководство нашей страны? По-моему, с откровенно непродуманным шагом абхазского руководства: своим «ходатайством о государственном признании» Москва поставлена в, мягко говоря, очень и очень неловкое положение — и дружественным к россиянам абхазам отказать сложно, и вызывающе нарушить международные нормы недопустимо категорически…

Тем более, что многими прогнозируемое развитие российско-грузинского противостояния безусловно станет толчком к очередным настойчивым просьбам Абхазии и Южной Осетии о признании собственной независимости.

Хотя, если отбросить неуклюжее лукавств, Кремлю последнее может оказаться выгодно по сугубо политическим причинам — в эпоху борьбы за раздел сфер влияния на постсоветском пространстве нам нужны союзники. Летом 2006 года президент Владимир Путин недвусмысленно дал понять, что признание независимости Косово даст основание считать, что Абхазия и Южная Осетия могут отделиться от Грузии.

Но «косовского прецедента» пока не было, поэтому позиция европейских держав остается непонятной. С одной стороны, на Западе все же склонны признать Косово, с другой — категорически против признания Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Это наглядно характеризует «политику двойных стандартов», которой придерживаются в ЕС и США. С одной стороны, у такой «несправедливости» есть юридическое обоснование — выход Косово из состава Сербии и Черногории произошел по обоюдному согласию, чего на постсоветском пространстве пока не наблюдается. С другой — Евросоюз и Соединенные Штаты Америки не хотят «отдавать» спорные территории под эгиду России. Ведь определенно, что Москва будет играть в новых независимых республиках доминирующую роль. Поэтому положительное решение Кремля может, как я уже говорил, вызвать шквал критики на самом высоком международном уровне.

И еще одно. Совершенно недопустимой становится ситуация, когда самостоятельные действия в отношении приграничного суверена намерены предпринять руководители отдельных субъектов Российской Федерации (что уже ну ни в какие ворота не лезет!).

Например, совсем недавно глубоко уважаемый многими россиянами президент Чеченской Республики Аллу Алханов открыто заявил о готовности «вмешаться в ситуацию в Абхазии и Южной Осетии, если там снова начнется война».

Сразу оговорюсь: последовавшие за этим заявлением разглагольствования ряда отечественных «компетентных» СМИ о том, что, мол, идея использовать против Грузии бойцов Рамзана Кадырова «всерьез обсуждается в российских силовых структурах» — вся эта болтология не выдерживает никакой критики. Почему — объяснять, полагаю, не требуется.

Правда, резкое выступление лидера ЧР несколько сгладил руководитель пресс-центра правительства Чечни Лема Гудаев, отметивший: «Чеченская Республика — субъект Российской Федерации и не имеет полномочий принимать такие решения… Но если федеральный центр и Верховный главнокомандующий поставят задачу по защите Абхазии и Южной Осетии, то она будет выполнена».

Напомню: сейчас большая часть военнослужащих чеченских силовых структур подчиняется МВД, а Министерству обороны — батальоны «Восток» и «Запад» штатной численностью примерно по 500 человек каждый. Для использования за рубежом (весьма гипотетическому на сегодняшний день) сил чеченской милиции и батальонов ВВ МВД «Юг» и «Север», подчиненных фактически Кадырову, их, очевидно, потребуется переподчинить Минобороны или использовать их личный состав как добровольцев, которых будет столько, сколько и скажет Кадыров.

Кстати, шаг, подобный алахановскому, летом прошлого 2005 года уже совершил столичный мэр Юрий Лужков, заявив: «Мы будем взаимодействовать с Абхазией без страхов и сомнений, как с самостоятельной государственной силой…». Тогда это заявление вызвало бурный резонанс!

Какой вывод? Видимо, только один: избегать резких и непродуманных телодвижений. Тем более тех, от которых откровенно попахивает ура-патриотизмом провокационного толка.

Теги

Об авторе

Бразаускас Гедиминас

Бразаускас Гедиминас

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.