Eurasian News Fairway

Конец без позора или позор без конца?

Конец без позора или позор без конца?
Апрель 16
21:33 2014

Никакая революция не может победить,
если её руководитель не способен встретить
опасность в трудный момент и бороться до конца.
Это справедливо.
Я остаюсь здесь. Это мой долг.
Я не уйду из «Ла Монеды».
Если нужно, я погибну здесь…
(Сальвадор Альенде,
президентский дворец «Ла Монеда»,
зал Тоэска,
из последнего обращения к народу
11.09.1973)

Политические лидеры остаются в памяти поколений нередко (и то и даже часто) фигурами неоднозначными, провалы и достижения которых становятся явными только по истечении многих десятилетий. Что во внутренней, что во внешней политике…

Былые кумиры с завидной последовательностью низвергаются беспристрастными (или, наоборот, пристрастными не в меру) потомками в пыль архивов либо в силу очередного геополитического расклада возносятся на самую вершину исторического Олимпа.

Капризная мадам Клио умудряется порой мифологизировать и могучие умы при слабом государе, и великих, страшных харизматиков, отдающих всю жизнь идее борьбы за объединение страны во имя автократии, и златолюбцев-временщиков, убивающих направо и налево ради власти и властвующих, чтобы убивать.

Порой мифологизирует и тех, кто всю жизнь занимался уязвлением соседей: плевал в чужие кастрюли с супом, подбрасывал толченое стекло в чужое сено. Кто были сметены, но успели вдосталь наплеваться, нашкодить, натешиться…

MuseClio

Но Клио не ставит свой почётный пожизненный знак «ГЕРОЙ» на единственной категории хомо сапиенс – НА ТРУСАХ.

Именно поэтому в памяти поколений остаются как герои только те, кто сумел вести себя в критических обстоятельствах действительно героически. Жертвуя всем (собой – в первую очередь) для достижения целей благородных и возвышенных. Не прячась при этом за «объективные негативные обстоятельства» и не допуская малодушия при принятии последнего для себя решения…

Как это сделал в сентябре 1973 года президент Сальвадор Альенде, обратившийся из уже окружённой мятежниками резиденции к своему народу:

«Чилийцы! Это моя последняя возможность обратиться к вам. И пусть мои слова будут укором, моральной карой тем, кто нарушил свою солдатскую клятву…
Перед лицом этой измены мне остается сказать одно: я не сдамся! На этом перекрестке истории я готов заплатить жизнью за верность своему народу. И я убежден, что семена, которые мы заронили в сознание тысяч и тысяч чилийцев, уже нельзя будет уничтожить…
Трудящиеся моей родины, я верю в Чили, я верю в судьбу моей страны! Другие люди переживут этот мрачный и горький час, когда к власти рвется предательство. Знайте же, что недалек тот день, когда снова откроется широкая дорога, по которой пройдет свободный человек, чтобы строить лучшую жизнь.
Да здравствует Чили! Да здравствует чилийский народ! Таковы мои последние слова!..».

Salvador_Allende_palacio_Moneda_durtante_golpe_militar

А ведь всего за 40 минут до этого обращения представитель фашистской хунты предложил президенту почётную сдачу, уход со своего поста и предоставление самолета, на котором Альенде мог бы покинуть страну вместе с родственниками и сотрудниками.

Чилийский лидер отверг это предложение, сказав: «Генералы-предатели не знают, что такое человек чести. Я с предателями в сделки не вступаю».

Как это сделал в июне 1940 года мало кому в то время известный полковник Шарль де Голль, отказавшийся подчиняться правительству изменников во главе с коллаборационистом Петеном и улетевший в Великобританию для организации Движения Сопротивления.
(По оценке Черчилля, «на этом самолёте де Голль увозил с собой честь Франции».)

Именно из Лондона молодой Шарль обратился «ко всем французам» (A tous les Français) с заявлением:

De_Gaulle_-_à_tous_les_Français

«Франция проиграла сражение, но она не проиграла войну! Настанет день, когда Франция вернёт свободу и величие! … Вот почему я обращаюсь ко всем французам объединиться вокруг меня во имя действия, самопожертвования и надежды!».

И, в итоге, встал во главе «Свободной (позже – «Сражающейся») Франции», призванной оказать сопротивление оккупантам и коллаборационистскому режиму Виши.

General Charles de Gaulle (1890-1970) making a speech at the BBC in London, 30th October 1941 (b/w photo)

Легитимность этой организации состояла для де Голля исключительно в том, что «законность власти основывается на тех чувствах, которые она вдохновляет, на её способности обеспечить национальное единство и преемственность, когда Родина в опасности».

И он оказался прав.

А вот ЧТО сделал Виктор Янукович?

Подобно Альенде воодушевил собственным самопожертвованием миллионы соотечественников на борьбу с бандеровскими отморозками?

Организовал в зарубежье «Сражающуюся Украину» как движение сопротивления прорвавшимся к власти в «незалежной» неонацистским радикалам?

Да нет, господа, ничего подобного…

Просто продолжает время от времени появляться на публике (исключительно на территории приютившей его России) с целью напомнить – кто остается де-юре действующим главой государства. Вбрасывает в свой бывший электорат Юго-Востока пламенные призывы. Мечет громы и молнии на головы захвативших власть в результате вооруженного переворота «майданных самозванцев» (на предмет «самозванцев» – никто не спорит).

Причём после первой конференции в Ростове-на-Дону формат его общения с мировой аудиторией претерпел существенные изменения: открытой дискуссии с критически настроенными «акулами пера, телекамеры и микрофона» президент «в изгнании» теперь предпочитает более выигрышный жанр интервью. Как, например, последняя встреча с журналистами американского информагентства Associated Press и российской телекомпании НТВ.

И неудивительно, что активисты народного сопротивления Луганска, Донецка, Харькова, ранее открыто и гордо именовавшие Януковича «нашим единственным законным президентом», теперь всё чаще отводят глаза при упоминании журналистами его имени.

Особенно после того, как, отвечая в упомянутом интервью на вопрос о своем отношении к отделению Крыма (того самого Крыма, который сегодня – пример для подражания и главный воодушевляющий фактор для всех юго-восточных повстанцев!), Виктор Фёдорович назвал события на полуострове «трагедией, с которой очень трудно сегодня согласиться».

Ей-Богу, господа, если сбежавший украинский лидер желает получить от великодушной Клио хоть какой-то более-менее НЕ позорный ярлычок – пусть уподобится Сократу… Да-да, именно в плане яда цикуты…

Хотя, как там называют повтор великого события, именовавшегося в своей первозданности «трагедией»? …

Теги

Об авторе

Александр Лавутин

Александр Лавутин

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.