Eurasian News Fairway

Валентин Катасонов: Страну отдали на разграбление контрабандистам

Валентин Катасонов: Страну отдали на разграбление контрабандистам
Август 23
02:04 2017

При этом власти ничего не делают для того, чтобы остановить этот процесс

— Дайте мне 2100 мм российской границы, я озолочусь и обеспечу своих внуков.

— Почему именно 2100?

— Это ширина колеи современного грузовика.

(Современный анекдот)

Контрабанда — гигантская «дыра» российской экономики

На протяжении более четверти века идет непрерывное ограбление России (практически с момента рождения Российской Федерации). Я уже неоднократно говорил о таком канале ограбления, как трансграничное движение капитала.

Во-первых, за исключением двух-трех лет на протяжении всего существования Российской Федерации Банк России фиксировал чистый отток частного капитала. 2014 год был одним из рекордных, чистый отток частного капитала по итогам года превысил 152 млрд долл.

Во-вторых, в течение всего времени существования Российской Федерации иностранные инвесторы выводили из нашей страны доходов больше, чем российские экспортеры получали доходов от инвестиций за рубежом. Например, международный баланс инвестиционных доходов России в 2016 году выглядел следующим образом (млрд. долл.): доходы к получению — 36,75; доходы к выплате — 69,24. Таким образом чистые потери (отрицательное сальдо) составили 32,49 млрд долл.

В-третьих, банковская система России также участвует в трансграничных капитальных операциях, но работает только в одну сторону — «туда». Экспорт капитала выражается в наращивании международных резервов, которые, согласно последним данным достигли величины 412,24 млрд долл. (на 1 июля 2017 года). Без монетарного золота международные валютные резервы были равны 343,77 млрд долл. Для сравнения: на 1 июля прошлого года международные валютные резервы составляли 329,26 млрд долл. Таким образом, чистый прирост вывоза капитала банкирами за год составил 14,51 млрд долл.

В отдельные годы чистые потери России только по трем выше указанным позициям, которые фиксируются официальной статистикой существенно превышали планку в 100 млрд долл. А в 2014 году сумма трех составляющих достигла 200 млрд долл. А это, между прочим, эквивалентно примерно половине доходной части бюджета России в указанном году.

Но официальная статистика не отражает всех потерь. Это, прежде всего, потери, которые называются контрабандой. Под ней понимается не фиксируемое органами государственного контроля трансграничное перемещение капиталов, товаров и услуг.

Впрочем, кроме классической, или «черной» контрабанды, имеется еще так называемая «серая» контрабанда. Когда операции фиксируются таможней и другими уполномоченными организациями, но данные операций фальсифицируются в интересах «бенефициаров» сделок. В некоторых случаях имеет место просто обман таможенных и иных служб, но чаще всего фальсификация происходит при попустительстве и прямом участии контрольных служб.

Ни для кого не секрет, что уровень коррупции в таможенных службах зашкаливает. Разновидностью «серой» контрабанды является провоз товаров, запрещенных к экспорту и импорту, через третьи страны. Классическим примером такой «серой» контрабанды является поставка товаров с Украины в Россию через Белоруссию, которая используется в качестве «транзитной» или «буферной» территории.

Питательной почвой «серой» контрабанды является коррупция в таможенной службе. Журналисты неоднократно составляли неофициальные рейтинги российских ведомств по степени их коррумпированности. Федеральная таможенная службы (ФТС) неизменно входила в пятерки лидеров.

Все мы хорошо помним скандал прошлого лета, когда в загородном особняке руководителя ФТС Андрея Бельянинова ФСБ проводила обыск. Чиновник подозревался в коррупции в особо крупных размерах. Как всегда, дело спустили на тормозах. Бельянинова уволили, следствие было прекращено. Видимо, как всегда, опасались «засветить» стоящих над чиновником «покровителей».

Что касается «черной» контрабанды, то в России для нее полное раздолье. Ведь наша государственная граница за годы «реформ» стала «дырявой». В силу того, что ослабла пограничная служба страны. Контрабандисты используют сотни проверенных «троп» и «коридоров», через которые не только проносят, но и провозят на автомобилях тысячи тонн грузов.

Мелкие партии контрабандных товаров могут поставляться с использованием физических лиц. Речь идет не только о наркотиках или драгоценных металлах, но также о самом широком ассортименте бытовых потребительских товаров.

Вот, например, как организована «мелкооптовая» контрабанда на российско-финской границе. В ней каждый день задействуются сотни граждан Российской Федерации, преимущественно пенсионного возраста. Их называют «тушканами». Рано утром эти «тушканы» на личных автомобилях пересекают российско-финскую границу. В Финляндии их уже ждет фура с 20 т товара, который раскидывается по двум сотням легковушек, по 100 кг на автомобиль. Физические лица легально провозят товар якобы для личных нужд, не уплачивая пошлин.

Сотрудники таможенного поста помогают челнокам быстро пересекать границу. На российской стороне их поджидает другой грузовик, в который сгружается товар. За день «тушкан» успевает сделать до трех ходок туда-обратно, заработав 3 тыс. руб.

Впрочем, цель моей статьи — не попытаться дать обзор всех методов и технологий «черной» и «серой» контрабанды. Для краткого такого обзора не хватило бы даже формата толстой книги. Я лишь попытаюсь раскрыть, каковы мотивы контрабанды, каковы (хотя бы примерно) ее масштабы, какие ее последствия для российской экономики.

Итак, каковы цели и мотивы контрабанды?

Прежде всего, для перемещения через границу товаров, запрещенных для ввоза и вывоза частыми лицами законом. Речь, прежде всего, идет о наркотиках, оружии, ядерных материалах, боеприпасах и т. п. В этот же список можно включить контрафактную продукцию, не отвечающей стандартам и создающую угрозу жизни человека. Впрочем, в некоторых случаях речь идет не о контрабандном импорте, а контрабандном экспорте. Например, оружия.

Список таких опасных для жизни и здоровья людей товаров, содержится в Уголовном кодексе РФ в главе 24 «Преступления против общественной безопасности» в статье 226`, которая устанавливает уголовную ответственность за их перемещение без специальных разрешений. А как раз реализация таких товаров на внутреннем российском и на внешнем рынках обеспечивают бешеную прибыль.

Вторым мотивом контрабанды является уклонение от уплаты налогов и пошлин. О каких налогах и пошлинах идет речь? — Прежде всего, о тех, которые взимаются при импорте и экспорте товаров. Взять, например, группу товаров, относящихся к легкой промышленности.

Как отмечает руководитель Центра поддержки ВЭД Галина Баландина, «в среднем платежи в бюджет при ввозе в Россию товаров легкой промышленности составляют 30−35% от стоимости партии». Однако цифры по отдельным товарам могут сильно различаться. В качестве примера эксперты Центра поддержки ВЭД рассчитали величину официальных сборов с конкретной партии турецких товаров (автозапчасти, кофеварки, мебель, дубленки, одежда) стоимостью 64 тыс. долл. согласно инвойсу (товаросопровождающий документ, предоставляемый продавцом покупателю) в транзитной декларации (товар ехал через Прибалтику).

Получилось 56 тыс. долл., то есть почти 90%. Другой пример — партия итальянской одежды ценой 13 тыс. долл. Платежи в казну составили 183 тыс. руб., или 3,2 тыс. долл. — примерно 25% от стоимости товара (сравнительно скромный для данной группы товаров уровень). Как видно, «цена вопроса» немалая. Есть ради чего рисковать.

Третий мотив — использовать контрабанду товаров и услуг как канал экспорта капитала, причем такого, когда концы его уже трудно бывает найти. Речь чаще всего идет о «серой» контрабанде, когда товар формально проходит таможню, но имеет место фальсификация цен. При экспорте товаров цены занижаются.

А разница между «фальшивой» ценой, фигурирующей в документах, и реальной продажной ценой иногда измеряется десятками процентов или разами. Эта разница оседает за границей в виде банковских депозитов или иных активов. При импорте товаров имеет место обратная картина: цены в документах искусственно завышаются.

И опять же деньги оказываются за границей в виде банковских депозитов или иных активов. Это нелегальный экспорт капитала, основанный на «серой» контрабанде. Одна из целей такого экспорта — уйти от уплаты налогов на доходы от зарубежных активов в российскую казну.

Правоохранительные органы ведут кое-какую статистику по контрабанде. Фиксируются (регистрируются) преступления, квалифицируемые как «контрабанда», но процент их раскрытия крайне невысокий. К тому же даже зарегистрированные случаи — лишь верхняя часть айсберга. Эксперты пытаются определить масштабы всего айсберга, называемого «коррупция» путем опросов. Однако оценки весьма сильно варьируют, являются ненадежными.

Пожалуй, наиболее надежным методом оценки является статистический. На нем я хочу остановиться подробнее. Речь идет о сопоставлении внешнеторговой (таможенной) статистики России и ее торговых партнеров. Такое сравнения показывает, что существует заметное (иногда очень значительное) расхождение между цифрами экспорта из России в другую страну по российской статистике и цифрами импорта из России по статистике страны-контрагента.

Точно также могут наблюдаться несовпадения по цифрам импорта в Россию из какой-либо страны и экспорта из этой страны в Россию. Возникающие различия и дают представления о масштабах контрабандной торговли России. Некоторые несовпадения в цифрах таможенной статистики России и стран-партнеров конечно могут возникать по техническим причинам (скажем, различия в методиках стоимостной оценки товаров, некоторые расхождения во времени вывоза и времени ввоза товаров и др.).

Но такие технические расхождения могут составлять не более нескольких процентов. Если расхождения измеряются цифрами 10 и более процентов, нет никакого сомнения, что имеет место контрабандная торговля.

Оценки, которые проводились российскими экспертами, показывают следующую картину в конце прошлого века. В период 1992—2000 гг. общий объем контрабанды оценивался в диапазоне от 25 до 65 млрд долл. В расчете на год получается от 3 до 7 млрд долл. Приведу один пример из моей книги «Бегство капитала из России» (М.: Анкил, 2002). Он касается торговли России с Японией продукцией морского рыболовства в 1995 году.

Российская таможенная статистика показала экспорт рыбы и морепродуктов из России в Японию в размере 7 тыс. тонн на сумму 85 млн долл. Японская же статистика зафиксировала импорт этих продуктов весом 56 тыс. тонн на сумму 622 млн долл. Получается, что контрабанда только по одной товарной группе и в торговле только с одной страной превысила полмиллиарда долларов.

Может быть, позднее удалось уменьшить масштабы контрабанды? — Отнюдь. Воспользуюсь расчетами, которые мне любезно предоставил Михаил Александрович Бочаров, известный политический и общественный деятель, предприниматель. Вот, например, обобщенная картина по внешней торговле России за 2011 год, основанная на разных источниках (млрд. руб.):

Вид операций (показатель) Данные ВТО и ООН Данные РТС Разница
Экспорт 612,2 305,3 -306,9
Импорт 1034,0 516,0 -518,0
Товарооборот 1646,2 821,3 -824,9
Сальдо +421,8 +210,7 211,3

Как видим, данные о товарообороте Российской Федерации, приводимые Всемирной торговой организацией (ВТО) и ООН в два раза превышают данные Российской таможенной службы (РТС). При этом уровень контрабандных операций по экспорту был выше, чем по импорту (а у нас в СМИ, между прочим, основное внимание уделяют разным историям, связанным с контрабандным импортом).

А вот более частные расчеты. Они касаются только экспорта и только одной товарной группы в 2015 году. Речь идет о товарной группе № 27 (по российской таможенной статистике) «Минеральное топливо, масла, продукты перегонок». Группа очень важная, можно сказать, основная для России. Во все страны мира, согласно РТС, было экспортировано товаров этой группы на сумму 216,1 млрд долл.

А вот согласно статистике стран-партнеров, импорт из России этих же товаров составил 338,2 млрд долл. Величина «дыры» астрономическая — 122,1 млрд долл. Это и есть контрабанда товарами группы № 27. Контрабанда по отношению к «белому» экспорту составила 56,5%! Особенно высоким был удельный вес контрабандного экспорта в США (превышение контрабанды над «белым» экспортом 1,9 раза), в Германию (в 1,5 раза), во Францию (в 2,5 раза), в Испанию (в 1,75 раза).

В Испанию контрабандный экспорт составил 63% от величины «белого» экспорта, в Англию — 46%, Белоруссию — 50%, Украину — 76%, Польшу — 21%, Японию — 3%, Китай — 7%. По последним двум странам могу допустить, что расхождения в данных таможенной статистики обусловлены не контрабандой, а причинами технического характера.

Согласно официальной статистике, в 2016 году экспорт товаров из России составил 281,85 млрд долл.; импорт — 191,59 млрд долл. Общий товарооборот, таким образом, был равен 473,44 млрд долл. Если исходить из того, что объем контрабандной торговли примерно равен объему «белой» торговли (как это было в 2011 году), то получаем, что в прошлом году объем контрабандной торговли России составил астрономическую величину — более 470 млрд долл.

Если сделать условное предположение, что обороты торговли облагаются пошлинами и налогами в размере 10%, то приходим к выводу, российская казна из-за наличия «дыры», называемой «контрабанда», недополучила почти 50 млрд долл. В пересчете на национальные деньги по нынешнему курсу это эквивалентно примерно 3 триллионам рублей. Между прочим, это составляет 22,3% от доходной части российского бюджета, запланированного на 2017 год.

В прошлом году, когда разгорелся скандал вокруг ФТС (в связи с увольнением руководителя службы Бельянинова) депутат Государственной думы от «Справедливой России» Михаил Васильевич Брячак заявил о необходимости наведения порядка на таможне. Он сказал, что контрабанда, поощряемая ФТС, ведет к тому, что казна ежегодно недополучает по 2,5 трлн. руб. Цифра, очень близкая к приведенной мною выше оценке.

Вместо того, чтобы затыкать контрабандную «дыру» российской экономики, наши власти начинают «закручивать гайки» и сокращать социальные и другие жизненно необходимые расходы. Не помню, чтобы кто-то из российского правительства хотя бы заикнулся о контрабандной «дыре» и необходимости принятия мер по ее ликвидации. Если ее не заткнуть, то корабль под названием «Российская экономика» неизбежно пойдет ко дну.

 

Фото (topwar.ru): доктор экономических наук, профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов

Об авторе

Иные СМИ

Иные СМИ

Связанные статьи

0 комментариев

Комментариев пока нет!

Здесь нет комментариев, вы хотите добавить?

Написать комментарий

Написать комментарий

Добавить комментарий

Поиск

без комментариев/no comments

Архив статей по датам

Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Подписка на новости

Введите адрес вашей электронной почты, чтобы подписаться на этот блог и получать уведомления о новых записях.