Eurasian News Fairway

Зачем Варшава разжигает «националистические страсти прошлого»

Зачем Варшава разжигает «националистические страсти прошлого»
Август 14
02:07 2017

Британские масс-медиа решили как бы заступиться за Польшу в ее борьбе с Германией. Историк Доминик Сандбрук в колонке для массовой ежедневной газеты Daily Mail поддержал Варшаву, которая сейчас снова потребовала репараций от Берлина за преступления нацистов во Второй мировой войне.

Да, пишет автор публикации, президент правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский, «бескомпромиссный и непримиримый националист», выдвинувший претензии Германии, использует прошлое в политической игре. Да, возможно, он в большей степени хочет сохранить электоральную базу, чем исправить «ошибки Второй мировой войны».

Да, с правовой точки зрения ситуация мутная. Польша фактически отказалась от своего права на репарации от немцев в конце 1953 года, хотя Качиньский всегда утверждал, что за этим решением стояло «давление» советских властей.

Однако, продолжает британский журналист, «как правило, я обычно скептически отношусь к идее репараций за исторические преступления. Некоторые активисты утверждают, что Британия должна выплатить компенсации африканским и карибским странам за участие Лондона в работорговле — аргумент, который я считаю абсолютно неубедительным.

Но если какая-либо страна и заслуживает репараций за ее страдания в прошлом веке, то это, безусловно, Польша. Немногие из нас в Британии могут представить себе ужас, который пережили поляки после того, как первые немецкие танки врезались через границу… Но как сторонний наблюдатель и историк, я очень настороженно отношусь к возобновлению обсуждения вопроса репараций… Если госпожа Меркель согласилась бы с требованиями Польши, где это остановится? Кто будет следующим?.. Что сегодня предельно ясно — националистические страсти прошлого никуда не делись».

Не хуже британцев потенциальные опасности для себя сочетания национализма, исторической памяти и современных политических претензий понимают и соседи Польши. Первой стала Украина, которая в ходе выстраивания своего государственного фундамента ушла в прославление лидеров и деятельности организаций типа ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Варшава считает их ответственными за террористическую борьбу с Польской республикой в промежутке между Первой и Второй мировыми войнами, а также за геноцид на Волыни в 1943 — 1944 годах, когда от рук украинских боевиков погибло до 100 тысяч мирных поляков.

Напомним, в конце 2016 года Ярослав Качиньский во время встречи с президентом Украины Петром Порошенко впервые публично выступил с критикой позиции Киева, не желающего отказываться от таких своих «героев». Глава правящей польской партии предупредил, что Варшава закрывать глаза на это не будет.

Так и произошло. Ухудшение в гуманитарных отношениях между Польшей и Украиной после этого шло по нарастающей, пока наконец в начале июля сего года глава МИД Польши Витольд Ващиковский не выступил с предельно жестким заявлением. Он предупредил Киев, что Варшава может наложить вето на вступление Украины в Европейский союз, если там продолжится восхваление Степана Бандеры: «С Бандерой в Европу не войдете».

По словам Ващиковского, Польша говорит об этом и «громко», и «тихо», однако «мы не будем повторять ошибок 1990-х годов, когда были определенные проблемы в отношениях с Германией и Литвой. Я имею в виду статус польских меньшинств в этих странах. Уже имея такой опыт, мы будем твердо требовать от Украины, чтобы все дела были улажены до того, как Киев будет стоять у ворот Европы с просьбой о членстве».

Поляки — жертвы Волынской резни. 1943

Сильные слова министра иностранных дел Польши заметили тогда не только в Киеве, но и в Вильнюсе. Известный литовский политик, ранее руководивший внешнеполитическим ведомством, а ныне представляющий консервативную партию «Союз Отечества — Христианские демократы Литвы» (TS — LKD) Аудронюс Ажубалис подверг критике заявление Ващиковского.

Он отметил, что выставленное Украине условие и упоминание о Германии и Литве является «недоразумением», которое повторяет позицию Москвы. Использование истории XX века и ситуации с этническими меньшинствами свидетельствует о том, что Варшава пытается говорить с соседями языком ультиматума.

Между тем, «Польша не должна разрешать себе делать заявления, основанные на эмоциях, а не фактах, если она еще хочет стать лидером Центральной и Восточной Европы». При этом Ажубалис допустил, что Варшава может воспринимать Вильнюс как «младшего брата».

Отряд Армии Крайовы сжигает украинское село. 1944

То ли еще будет… После распада Восточного блока и Советского Союза три республики — Польша, Литва и Украина — начали выстраивать новый геополитический курс на основе антисоветизма. Правда, с разной скоростью и разной степенью.

Однако в отношении событий Второй мировой войны имелось то, что разводило эти страны по разным углам. В Литве и на Украине антисоветское подполье было запятнано сотрудничеством с нацистами. В Польше — нет. В среде поляков, что делавших ставку на Москву, что на Лондон, преобладали антифашистские настроения.

Это в значительной степени отличало их от украинских и литовских коллаборантов. Даже ради единения во имя антисоветизма, в Варшаве не могли не задаваться вопросами. Так, польский портал Wirtualna Polska, вспоминая историю подпольной Литовской армии свободы, созданной в декабре 1941 года, отмечал, что та «не инициировала против немцев каких-либо вооруженных акций». А зашевелилась ЛАС лишь в 1943—1944 годах, когда стало ясно, что к Литве приближается Красная армия.

Помнят в Польше и то, что литовское подполье во время немецкой оккупации было, по выражению польского историка Петра Лапиньского, «ничего не значащим», развилось только со вступления советских войск на территорию Литвы, в то время как польское подполье действовало во время вторжения нацистов. Более того, в период владычества немцев между польской и литовской сторонами случались конфликты.

В частности в Вильнюсском крае, где литовцы, поддерживающие нацистов, вступали в боевые столкновения с отрядами польских подпольщиков, в результате которых литовское подполье было бито. Страдали и мирные жители.

Широко известна история с нападением в июне 1944 года литовских полицейских на село Глитишкес, где они расстреляли 37 поляков, после чего спустя несколько дней бойцы польской Армии Крайовой провели карательную акцию в литовском селе Дубинки, в ходе которой было убито не менее 21 жителя.

На днях Варшава анонсировала еще одну акцию, которую неровно восприняли в Киеве и Вильнюсе.

Опубликованный проект дизайна нового загранпаспорта для польских граждан, на одной из страниц которого может появиться Острая брама (символ литовской столицы), вызвал критику МИД Литвы. Как заявил заместитель министра иностранных дел Литвы Нерис Германас, «Острая брама с иконой Пресвятой Девы Марии находится на территории Литвы, поэтому изображение ее часовни не может быть использовано в дизайне официальных документах другого государства».

В свою очередь депутат Ажубалис отметил, что в последнее время наблюдаются попытки Сейма Польши уравнять нацистскую и коммунистическую идеологию с литовским национализмом.

Время покажет, что перевесит в политике Варшавы — желание разыграть антифашистскую карту с Берлином, что поставит вопросы и об украинской и литовской коллаборации, антисоветизм ради противостояния с Россией или использование этих двух направлений сразу. Но вместе с тем, свое слово еще не сказал ЕС, создание которого обуславливалось желанием забыть ужасы Второй мировой войны и «националистические страсти прошлого».

 

 

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.