Eurasian News Fairway

К вопросу о преждевременности торжеств

К вопросу о преждевременности торжеств
Октябрь 17
12:00 2007

Итак, начальные страсти и прочие восторги по поводу запущенного в эксплуатацию «Основного экспортного трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан» (официальное название) улеглись, похоже, окончательно.

И на свет божий явились во всей своей красе реальные проблемы функционирования (а то в перспективе — и отсутствия такового) пресловутого БТД. Пресловутого именно своей ранее продекларированной «миссионерской предназначенностью» в контексте бесперебойного обеспечения каспийским углеводородным сырьем Грузии и Турции (плюс несколько стран как вторичных адресатов азербайджанского и казахского нефтепотока).

Есть смысл уточнить, что главной «экономической миссией» (М.Саакашвили) нового 1770-километрового нефтепровода, обладающего (правда, пока сугубо теоретически) пропускной способностью до 1 млн. баррелей в сутки является транспортировка на запад основных объемов каспийской нефти. Отметим: нефти на 75–80 % именно каспийско-казахской, поскольку, как открыто признавало еще на начальном этапе строительства БТД официальное Баку, собственного нефтесырья для проектного наполнения трубы у Азербайджана, увы, не хватит.

И что же мы имеем на сегодняшний день? Да банальнейшую вещь: казахское руководство, не желая участвовать в антироссийско-проамериканских игрищах в кавказском регионе, практически полностью отказалось от участия в работе трубопроводной системы Баку-Тбилиси-Джейхан! Астана открыто проигнорировала стремление США «вписать» Казахстан в рамки проекта БТД, тем самым вновь продемонстрировав принципиальность в выполнении партнерских обязательств перед Москвой и, соответственно, свои приоритеты в выборе стратегических партнеров.

Этого следовала ожидать, поскольку казахские нефть и газ сегодня становятся важным политическим фактором в геополитической стратегии Назарбаева, стремящегося добиться для своей республики статуса самостоятельного игрока на энергетическом рынке.
Отсюда совершенно обоснованное стремление Астаны найти достойных союзников, в числе которых, как показали события 2007 года, первейшим рассматривается Российская Федерация. Очевидно и то, что немалые шансы получить доступ к казахскому топливу, в первую очередь, к «черному золоту», имеет и Китайская Народная Республика, чья промышленность задыхается от нехватки энергоносителей. В списке претендентов и Украина, пытающаяся найти альтернативных России поставщиков нефти и газа.

А вот Соединенные Штаты, традиционно считающие каспийские нефть и газ вне зависимости от их «национальной» принадлежности потенциальным «эрцазем» в случае ограничения поставок из стран Персидского залива, оказываются в большом конфузе, поскольку казахско-российские приоритеты в вопросе эксплуатации Каспийского нефтегазоносного шельфа — явно не за ними.

Но не все так просто в российско-казахстанских отношениях. Дружба-дружбой, а проблем в сфере развивающегося топливно-энергетического сотрудничества (лучше сказать — нарастающей конкуренции) — более чем достаточно.

Взять, к примеру, такую ситуацию:

Правительство республики высказало не так давно твердое намерение использовать для «интенсивного прорыва» на мировые рынки углеводородного сырья Кашаганское нефтяное месторождение (КНМ) на Каспийском шельфе. И уже предпринимаются активные действия по приобретению пакета акций Международного нефтяного Консорциума, занимающегося разработкой КНМ.

Что для российского ТЭК, мягко говоря, совершенно нежелательно. Почему? Ответ достаточно прост: Кашаган с запасами, оцениваемыми в 13 млрд. баррелей, рассматривается специалистами как крупнейшее из разведанных за последние 30 лет нефтяных месторождений.

Причем казахское правительство начало проявлять интерес к приобретению пакета в 16,67 %, принадлежащего British Gas Group (вскоре после срыва операции BGG по продаже данных акций 2-м китайским энергетическим компаниям за 1,23 млрд. долларов).

Справка:
Заявив о своем праве «первого выбора», некоторые члены Консорциума — ENI, Exxon Mobil, Royal Dutch/Shell, TotalFinaElf — имеющие каждый по 16,67 %, а также ConocoPhillips (8,33 %) заблокировали продажу пакета. После этого казахстанское правительство заявило о том, что, «согласно законодательству, регулирующему нефтяные сделки, «Казахстан имеет преимущественные права на приобретение пакета BGG», доля которой в МНК составляет около 20% всего Кашаганского месторождения.

Но вернемся к пресловутой магистрали БТД. В контексте выше сказанного нельзя обойти вниманием и то обстоятельство, что с момента рождения данного проекта в его адрес было высказано большое количество взвешенных, продуманных критических замечаний (авторов которых в Азербайджане и Грузии мигом окрестили «угрюмыми скептиками»).

Совершенно точно указывалось, что экономическое обоснование нефтепровода не выдерживает никакой критики, и проект не может стать экономически привлекательным. Мудро констатировалось, что проект БТД — акция исключительно политическая, профинансированная Вашингтоном, действующим исходя из стратегических целей на постсоветском пространстве. Что трубопроводный проект Баку-Тбилиси-Джейхан — »лишенная экономического смысла антироссийская инициатива США, нацеленная на оттеснение России от выгодных каспийских контрактов и вывод из орбиты российского влияния государств Закавказья и Центральной Азии…" (Б.Давиташвили, экономист, Тбилиси).

Критика экономической целесообразности данного маршрута, звучавшая на протяжении почти десяти лет, логично основывалась на его высокой стоимости, отсутствии необходимых для его рентабельной эксплуатации объемов нефти и политической нестабильности районов Грузии и Турции, по которым должна пролегать «нитка» нефтепровода.

Не смотря на эти весьма убедительные доводы, магистраль все таки проложили. И поспешили оповестить мировое сообщество о «завершении реализации проекта БТД». Но в том-то и дело, что реализован не весь проект (в комплексно-технологическом понимании), а только его «трубопроводная» компонента: труба-то действительно проложена, а ее нефтенасыщение (собственно самое главное в проекте)? Впрочем, об этом было сказано в первой части статьи.

Плюс и то обстоятельство, что «жизнь» бакинско-тбилисско-джейханской «нитке» крайне осложнило создание и эффективное функционирование Каспийского нефтяного концерна, в котором лидирующие позиции принадлежат России.

Напомним, что первая очередь нефтепровода КТК мощностью 28 млн. т в год была пущена в эксплуатацию еще в августе 2001 года (что являлось одним из наиболее весомых аргументов противников проекта БТД, предсказывавших для последнего заведомо жесткую конкуренцию с КТК).

Это строительство обошлось в 2,6 миллиардов долларов. Общая протяженность трубопровода составляет 1580 км, из которых 1043 км проходит по российской земле. В прошлом году по нему было прокачено 22,5 млн.т нефти, в 2008 г. КТК планирует довести объем транспортировки до 32 млн. тонн. Планы же расширения системы предусматривают доведение ее пропускной способности до 67 млн. т в год, что предполагает, в частности, сооружение 10 новых нефтеперекачивающих станций, дополнительных резервуаров и третьего морского терминала в Новороссийске. Стоимость второй очереди оценивается в 1,5 миллиарда долларов.

Казалось бы, не столь уж и велика разница в проектных пропускных способностях двух конкурирующих магистралей: БТД — 50 млн. т. в год, КТК — лишь на 17 млн. тонн больше. Однако суть — в другом: трубопровод Концерна не только на 100 % обеспечен реальными (!) объемами прокачиваемой нефти, но и имеет на срок от 25 до 30 лет резервы в виде разведанных (пока не до конца освоенных) месторождений. БТД, в свою очередь, не только «не набрал» даже в теоретическом плане необходимых на момент запуска магистрали нефтеобъемов, но и лишился основного поставщика предназначенного для прокачки углеводородного сырья — Республики Казахстан.

Плюс ко всему этому комплекс внутриэкономических проблем в самой Азербайджанской Республике, напрямую связанных с проблемами нефтедобычи и нефтетранспортировки (посредством БТД, разумеется).

Возьмем такой пример: несмотря на тот факт, что 70 % суммарного объема иностранных инвестиций в экономику Азербайджана в 2000–2006 гг. было направлено в нефтегазовый сектор, основная часть этих средств перешла на счета иностранных компаний-инвесторов, их дочерних структур и, в результате, была исключена из внутриреспубликанского финансового оборота. Последнее отрицательно сказалось на финансировании модернизации предприятий отрасли и, в целом, реализации социальных программ по повышению благосостояния населения.

Или другой момент: из 15 нефтяных соглашений, подписанных в 1994–1999 гг. и предусматривавших освоение каспийских углеводородных запасов республики, к середине 2007 г. полностью или частично была прекращена реализация 11-ти.

В частности, еще в 1998 г. были признаны экономически нецелесообразными проекты Карабах и Дан Улдузу-Ашрафи (суммарные прогнозные запасы нефти — 200 млн. т, ожидаемые инвестиции — 4 млрд. долларов). За период 2002–2006 гг. были остановлены проекты Огуз, Ленкорань-Дениз-Талыш-Дениз, Кюрдаши-Араз-Дениз-Мугань-Дениз и Атешгях-Янан-Тава-Мугань-Дениз (суммарные прогнозные запасы нефти — 280 млн. т, ожидаемые инвестиции — 8,3 млрд. долларов).

«Заморожены» соглашения Алов-Араз-Шарг и Савалан-Далга-Лерик-Дениз-Джануб в связи с сохраняющимися претензиями Ирана на 20 % шельфа Каспия (суммарные прогнозные запасы углеводородов — 1100 млн. т условного топлива, ожидаемые инвестиции — 11 млрд. долларов). Оказалось безрезультатным бурение первых разведочно-оценочных скважин в рамках проектов Апшерон, Инам, Нахчыван (прогнозные запасы — 1200 млн. т, ожидаемые инвестиции — 7,5–8 млрд. долларов).

Ну и, наконец: к середине 2007 г. свою деятельность в Азербайджане прекратили 6 каспийских международных консорциумов, планировавших добыть в совокупности 480–485 млн. т нефти и вложить в экономику республики до 12 млрд. долларов инвестиционных средств. Не решен до конца вопрос дальнейшего функционирования еще 5-ти каспийских консорциумов, планирующих добыть 2,3 млрд. т условного топлива и инвестировать 19 млрд. долларов.

Комментарии, похоже, совершенно излишни. Соответственно явно излишни и неуместны какие-либо торжества по поводу «Основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку-Тбилиси-Джейхан». Особенно со стороны Вашингтона.

Об авторе

Даурский Максим

Даурский Максим

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.